Обратная связь
×

Обратная связь

Лейла-стайл

    26 августа 2017 в 23:36
  • 475,9
  • 136
  • 91
  • 475,9
  • 136
  • 91

Черный гель на ногтях, и гелевой ручкой по черному блокноту. Это почти стихи. Я никогда не была на черном море.

Черный блокнот должно быть создал такой же гений, что придумал черный лак для ногтей. Писать белой ручкой в черном блокноте - это как мелом по доске. Вспоминается сразу школа. Белый верх, черный низ. И такая же неглубокая осень или глубокое лето за окном. Только вместо сверчков и ночи - полдень и воркующие голуби. Первый класс. Стою на линейке, вся чернявая после лета в деревне у прадеда Ялдиса, с белыми бантами на до смешного коротких волосах. Мать, Лейла, не успела отрастить их до школы, вся в заботах о похождениях нерадивого мужа-поручика. Рядом подруги Ася, Кама, и соседский мальчик Гаян. Директор школы Ринат произносит громкую и длинную речь. Я не понимаю, о чем он говорит, да и не слушаю его, а думаю о том, когда мне можно будет подойти к маме и сказать, что новые туфли неудобны. И что в животе какая-то пустота, только непонятная такая пустота, потому что есть-то не хотелось. Уж что-что, но завтраки наша семья не пропускала, как впрочем и обеды, и полдники и ужины. Черное французское стекло на белоснежной скатерти, черный кофейник с густым ароматным кофе, молоко в белом кувшине, крутые вареные яйца и яйца-бенедикт...

- Почему он говорит про КВН? Это что-то из телевизора? - прерывает мои мысли Ася. Гаян хихикает, а я пожимаю плечами.

- Тсс! - сердито шипит на нас училка Ясина.

Чтобы не думать о туфлях, я начинаю глазеть по сторонам. Мне странно видеть так много детей и столь разного возраста. Вон совсем почти взрослые, старшеклассники, стоят, переминаясь с ноги на ногу. Видно что тоже не слушают, а некоторые попрятались за деревьями и болтают о чем-то своем. Где-то среди них Омар, но я его еще не знаю. Пройдет много лет, прежде чем и он заметит, как подросла дочь председателя колхоза. Между тем солнце печет не на шутку, а директор все никак не замолкает. "Да заткнись ты уже!", - давно сказал бы Буянов, но жаль, что на линейке его нет, уехал на рыбалку со Слановым.

- Я пить хочу, - начинает хныкать Кама.

- Когда уже домой, - ворчит Гаян.

Я тоже хочу что-то сказать, но все вдруг начинают хлопать. Это Ринат закончил говорить. Громче всех хлопали завуч Заруба и его жена, трудовичка, Мисоль. Я рванулась к маме, но оказалось, что она уже ушла. Но я не успела огорчиться, потому что вместо нее пришел любимый дядя Таларий, и пустота в животе сразу же прошла.

Дальше помню, как мы сидели в классе, училка Ясина говорила.

- Завтра пластилин, цветные нитки с иголкой, ткань для вышивания, столько-то тетрадей, - диктовала она.

Я боялась, что не запомню всего, и постоянно оборачивалась, чтобы убедиться, что дядя здесь и тоже слушает и запоминает. И до сих пор помню, что каждый раз, как оборачивалась, радовалась, что он со мной. Потому что, после мамы и папы, тогда он и правда был самым родным для меня человеком. Но это уже другая история.

Теги: вне потока

91 комментарий

5 SaMu
26 августа 2017, 23:36

Спонсоры этого поста

  • Zidan
  • Mauzer
  • blogerr
  • Monya
  • DoktorZLO

Репост от

  • avtor
  • blogerr
  • Monya
  • VisAviS