Обратная связь
×

Обратная связь

Ништячная свобода и гнусность оков

  • 367,5
  • 204
  • 110

Етить-колотить, таки здравствуйте! Опять речь зайдет о свободе. И о полном ее антиподе – о рабстве. Ведь все познается в сравнении.

Не, ну а о чем еще говорить-то... Любовь – хотя и очень светлый, но при этом весьма непонятный предмет. О женщинах ничего нового в мои годы уже не узнаешь. Бога нет, как ни крути все символы веры. Политика – грязнейшее дело, и не хотелось бы прилюдно измазаться в нечистотах по самые уши.

Поэтому сегодняшний разговор – он о свежем ветре и о тяжелых кандалах, о безбрежном горизонте, и о мерзких цепях.

Показывая сверкающее царство свободы, его преимущества, вольный дух, и сравнивая сию лепоту с мрачными гнусностями кабалы, желаю совершенно застремать всех современных невольников.

Мой безукоризненный план именно таков. А вот что по факту получится – увидим ниже.

Итак, свобода. То, что так высоко ценится и не менее тяжело достается.

Несомненный ништяк.

Отрада души.

Пиршество духа.

Круче чем последний айфон.

Желаннее нежели крутобедрая телка с призывным взглядом.

Вкуснее шаурмы.

Полезнее акций Газпрома.

Я о настоящей свободе говорю. Возможности делать то, что возвышает тебя, и возможности не делать того, что унижает. Свободный человек – он бог. Или дьявол. Но не червь, не слякоть, не грязь. Оставим эти непотребные личины рабам. Они только того и достойны.

Поясню на примере взрослого человека. Т.к. ребенок априори ограничен в своих свободах.

Приведем три ипостаси свободы.

- Свобода на работе.

- Свобода в семье.

- Свобода в обществе.

Вот, приходит человек на работу в офис. Наемным служащим. Вроде все хорошо и вкусно. Он – хороший специалист. Настоящий профи. Директор его ценит и уважает. Но попадает боссу вожжа под хвост, и он, не стесняясь в нецензурных выражениях, выгоняет работника вон. Или не выгоняет, но постоянно третирует, и тут, чтобы найти новую работу, работнику приходится терпеть заскоки руководителя, пусть и временно. Понятное дело, это неприятно и унизительно. Позволять обращаться с собой как со скотиной – это же пипец как некамильфо. А ведь немалая часть населения именно в таких условиях и живет. Частенько - годами и десятилетиями.

А теперь обратная картина. Человек – сам себе господин. Открыл ИП или небольшое ООО. Снял офис. И вроде проблем больше стало. Теперь он сам отвечает за результат, сам зарабатывает бабло, имеет отношения с банком, арендодателем, налоговым органом, иными контрагентами, и т.д. и т.п. Однако теперь хрен его кто сможет оскорбить или унизить. Он не пешка. Он – фигура. Пусть и небольшая. И отношение к нему – совершенно иное. Сторонние структуры его на йух прямым текстом послать не имеют возможности. Понапрягать – могут. Но в рамках законов и приличий. Не, ну есть же разница между тем, что первый заместитель МИФНС РФ по городу Нску г-н Пупкин в письменном виде вежливо просит в течение 5 рабочих дней предоставить пакет документов вашего юрлица, и тем, что начальник отдела продаж Вася Пипипкин, получивший эту должность по родственному блату, истошно верещит на тебя при всем коллективе, когда ты на день задержал никому не нужный отчет...

Недаром те, кто познал прелести работы на себя, почти никогда не могут затем работать на дядю.

Спина не гнется.

Голова почтительно не склоняется.

Плевки не утираются.

Изысканный реверанс не выходит.

Базар не фильтруется. Говну всегда можно сказать то, что оно – не есть шоколад. И это кайфово. Поверьте мне на слово.

Та же картина в семье.

Он (или она) рвется к домашнему очагу, где каждого ждут почет, уважение и любовь, а в другом семействе идет война всех против всех, и находиться там – мучительно больно, бесполезно и глупо. А что такое война в семье? А это как раз попытки закабаление одного супруга другим. Ограничение его свободы, а по-русски говоря, лишение воли. Воля... Слово более точное.

Безвольный человек.

Жалкий.

Управляемый.

Несвободный.

Эта неволя ощущается много острее, нежели ущемление прав на работе. Там всего делов то – за пять минут написать заявление об уходе и еще 14 календарных дней со спокойной душой поплевать в офисный потолок (хотя немало людей отчего то боятся сделать эти простые шаги). Здесь же, в семье, много серьезных якорей.

Дети.

Прошлое.

Чувства.

Предстоящий судебный процесс.

Страх начать все с начала.

И люди парятся в этом вареве. Обычно до смерти. Как правило – до преждевременной смерти. Ибо постоянный стресс – в нем хорошего мало. Добровольное рабство... Какой каламбур... Быть невольником по доброй воле. Чудовищная игра слов!

А теперь представьте, что у конкретного человека проблемы со свободой и на работе и дома. Его гнобят и напрягают и там, и тут. Полный звездец от рассвета до заката. С перерывом на сон, который, скорее всего, тоже кошмарен.

Врагу, бля, не пожелаешь.

Теперь перейдем к ограничению свобод в обществе. Ну, или в государстве. Разница невелика. Так как первое плавно перетекает во второе.

Ну, свобода – она лучше несвободы. Ежу понятно. Хули, если за лайк штрафуют, а за репост сажают в клетку, хорошего мало. Тоталитарные государства – они такие. Но и в самых свободных странах не все гладко. Даже в самых суверенных демократиях есть свои священные животные, криво смотреть на которые – фатально. Скажешь слово неприятное уху сексуально дезориентированного субъекта или человеку с ранимой национальностью – и затаскают по непредвзятым и нелживым судам.

Но тут есть нюанс. Основные массы человечества живут просто. Сытно поесть, сладко поспать да совокупиться – вот предел мечтаний и целеустремленности подавляющего большинства. Если это все есть – плевать им на свободу с самой высокой колокольни. В том числе на свободу слова. Ведь чтобы говорить нечто разумное надо еще и уметь мыслить. Далеко не каждому это надо. А ведь людей еще и убаюкивает пропаганда. Телевизионные цепи и радиооковы весьма неплохо охраняют сон разума. И безмозглые рабы весьма счастливы. Они непомерно гордятся своим стойлом, своей согнутой спиной, своим существованием на коленях.

Однако есть люди, которые не плачут от умиления этим холопским счастьем. И их гнетет отсутствие простейших свобод в государстве. Такие люди, да, они несчастливы, и будут либо страдать, либо бороться, либо эвакуируются в более свободные страны.

Наши предки говорили «свобода или смерть!», подразумевая, что рабство и есть смерть. Смерть воли, смерть души. Это более худшая смерть, нежели убиение физической оболочки.

Ныне же их недостойные потомки мыслят более плоскими категориями.

И что же мы имеем в итоге?

Раб априори не может быть няшным персонажем. Постоянная боязнь получить пару-тройку звездюлей, потерять какие-то блага по прихоти господина в лице начальника-самодура, сварливой жены или чиновника из Министерства Правды заставляет невольника врать, вертеться флюгером, униженно пресмыкаться и минимизировать свои совесть и честь. Человек превращается в кучку дерьма. Даже если не желает этого.

У человека свободного же – все пути открыты. Да, он тоже может скурвиться. Но, может и смело идти к прогрессу. Ничто ему в этом не помешает. Ограничений в этом пути у него нет.

Так что семейные холопы, государственные крепостные, и невольники офисных стен – мотайте на ус... Как говорят братья-украинцы – рабов до рая не допускают. И дело, конечно, не в загробной жизни. Душа должна петь при жизни. Но в клетке она не поет. А если душа не поет, она атрофируется. Вы сильно много теряете здесь и сейчас. В этом и вся проблема. Ваша проблема.

Теги: общество , культура , креатив , юмор , м&ж , дом , семья

110 комментариев