Обратная связь
×

Обратная связь

Делая казы, маникюр и карьеру

    26 февраля 2013 в 15:47
  • 69,4
  • 961
  • 104
  • 69,4
  • 961
  • 104

Сегодня на пресс-конференции, проходившей в «Меломане», меня охватили печаль и тоска — нет столько времени, чтобы прочитать все книги, которые стоят на полках.

Но на одну точно уло бы часа полтора, не больше. Очень меня заинтересовала стоявшая на полочке розовая тонкая книжка. И цветом, и названием. Прихожу в интернеты — а в них услужливо предлагается рецензия. Спасибо автору, честное слово. За покупку, прочтение и за то, что написали.

Делюсь с вами прекрасным:

Новинки отечественной женской прозы всегда интересно читать. Ну, или, по крайней мере, любопытно открывать.

Не потому даже, что появляются такие книжки чрезвычайно редко (иным книжкам лучше бы совсем не появляться). Просто «казахстанская женская проза» — это такой узкий и неверный сегмент книжного рынка, что рынок тут почти совсем ни при чем. Если уж книжка вышла, да еще в твердой обложке и на хорошей бумаге, следовательно, автор хочет сказать ею нечто очень важное для себя. И почти всегда ищет для этого собственный голос. А значит, тут возможны интересные открытия.

Новый нежный росток национального чиклита — книга Анель Мекен «Дневник современной казашки. Девушка — праздник, девушка — слезы».

Это тоненькая книжица цвета арбузного сока и грамотно узкого формата, вызывающего смутные ассоциации с пачкой дамских сигарет или изрядной плиткой шоколада. Что интересно, ни тиража, ни даже издательства нет, то есть перед нами такой инди-проект в себе.

Так автор и пишет: «Эта книга — моя история, написанная гелевой ручкой в розовом блокноте. Может быть, кто-то увидит в ней себя».

Внутри — всего 11 глав. Сюжет акварельно-простой: ложная любовь — разрыв — одиночество, работа — поиски себя — настоящая любовь — заблуждения — катарсис — хеппи-енд. Причем все эти трансформации трогательно совпадают с природным циклом: начинается история весной, а кончается осенью.

Все признаки женской гламурной прозы как будто налицо: полупрозрачные персонажи — молодые люди аппер-миддл-класса, свободных или не до конца очерченных профессий (главная героиня — организатор праздников). Угрожающая порой концентрация роскоши: «Крики, ссоры, его дорогие мобильники разбивались о стену, мой чешский фарфор летел на арабский ковер, бриллианты на руль, итальянской шпилькой в педаль, китайским шелком вытирая слезы». Вместо образов — бренды, которые должны загораться в голове у читателя сигнальными лампочками: «плеснул себе в хайбол «Джек Дэниэлс», «мои одиннадцатисантиметровые YSL набирали скорость, шлепали в грязь»...

Впрочем, радость узнавания могут испытать и те читатели, которые никогда не видели одиннадцатисантиметровых шпилек от Ива Сен-Лорана. Потому что героиня, как и автор, живет в Астане!

А значит, тут и «клубная карта» столицы с ключевыми топонимами: «Шоколад», «Пекин Палас», «Джельсомино», «Бархат» и так далее. И всякие подробности бытования столичной молодежи.

Например, благодаря этой книге я теперь знаю, что «салта» — это площадь у Салтанат сарайы, куда молодежь съезжается «знакомиться, понтоваться прокаченными тачками, коротать ничем не занятые вечера». А называется это «ватакатанием», и серьезная состоявшаяся молодежь уже не занимается такими глупостями, так что если твою машину вдруг увидят на «салте», то это даже немного стыдно.

Настоящая пружина этой книги — даже не любовная история, а размышления о том, какова же она — жизнь современной казашки. А она, по мнению автора, полна парадоксов:

«Мы казашки, а значит, если не выйдем замуж до двадцати пяти, нас ждет: «Ойбай, с тобой что-то не в порядке!» И вообще, мы, наверное, то поколение нации (я про девушек), которое два раза в год сметает все с шопинг-фестивалей в Дубае, штудирует от корки до корки «Vogue» и «Криминалистическую психологию», делает карьеру и маникюр, к тому же катает бесбармак, делает казы, жая и постоянно встречает гостей. Короче, не удивишь нас лучшими курортами и аулом не напугаешь. Вот такая современная казахская женщина».

Словосочетание «делать карьеру и маникюр» достойно того, чтобы войти в анналы.

А в целом главное достоинство «Дневника современной казашки» в том же, в чем и его главное слабое место. Анель Мекен имеет в виду целую генерацию молодых женщин, но на самом-то деле описывает узкую социальную прослойку. То есть понятно, что в нашем отечестве гораздо больше молодых женщин живут совсем по-другому, и у них такие обобщения могут вызвать разве что здоровую классовую ненависть. «Девушка — праздник, девушка — слезы» не то чтобы совсем не пересекается с этим «другим» миром: например, наблюдая за артистами балета, она восхищается тем, как они отдают себя сцене за «крохотный оклад и без права на пенсию».

Но вообще прикосновения к серьезным темам получаются у нее очаровательно легкими. Например, вот:

«О новых отношениях я не хотела даже думать, поэтому промолчала, наблюдая за очаровательными тайками, которые работали в этом SPA. Они массажируют ноги, и вид при этом у них такой счастливый. Я тоже должна принимать с улыбкой то, что дано судьбой. …Завтра я улетаю к сестре в Лондон, развеюсь, вернусь, когда стихнут все эти разговоры о нас. «Нас» больше нет»

Или вот:

«Подняв глаза, я, как завороженная, не могла оторвать глаз от колышущегося на ветру голубого флага страны, которую так любила, со всеми ее плюсами и минусами. Когда она оставалась под крылом самолета, всегда становилось грустно, находясь где-то больше двух недель, я начинала тосковать. Я патриот до мозга костей, захотелось включить гимн и положить руку на сердце».

Зато на сто процентов веришь, что это чистая правда: настоящие чувства, настоящие мысли и поступки — уж какие есть — такими и были. А это большая редкость в литературе, да что там в литературе — в жизни.

У современных барышень вместо розовых блокнотов обычно блоги. Одиннадцать глав «Дневника современной казашки» тоже логичнее всего было бы увидеть где-нибудь на yvision.kz. Но там они, пожалуй, потерялись бы.

А тут, видимо, сработала магия твердой обложки. Получилась прелестная, искренняя книжка — вроде олененка с разъезжающимися ножками, которую по безыскусности и интимности изложения хочется сравнить с записками Сэй-Сёнагон, Нидзё или какой-нибудь виконтессы Фрэнсис Вэн. Тем более что, как и мемуары всех этих знатных дам, «Дневник современной казашки» тоже когда-нибудь может стать ценным документом эпохи. Очень просто.

По замыслу автора «Девушка — праздник, девушка — слезы» — это только первая книга из серии «Дневник современной казашки». Если в следующей книжке сохранятся все достоинства первой, добавится больше драматизма и жизненных наблюдений — то тогда я жду с нетерпением.

Теги: креатив , поэзия , культура , общество

Читайте также

104 комментария

313 Bunny
26 февраля 2013, 15:47