Обратная связь
×

Обратная связь

Айтыс. АД: мой Тайлер. Брэдбери

    29 мая 2018 в 13:22
  • 376,3
  • 153
  • 44
  • 376,3
  • 153
  • 44

Персонаж


Вначале было слово. Когда еще не знаешь, что за ним стоит, ничего и нет. Когда слово «лимон» не делает кислыми щи, по которым хочется проехаться шваброй, что парит над мокрым кафелем уборной, сметая грязь и следы разных достоинств.

Я писатель и уборщик; первый живет во мне по ночам, второй – с 8 утра до 4 вечера. В иные дни мы оба, писатель и уборщик, пьем в баре, а потом выходим веселые, превращаясь в безликих прохожих. Они ведь и не знают, что стоит окликнуть кого из них по имени, как из тысяч ног бегущей толпы этот кто-то тут же вырастает в персонаж.

Вот, скажем, господин в шляпе с грустными глазами и в руках у него, положим, глобус из папье-маше и по жизни он - учитель географии. Руки у него красивые, с тонкими пальцами, он пианист, но работать вынужден географом – не хватило баллов для консерватории, оттого и грусть в глазах. И бывает, вертит он в руке свой самодельный глобус и вздыхает, мечтая оказаться где-нибудь в Австрии, где его талантливая сестра выступает первой скрипкой. Не желал я вам, о бедный юноша в фетровой шляпе, такой судьбы, совсем не желал. Но больно уж выделялись ваши полные чаяний глаза, а писатель из меня, как видно, так себе. Что? Нет-нет, я просто хотел спросить, который час.

Сворачиваю за переулок, заглядываю в винную лавку за бутылкой дешевого портвейна (обожаю штампы), захожу в единственную парадную двухэтажной коробки и поднимаюсь к себе на мансарду. Наливаю. Себе и ему. Фетровый, конечно, ждал меня. И это меня слегка нервирует.

- Чего вам?

- Я шел за вами, потому что…

- Потому что слышали, как я описал в двух словах вашу незатейливую жизнь. Все как обычно.

- Но…, - недоумение, замешательство, страх.

- Садитесь, - шляпа послушно садится напротив и целомудренно отказывается от выпивки. А, пожалуй, и нет, пьет. Потягивает вечерами коньяк, нет, водку. Точно, водку, он же русский, по глазам видно. У кого еще могут быть такие полные вселенской тоски глаза? Нужно было брать сразу две бутылки.

- Вы тут, потому что мне захотелось выпить с кем-то. Я мог бы продолжить и с уборщиком, но сегодня он и так трудился сверх положенного. А из интровертов вроде вас хороший слушатель.

- Объяснитесь, - буркнул новый знакомый.

- Так я уже. Что ж, если действительно хотите знать все эти скучные подробности: я писатель. А вы мой персонаж. Понимаете, мне даже сочинять вас не нужно. У вас и так на лбу все написано, а в ворох захватывающих событий вы попадаете сразу, как только определен ваш антагонист. В вашем случае я еще его не придумал, потому вы и волочитесь за мной.

- Вы – сумасшедший?

- Пусть так. Скажите, что вы делали до того, как заметили меня?

- Я…, - шляпа растерялся, - шел по бульвару, прогуливался…

- После работы. Пока я не выдернул вас из небытия.

- Да что вы несете!

- Ахинею, чушь. Признаюсь, я и в самом деле не в себе, раз говорю с собственным воображением. Но мне все еще бывает забавно поговорить с кем-то из своих героев. Хотите расскажу, как выглядит ваша сестра?

- Вы и на неё накопали?! Да кто вы такой! – фетровый злился не на шутку и это стало меня раздражать. Нужно покончить с этим скорее.

- Я ничего о ней не знаю. Пока. Ровно, как и вы.

Собеседник пытался возразить, но по тому, как он наморщил свой лоб (высокий, светлый лоб), я видел его тщетные попытки вспомнить что-то. Наконец, он сдался и снова посмотрел на меня в полной растерянности.

- Вы – дьявол? Или что-то вроде того? – произнес он сдавленно. Господи, да он еще и набожен. Хотя, чего еще ждать от русского скитальца, которого ждут поезда, встречи, катарсис и прочая галиматья; я вспомнил что персонаж родился не сегодня и что я просто воспользовался наброском из памяти, хранящей черновики из ненаписанного.

- В некотором роде я твой создатель, - хихикнул я. – Но твоя версия меня тоже устраивает.

- И чего же вам от меня нужно? – а юноша не из робких.

- Ничего, шляпа, ничего, кроме твоей компании. На вечер. Уже к утру ты рассеешься, так что я бы не советовал много думать сейчас. Carpe diem! – я поднял бокал, но юноша поднялся со стола.

- Да погоди же, Анатолий, - услышав имя, он вздрогнул. – Я все расскажу тебе, обещаю. Ты верно думаешь, что я чувствую сейчас какое-то превосходство над тобой и наслаждаюсь непониманием, но уверяю, что нет. Мне и самому, знаешь ли, неприятно осознавать, что единственная способность, талант, которым я обладаю, это умение говорить с персонажами. Говорить, и только! Ты думаешь сейчас, что существуешь, но нет, я не настолько колдун чтобы воплощать вас материальн. Хотя, поди разберись еще что действительно материально.

- Вы сомневаетесь в реальности?

- А ты? Вот прямо сейчас?

- Я еще не решил, за кого мне вас принимать.

- Все так отвечают.

- Зачем тогда вам эти разговоры?

- Уже ни к чему. Но вначале было забавно: видеть метания героя, зная наперед все его слова и действия, быть тем самым голосом в его голове, направляющим на путь истинный, тогда как и без него он поступил бы ровно так, как должен был, потому что все уже предписано, предрешено. И пусть только в книге. Но самое смешное - попасть в чужое произведение, тасуя колоду как вздумается. Только представь: читаешь ты малышу его любимого Поттера, а там вдруг в конце побеждает Слизерин. Со счетом 5:0. Потому что Гарри, узнав о планах Дамблдора раньше, чем следовало, слетел с катушек, сошел с тропы войны и днями напролет гамал в квиддич. Вот это был скандал…Ой, про Гарри ты знать не можешь. Ну например, Анна Каренина, бросает Вронского, собирает волю в кулак и становится первым в мире борцом (борчихой?) за феминизм. Колобок, съедающий бабку с дедом еще до того, как отправился в путешествие. Ну колобка-то ты читал?

- Я и Роулинг читал.

- Хм, ах да, вечно я путаюсь во времени. Ну да я давно уже не могу разделить жизнь на прошлое и будущее.

- Так выдумайте себе доктора и беседуйте с ним.

- О! Остроты пошли, и, как всегда, «оригинальные». Ну да, каков автор, таков и...

- Придумайте кого поумнее.

- Ладно, Анатолий. Ты мне пока нравишься. И все-таки жаль, что я так бездарен; ты мог бы быть героем не хуже Поттера, но яблоко от яблони...опять я пускаюсь в пошлости.

Анатолий смотрел на меня как-то сочувственно. Это было уже слишком.

- Иди домой, - сухо сказал я ему. Небольшое усилие воли, и он скрылся, не проронив ни слова.

***

Утром я был уборщиком. В перерыве курил на заднем дворе – хотя в школе это запрещено, но я скрылся за широкой листвой орешника и думал, что останусь незамеченным. Да и кому сдался человек-швабра. Но все же кто-то меня увидел и направился ко мне быстрыми шагами. Увидев знакомую шляпу, я не удивился: похмелье все еще не отпускало меня.

- Сейчас не твое время, - сказал я ему без всяких приветствий.

- Я должен спросить вас, - он тоже не церемонился, и протянул мне какую-то книгу. «Гарри Поттер и Узник Азкабана» - прочитал я. - Да понял я уже, что ты мой современник.

- Откройте последние страницы, - не дожидаясь, Анатолий открыл их сам. Я взглянул. Страницы, вырванные из тетради и приклеенные на место вырванных из книги. В глазах потемнело. Я вырвал из его рук книгу и присел, потому что голова закружилась…

- Теперь ясно, что за псих устраивает этот вандализм в библиотеке, - сказал Анатолий. Чертов географ. Он что-то говорил и говорил, но я его уже не слышал…

Я шел домой в чудесном настроении. Нет больше уборщика. И писателя нет. Бездарностям – бой. Остался лишь гений, крадущий персонажей из небытия и меняющий реальность словами. Word to the world.

Теги: орда , события орды , орда айтыс , АДмойТайлер , Брэдбери

44 комментария

7 Shanti
29 мая 2018, 13:22