Обратная связь
×

Обратная связь

Плов

    08 января 2018 в 00:11
  • 674,5
  • 262
  • 346
  • 674,5
  • 262
  • 346

Мясо

Я вижу много-много дверей, они плавно перетекают одна из другой. Чувствую как меня везут. Наклоняют. Падаю. Пытаюсь крикнуть, проснуться, избавиться от этого кошмара - не выходит.

Слышу голоса и эхо. Сначала эхо, а потом голоса. Приблизительно так: "уунуу уэээжеууу ааавайда". Не понимаю. Голоса настойчивы. Мне становится смешно. Из дверей выходит Микки Маус, на его ушах кровавые бинты. Я говорю ему: "Ты неправильный, давай я тебе помогу". Микки Маус хмурится и убегает. Я хочу побежать за ним, но не могу, голоса притягивают меня резиновыми жгутами, оставляя на спутанном сознании рубцы и синяки. "Оооооухоооииди". Я отворачиваюсь от них. Надоели. Смотрю на двери, как же их много и они раскрываются, захлопываются, исчезают, появляются. Иногда в проемах появляется строгий и грустный Микки. Мне до ломоты в руках хочется его утешить, убрать нелепые бинты с ушей, взять на руки, покачать. Отдать ему все те пеленки, вещички, игрушки, которые я купила для.. Ребенок! Я вспоминаю, что у меня должен быть ребенок. "Где мой ребенок? Где мой малыш?" - кричу я и бегу, бегу сквозь все двери, путаюсь в лабиринтах и резко выныриваю из кошмара. Вижу, как качается стена, вижу облупившуюся по углам краску, вижу как солнечный луч плавит металлическую ручку кровати. Слышу, как кто-то говорит: "Ну наконец-то. Напугала уже нас". Чувствую, как по щекам текут слезы и непривычную легкость внизу живота. И мне хочется снова в те двери.

Лук

Наливаю в стакан 50 коньяку и 100 колы. Немного крепко, но это только до 3 глотка. Потом будет безралично. На танцполе немного людей, это хорошо, никто не помешает. Я люблю танцевать одна и ловить на себе взгляды. Я знаю, что пластична и хорошо чувствую ритм. Этого достаточно, чтобы в полумраке сойти за супер-танцовщицу.

Пожалуй, пора. Встаю из-за стола, отмахиваюсь от каких-то слов тех, кто рядом. Спускаюсь по ступенькам, стопа неловко заворачивается, и я падаю. Некоторое время сижу, пытаясь вернуться в настроение, не выходит. Жесткое приземление вернуло всю остроту телесных ощущений и танцевать уже не хочется. Голова кружится, тошнит, сердце противно колотится. Решаю, что лучше выйти, подышать.

Улица встречает меня морозом, клубами дыма и хохотом. Люди, оглушенные алкоголем и музыкой, не слыша себя и друг друга, кричат каждый свою самую важную историю. Ухожу чуть дальше, закуриваю. Первая затяжка отрезвляет, но уже вторая ложится ста килограммами на мозг. Но я не против. Чем сильнее забит разум, тем проще.

У людей на входе меняется настроение. Или это изменились люди? Слышу - "да ты чеоо, сука?" и звук удара. В толпе невозможно ничего разглядеть и понять, дерущихся окружают плотным кольцом и то ли разнимают, то ли тоже раздают оплеухи и пинки. Но мне и неинтересно.

Нашариваю в кармане купюру, выкидываю окурок и поднимаю руку.

Домой. В следующий раз потанцую.

Морковь

Каждый раз, когда он заходит у меня мурашки по коже. Он говорит - "привет", и я краснею в тон своему маникюру. Я люблю красный лак. И красную помаду. И строгие черные платья, которые плотно облегают грудь и бедра. Я не застенчива, лишь только некоторые люди могут заставить меня смутиться.

Он знает, что со мной происходит и ему это льстит. Садится боком на мой стол и берет меня за руку. У меня перехватывает дыхание, а он улыбается. Что-то говорит, важное, наверное, но я просто смотрю ему в глаза и надеюсь, что не очень похожа на кролика перед удавом. Губы пересыхают, я облизываю их, глядя ему в глаза. Его зрачки расширяются, я вижу, как улыбка сползает с его лица, черты лица становятся жестче и он перестает дышать. "Давай уйдем" - беззвучно говорю я. И мы уходим.

Рис

Утро начинается рано. Сегодня воскресенье и это значит, что на завтрак должна быть свежая выпечка. Я уже сто раз прокляла самой же выдуманную традицию воскресного утреннего чаепития. Но не в моих привычках сдаваться. Бреду, зевая на кухню. Глаза закрываются, мышцы после теплой кровати совсем не хотят приходить в тонус. Включаю духовку, пусть прогреется. Тесто готово с вечера, немного обминаю его и начинаю формировать булочки. Руки липнут, смазываю их маслом и продолжаю быстро лепить аккуратные шарики. Их любят все - и муж, и дети. Да и я сама никогда не откажусь от свежей сдобы. Запах теста окончательно пробуждает и я начинаю напевать: "Что стоишь качаясь, тонкая рябина...". Почему-то когда я пеку что-то для семьи, мне всегда поются русские народные песни. В обычной жизни я не увлекаюсь фольклором, а тут.. и всегда поются невеселые, мелодичные. Под них выпечка получается необыкновенно душистой и мягкой. Пробовала петь что-то из того, что люблю или радио потихоньку включать - не то. Без души булки выходят. Глупо звучит, какая там душа у булок-то, но вот так как-то.

Отправляю слепленное в духовку. Ну вот и все. Полчаса ожидания и можно будить семью. Хотя они и сами проснутся. От запаха.

Вода

Вот так живешь, живешь, живешь, делаешь что-то, злишься, радуешься, мечтаешь, думаешь о чем-то важном и неотложном, решаешь вопросы, завидуешь может кому-то или сочувствуешь.. а потом в один миг все меняется и смотришь на то, что когда-то было и что именно тебя так волновало и заставляло напрягать волю и мышцы, бороться, что именно казалось тебе огромным по важности и значению. Смотришь на это все - и тебе смешно. Высокомерие прожитых лет, жизненного опыта дает тебе право смеяться на самим собой.. и жалеть о потерянной невинности, наивности и исключительности.

Теги: вне потока

346 комментариев

14 Kaleh
08 января 2018, 00:11

Спонсоры этого поста

  • Podpolny
  • Talarii

Репост от

  • Yasnogorceva