Обратная связь
×

Обратная связь

Рустем АБДРАШЕВ: "Без любви патриотизма не бывает"

    22 февраля 2012 в 21:59
  • 7,9
  • 499
  • 2
  • 7,9
  • 499
  • 2

БЕЗ ЛЮБВИ ПАТРИОТИЗМА НЕ БЫВАЕТ

Интервью с Рустемом АБДРАШЕВЫМ, режиссером новеллы «Легионер»

-Рустем, вас интересует тема хоккея, почему вы решили делать именно эту новеллу?

— Егор Кончаловский давно мне говорил про этот проект и даже просил придумать сценарий. Но с запуском «Неба моего детства» у меня не было времени этим заниматься, и я даже забыл, что нужно участвовать в этом проекте. Потом мне отправили порядка десяти сценариев и попросили что-нибудь выбрать. Мне показалось, что сценарий «Легионера» — это красивая современная история любви парня и девушки. Я загорелся, потому что все мои последние картины были выполнены в стилистике ретро и у меня давно чесались руки сделать что-то более современное. А потом, ведь все влюблялись и переживали подобные чувства. Что касается хоккея, то он в сценарии был изначально. Название «Легионер» кстати, придумал я, рабочее название было «Я остаюсь», но оно выдавало всю суть, финал истории. «Легионер» же звучит с одной стороны очень брутально, с другой, раскрывает суть нашего героя.

 

 

-Тяжело было в историю любви вплетать хоккей?

— Героя нашей новеллы ждет большое звездное будущее, он должен уезжать на родину, отработав контракт в Астане. Но оказывается, чувства могут оказаться выше твоих карьерных планов. Новелла также подчеркивает сильный характер наших азиатских девушек, которые могут любого легионера, любого необузданного жеребца так покорить, что он останется. В этом есть скрытый патриотизм, Астану же надо заселять! Это новый большой город, в котором много местного населения, но много и легионеров во всех сферах деятельности: в хоккее, в строительстве и т.д. А чтобы город становился живым, эти люди должны оставаться. Люди же могут оставаться на совершенно новой, незнакомой земле, в новой культуре, только за счет человеческого фактора. И человеческий фактор может быть мощным стимулом для осваивания новых земель. Я много таких случаев знаю. Один голландец приехал в Аральский регион (когда ушло море) и привез культуру разведения камбалы. А сейчас он там живет и мои друзья даже снимали про него документальный фильм: у него жена — казашка, дети — казахи, он говорит по-казахски. Вот опять-таки сработал человеческий фактор – любовь к женщине. Возможно, наша история чуть-чуть придуманная. Хотя я видел наших хоккеистов, среди которых действительно много легионеров и хотя бы у одного из них есть очень похожая судьба. Потому что здоровые, крепкие мужчины не могут долго оставаться одни…

Как Шамиль Хаматов и Айнур Ниязова появились в фильме?

— Начинающая актриса Айнур Ниязова визуально показалась мне очень интересной. Что касается Шамиля, то мы отсмотрели многих ребят, ведь по сценарию герой новеллы по маме — казах, а по отцу — канадец. Нужно было найти человека с евразийской внешностью и по фильму у него должен быть франкоязычный акцент. У нас пробовались метисы: корейцы, казахи… Но профессиональных актеров на самом деле мало. А Шамиль — профессиональный актер. Плюс он младший брат Чулпан Хаматовой – этот момент тоже сыграл не последнюю, хотя и не главную роль. Но когда он приехал я немного разочаровался, потому что на фото он выглядел брутально и казался высоким. А я увидел щупленького, чуть выше среднего роста совсем молоденького мальчишку. Нам пришлось ракурсы съемок подстраивать под это дело, ведь хоккеисты — очень крепкие, нереально огромные ребята! Когда они об борт начинают толкаться,100 кгвеса о другие100 кг, там такие звуки происходят!

— Говорят, что для новеллы вы снимали настоящий хоккейный матч.

— В кино есть понятие «уходящая натура». Да это был реальный матч, мы его четырьмя камерами отсняли (правда тогда наш «Барыс» проиграл казанскому «Ак Барсу»). Потом игровые моменты «женили» под реальный матч. В материале нет ощущения, что мы Шамиля снимали отдельно. В этом мне очень помог Алексей Голубев (продюсер и режиссер двух новелл из «Сердце мое – Астана»), он оказывается раньше играл в хоккей. Была даже мысль, чтобы Леша сыграл главного героя. Но он отказался, сказав, что в лучшем случае тянет на тренера, а не на игрока. В итоге, он сыграл в эпизоде тренера этой команды.

— Вам понравилось работать в новом для вас формате новеллы?

— Это сложнее. Полнометражное кино – это марафонский бег, а тут такой спринтерский забег. Короткометражка требует быстрых решений, мобилизованного движения. Съемки шли очень быстро, у Егора Кончаловского был жесткий график. Благо мы были на самом старте и имели небольшой люфт.

 

 

— Между режиссерами новелл не было чувства соперничества?

— Думаю, внутренне, каждый себя подстегивал. Но условия были такие, что каждый работал в разное время, на своей площадке, а связующее звено – Егор. Он присутствовал на всех десяти проектах.

— Как работалось с Егором Кончаловским?

— Егор как руководитель проекта очень переживал, потому что, это были первые три зимние новеллы. Мой, Эли Гильман и самого Егора. Мы с ним советовались, спорили, работали, как в том анекдоте. Я сижу за плейбеком, контролирую картинку как режиссер-постановщик, а на площадке бегает Егор, выполняя функцию второго режиссера. И тут кто-то забегает и говорит: «Слушай, а кто кино снимает, наверное, очень крутой, раз у него Егор Кончаловский вторым режиссером работает». Ну, это шутка, конечно, которая родилась на площадке. Был хороший творческий тандем. Но были моменты, когда Кончаловский актерам одну задачу ставил, я же говорил «Егор, извини, я вижу по-другому». Но это в пределах разумного, драк не было! Кино – это ведь производство: сценарий писал один, я адаптировал на свое усмотрение, а натура и обстоятельства Астаны диктовали свои условия. Если прочитать первый вариант сценария и режиссерскую разработку — это совершенно разные сценарии. Кино как живая натура все время трансформируется. Но суть оставалась такой, какой задумывалась.

— Видели ли вы другие подобные киноальманахи? Можете их сравнить с «Сердце мое — Астана»?

— Я видел «Москва, я люблю тебя». Мне там понравились две вещи. Одна – концептуальная графическая, снял Мурад Ибрагимбеков, а вторая — прикольная история итальянского футболиста, который встречается с московской девушкой. Как-то раз к ней в общежитие нагрянули проверяющие и он спрятался за окном высотного здания. Когда один из смотрящих выглядывает в окно и видит футболиста в трусах, он его не закладывает! История чем-то созвучна с нашей, но у нас чистая, глубокая любовь, мне так показалось. Когда люди делают выбор быть вместе или врозь.

— Думаете, вам удалось передать образ новой Астаны?

— Сложность в том, что это очень молодой город, не имеющий своей по-настоящему истории. Если бы делать новеллу про Алматы, лично мне было бы легче и интереснее — я сам алматинец. А Астана, только обживается. И одна из целей проекта вдохнуть дыхание, через образы конкретных людей, через разные судьбы. Какие-то истории придуманные, какие-то правдивые, но это и создает образ нового города. Сверхзадача нашего проекта заключалась именно в этом. Астана, совершенно юный город, как юная девочка, которая не знает, как красить губы, как одеваться. Я утрирую конечно. В этом отношении Алматы, такая взрослая дама, которая имеет свою историю. А Астана — юная красавица, которая только вступает в свою настоящую жизненную полосу. Я думаю после просмотра этих новелл у людей должно появиться желание поехать в этот город, найти новых друзей, полюбить его. И в этом заключается здравый патриотизм. Мы должны обживать этот город, чтобы люди захотели туда ехать. Я с каждой поездкой начинаю влюбляться в этот город. Астана, это город, который является неким парусом, наполненным ветром, который движет нашу страну вперед, в будущее. Некий символ, что все впереди. И в Астане везде есть ощущение молодости, новостроя. Это как новая квартира, люди въехали, но еще до конца не обжились. Но видимо, вся прелесть этого города именно в этом.

Что касается фильма, то мне хотелось сделать новеллу в стилистике современного корейского кино – некий хайтек вокруг, новый город, новая квартира. Кстати квартира, в которой мы снимали – это шоу-рум.

— Как режиссер вы делали ставку на любовь или на патриотизм, какая составляющая преобладает?

— Первая ставка на любовь, вторая на патриотизм. Потому что без любви патриотизма не бывает. Наша героиня говорит: «Я не поеду за тобой», она — патриотка. Хотя в реальной жизни больше примеров, когда уезжают за границу вместе с любимым. Я честно скажу, все-таки любовная история ассоциируется с солнцем, летом. А тут, Астана, зима. И вот придать этой суровой зиме любовный романтизм было не так просто. Поэтому мы пошли по скандинавскому пути: отсняли катки, похождения по магазинам. Похождение кстати мы снимали в режиме реальной игры, не постановочно. Я им дал оператора – путь походят, подурачатся, а мы снимаем скрытой камерой. Методика съемок была почти документальная. Я им дал условия: вжиться в образ влюбленных, полюбить друг друга в кадре. По-моему, все получилось.

Пресс-служба киноальманаха «Сердце моё – Астана»

pressiff@inbox.ru, myheart.astana.kz/ru

Теги: рустем абдрашев астана , общество , кино , культура , история любви

Читайте также

2 комментария