Обратная связь
×

Обратная связь

Айтыс: Пиковая дама. Тройка. Сегодня вечером

    20 апреля 2017 в 12:03
  • 119,2
  • 157
  • 78
  • 119,2
  • 157
  • 78

Хочется курить. Невыносимо. Но я боюсь быть замеченным. Здесь, в закутке между обшарпанной фабричной стеной и насквозь проржавевшей топливной цистерной, мой наблюдательный пункт. Сюда я прихожу каждый вечер, чтобы встретить её и расставить, наконец, все точки. Но раз за разом она ускользает от меня. То курточка мелькнёт, скрываясь за угол мотеля, то пройдёт незаметно рядом, оставив запах любимых духов. И когда я срываюсь вслед, уже никого не могу застать. Но то, что это была она, я не сомневался.

Как и не сомневался в том, что она мне изменяет. Началось все прошлой осенью. По работе мне нужно было часто мотаться в командировки, то в Атырау, то в Петропавловск, и это напрягало. Бывало приеду, поужинаю, а ночью опять самолет. В таком ритме и любовью заняться толком не удавалось. Так, разрядка на бегу. Меня это не беспокоило и её, как мне казалось, тоже.

Но однажды, выйдя поутру на балкон, я так и остался стоять с незажженой сигаретой. На сушилке висели трусики. Чёрные, кружевные, безумно сексуальные трусики. Вот только видел я их в первый раз. Такие не берут для повседневного ношения. И эта мысль неприятным холодком отозвалась где-то под ребрами.

Потом она объяснила, что купила их просто так, приглянулись. И не добавила игриво, что покажет мне вечером, как они ей идут. И даже не надевала их никогда после. Но сомнения уже роились в моей голове.

Я стал замечать множество вещей; перед выходом из дома она стала тщательней наводить марафет, мобильник не выпускала из рук, надолго отлучалась под надуманными предлогами, по часу вертелась перед зеркалом и перестала надоедать мне вопросами типа – когда же мы слетаем куда-нибудь отдохнуть.

На мои неудачные попытки сострить по поводу её внешности, она отвечала - Я хочу выглядеть красиво – и с вызовом смотрела мне прямо в глаза. Я смущался и не знал, что сказать. Выглядела она действительно потрясающе, особенно в короткой юбке и облегающей водолазке. И когда за ней хлопала дверь, я боялся, что вижу её в последний раз.

Мне часто представлялся пузатый с проседью мужичок, с нетерпением стягивающий с неё черные трусики, белая плоть её округлых ягодиц и стоны. Чужие, вызывающие бешеную ненависть, стоны. И тогда я терял контроль. Мне хотелось выбежать вслед, догнать, прижать её голову к стене и кричать – За что! Почему ты это делаешь! Что не так! И ударить, с силой, чтоб упала.

Потом я успокаивался и молча сидел, уставившись на циферблат часов. Если она задерживалась, я звонил. Если не отвечала, я прыгал в машину и колесил по гостиницам и ресторанам в тщетных поисках доказательств её измен. В моем разгоряченном мозгу бесконечно крутились совокупляющиеся тела, бесчисленные сценарии наших разговоров и сцены дальнейшей жизни, со взаимным прощением и искуплением. Но действительность оказалась куда безжалостней. Весной она переехала к матери. Собрала вещи и оставила напоследок записку с просьбой никогда больше её не беспокоить. Я пытался позвонить, но она сменила номер, я попытался достучаться, но старушечий голос за дверью с нескрываемым испугом умолял оставить в покое, я искал встреч, но никак не мог её подкараулить.

А вчера я вдруг понял, что не помню её лица. После расставания, я видел её только со спины. Походка с плавным покачиванием бёдер, волосы, собранные в пучок, манера внезапно останавливаться, чтоб поправить челку в зеркальной тонировке автомобиля, все – она. Но лица я не видел. Лишь смутное пятно в отражении витрин и стекол. И когда я приближался, она исчезала на оживленных перекрестках, в суете подземных переходов или растворялась в неоновых сумерках.

Однако мне удалось её выследить. Тонкая фигура в короткой белой куртке выскочила из подъезда и нырнула в припаркованное такси. Я завел машину и тронулся следом. Моя гонка по городским улицам закончилась на окраине. Я немного опоздал из-за долбанных светофоров, но успел заметить, как такси отъезжает от придорожного мотеля, раскорячившегося напротив обветшалого корпуса фабрики. Зайти в это пристанище дальнобойщиков я не решился, всё равно правду никто не скажет, а стучаться в каждый номер глупо. Поэтому я остался в машине, ждал почти до утра, и незаметно уснул. В это время она наверное и ушла.

В следующий раз я опять упустил её, затем, кажется, снова. Когда я отвлекаюсь покурить или просто задумаюсь, она непостижимом образом проскакивает мимо, словно призрак. Но я всё равно намерен поймать её, усадить в машину и серьёзно поговорить. Три года так просто не забываются. Никогда не поздно всё начать сначала. Поэтому я стою на своём посту, жду и подавляю в себе желание закурить, тем более сигарет у меня с собой нет.

Аскар Жамшитович вышел на задний двор лечебницы и достал портсигар. Темнело. Пора уже домой собираться. Обещали дождь и в воздухе пахло свежестью.

Откуда-то сбоку появился человек; небритый, растрепанный с заискивающим взглядом.

- Не угостите сигаркой?

Пациентам не разрешалось курить на больничной территории, но на такие мелкие нарушения Аскар Жамшитович закрывал глаза. Вытащил сигарету, щелкнул зажигалкой.

Позади заскрипела дверь и на крылечко выкатился санитар; толстяк с одышкой и прической ежиком. Он неодобрительно посмотрел на пациента и когда тот отошел, спросил:

- Вот интересно, доктор, куда попадают психи после смерти – в рай или ад?

Аскар Жамшитович пожал плечами:

- Не знаю, в рай наверное.

- Да ну – несогласно отреагировал санитар и махнул в сторону удаляющегося

больного– и этот тоже что ли? Он же двух человек на тот свет отправил.

Не дожидаясь ответа, продолжил:

- Подруга у него вроде погуливала, так он её выследил и прямо в гостинице зарубил топором. И хахаля её тоже. Голову девахе оттяпал. Говорят, когда его взяли, он держал эту голову, всматривался в лицо и причитал, что не может никак запомнить.

Ходит вот теперь, всё её ищет.

Асхат Жамшитович посмотрел на застывший у стены силуэт сумасшедшего и, вздохнув, засобирался домой.

Теги: орда , креатив , события орды , орда-айтыс , пиковая дама

78 комментариев

1 Podpolny
20 апреля 2017, 12:03