Обратная связь
×

Обратная связь

Дедуля

    17 июля 2012 в 15:51
  • 14,5
  • 798
  • 8
  • 14,5
  • 798
  • 8

О Великой Отечественной войне я знаю не только из книг, рассказов, фильмов, но и из воспоминаний моего дедушки. В то время, когда писалось это сочинение, мой дедушка, Иван Платонович Горьковой, был на пенсии. Сейчас, к сожалению, его уже нет в живых. Остается лишь собирать этот рассказ по заметкам и записям сделанным после разговора с дедом о войне.

21 июня 1941 года, после окончания 25 Барнаульской образцовой школы, мы должны были отправиться на экскурсию на пароходе в город Камень-на-Оби. Перед отправлением, в порту, мы услышали по радио сообщение о начале войны.

На следующий день весь наш класс отправился в военкомат, чтобы отправиться добровольцами на фронт. Из 14 человек призваны были 12. Четыре человека, в том числе и я, были отправлены в Кемеровское военно-летное училище. После 36-часовой летной практики на самолете У-2 мы были выпущены на самостоятельный полет. Немцы вплотную подходили к Москве и за месяц до окончания училища (конец ноября 1941 года) мы попросились на фронт.

80 человек были отправлены на месячные курсы в Сретенское пехотное училище, откуда в звании младшего лейтенанта я был отправлен на Северо-Западный фронт, находившийся под командованием маршала Тимошенко.

Участвовал в боях за Старую Руссу, после чего 1,5 месяца был в резерве в Москве, проходил обучение по военной тактике, а затем нас с товарищем определили в 60-ю танково-десантную бригаду прорыва, которой в то время командовал полковник Иванов.

В 1942 году линия фронта стабилизировалась: Калинин – Старая Русса – Демьянск. Тогда было дано задание блокировать, окружить и уничтожить Демьянскую группировку врага растянутую почти на 100 км. С заданием мы успешно справились. В период 1941-1942 годов я участвовал в 11 прорывах. Многие за это время погибли, а я выжил, за что получил от фронтовых товарищей кличку «Счастливчик».

Запомнился бой за станцию Лычково. Немцы неоднократно отдавали и занимали станцию. В то время я командовал взводом. Мы на танках, без арт-подготовки прорвались к железнодорожной станции и перерезали железную дорогу. Когда мы ворвались в окопы, завязался рукопашный бой с немцами.

Вместе с моим адъютантом мы попали в окопы полного профиля и стали пробираться к командному пункту. Здесь мне впервые пришлось встретиться лицом к лицу с немецким офицером. Мы оба этого не ожидали. Он хотел выпрыгнуть из окопа, у меня в руках был наган, автомат висел на груди, и я выстрелил, смертельно ранив его.

Подбежав к нему, я услышал слова на чистом русском языке: «Не думал, что придется умирать в паршивой России — и в этом виноват Гитлер». После захвата командного блиндажа и окопов еще долго шли бои с немцами, хотевшими отвоевать эту стратегически важную высоту.

В ноябре 1942 нам была поставлена задача отобрать наиболее сильных людей и в сопровождении одного разведчика захватить немецкого языка, без военной стычки. Нам удалось без стычки и боевых потерь захватить ефрейтора Краузе. В штабе узнали, что готовится атака с большим числом танков по одному из направлений.

От немцев нас отделяло каких-то 350-400 метров. Командование разработало операцию за ночь. В 5 часов утра началась подготовка переднего края. В течение часа мы сдерживали атаку, а затем начали отступать, остался только арьергард. Отступающие втягивали немцев на высоту, где их ожидала пулеметная засада. В 9 часов утра немцы стали втягиваться в «мешок». Целый батальон, около 800 человек, был расстрелян прямой наводкой.

Два взвода, мой и Алексея Крыжановского, по общей команде начали стрелять. Мы подбили один танк, тем самым преградив путь всем остальным. Танки ехали по трупам расстрелянных солдат, застревали гусеницы, а наши автоматчики продолжали стрелять. К полудню бой закончился. Оставшиеся в живых немцы ушли по болотам. Потеряв 27 танков, много вооружения и людей они так и не выбросили белый флаг.

В этом же месяце нам было дано задание захватить деревню Левошкино в Ленинградской области. Около 25-30 км до деревни пришлось пробиваться с боем. Деревня была хорошо укреплена. Мы засели за 1 км от деревни. Огневыми точками нам служили закопанные в землю танки. Атаки шли одна за другой, возникли трудности с доставкой снарядов и продовольствия, и мы запросили у командования поддержку в виде арт-обстрела.

Здесь впервые я увидел «Катюши». Страшное оружие поливало врача огнем – горели танки, дзоты, люди, но мы радовались. Я был ранен в правую руку, но продолжал командовать взводом, а затем и батальоном. После боя меня доставили в госпиталь в Иваново, потом в тыловой госпиталь в Ижевске. И в мае 1943 года был демобилизован, после чего работал военруком в школе, а в 1944 году поступил в Алма-Атинский медицинский институт.

В боях за Родину мой дед был награжден «Орденом Отечественной войны 2 степени», «Медалью за отвагу», в профессиональной деятельности — орденом «Знак почета», медалью «За трудовую доблесть», медалью «За заслуги перед Республикой Казахстан», так же имеет звания — полковник медицинской службы, заслуженный врач РК, отличник здравоохранения, основатель психиатрии в Акмолинской области, ну и самое важное для меня звание — дедуля.

Теги: общество , история

8 комментариев

300 DoctorAnn
17 июля 2012, 15:51