Обратная связь
×

Обратная связь

ГБ. Триллер: передача

    17 ноября 2014 в 12:07
  • 84,3
  • 224
  • 13
  • 84,3
  • 224
  • 13

- Ты троссокусы взял? - спросил у Дюши сутулый смуглый парень с гитарным чехлом на спине и объемной прической как у Митхуна Чакроборти. Звали парня Закир, или в просторечии Зика

- Взял. Чего это ты с гитарой? В переходе милостыню просить будем? Холодно вроде уже.

- Типа того. Только не в переходе. А на крыше.

- Ты совсем охуел, - сказал Дюша. Какая еще крыша?

- Вон та. Зика показал на здание переговорного пункта или как его зовут в народе кубика рубика на Арбате кварталом выше.

- Точно псих. Чего мы там делать будем?

- Сегодня полнолуние. Каждый год в октябрьское полнолуние там играет на гитаре алматинский Чёрный Блюзмен. Мне нужна от него передача

- Тебе новых спайсов подогнали что ли? Какой блять блюзмен? Какая пидарача?- Поперхнулся сигаретным дымом Дюша

- Мне Дилан сказал, который гитары в муззоне ремонтирует. Знаешь такого?

- Знаю. Старикашка на все голову ебнутый. В ковбойской шляпе и казаках ходит.

- Он не ебнутый. Он со всеми музыкантами бывшего Союза на ты. От Тыниса Мяги до Макаревича.

- Знаешь чё, Зика, иди ка ты нахуй со своим Пенисом Мягким. Не собираюсь я с тобой на ночь глядя по крышам лазить.

- Дюша, очень прошу. Без тебя никак. Мне домофон открыть надо и чердак. Только ты сможешь. Да и страшно одному. А передача ох как нужна. Заебался я прозябать.

- Что еще за передача?

- От Черного Блюзмена. Мне Дилан все рассказал. В полнолуние в октябре на крыше кубик-рубика появляется Чёрный блюзмен. Если его застать и очень хорошо попросить - он передаст тебе твою песню. И с этой песней тебя узнает вся страна. Шукенов так свою Джулию получил. Ему ее Черный Блюзмен наиграл. И до сих пор Астудия по всему бывшему Союзу гремит.

- Ну бля ты даешь. Шукенов вообще саксофонист. И образование у него консерваторское. И все они там из консервы.

- Хули толку, что из консервы. У нас полгорода с академическим образованием, а знают только их. Вот и Досым Сулеев тоже передачу в свое время получил.

- Это кто?

- Дос Мукасан который. Он Татти кунде от Черного блюзмена взял.

- Уебан ты, - устало выдохнул Дюша. Когда Дос-Мукасан выстрелил, кубик-рубик еще не построили.

- В то время он в парке Горького играл. На парашютной вышке.

- Маньяк. Лучше бы в кабак или клуб играть записался со своей джаз-бандой. Хоть какая бы польза была. На свадьбах мог зарабатывать.

- Скажи еще владимирский централ в бильярдной играть.

- А хоть бы и централ. Тоже практика.

- Скажешь тоже. Для меня творчество в приоритете. Я - последний романтик.

- Хуянтик. Времена рашн рока давно ушли. Пахать надо, а не по крышам лазить.

- Даже Цой вон тоже лазил.

- Ты вообще ёбнулся? Цой здесь с какого перепою? Он питерский вообще.

- Он сюда в восемьдесят седьмом приезжал в "Игле" сниматься. И встречался с Чёрным Блюзменом. После этого его карьера так рванула, что он меньше, чем на стадион и не соглашался вообще. А до этого по гадюшникам всяким пел.

- Лечить тебя надо, Зика. Цой тогда уже звездой был. Иначе хрен бы его Нугманов в эту сраную иглу позвал. Там больше и смотреть не на что было. Только сложные щи Цоя и пару песен послушать. Остальное шлак вообще. И Башаров этот шизофреник.

- Баширов. Башаров это который жене в табло недавно пробил.

- Блять, сколько ты всякой хуйни знаешь. Чем башку дрянью забивать, лучше бы новую песню выучил.

- Вот сейчас и выучу. Давай, Дюша, открой, ну пожалуйста. Очень надо. На всю жизнь обяжешь. Я тебе с первых гонораров дом куплю и бентли.

- Штаны себе целые купи, придурок. Обкурились с эти Диланом и с ума сходите. Все у вас так. Как работать не хочет, так обязательно романтик.

- Дюша, последний раз. Чего тебе стоит. Поднимешься со мной на крышу и покуришь десять минут. Делов то.

- Ага. Я еще замок должен скусывать. Мелкоуголовной хуйней заниматься.

- Дюша, я другой замок захватил. Повесим, никто и не заметит.

Друзья подошли к подъезду. Дюша, обреченно матерясь, поколдовал секунд десять над клавиатурой домофона и дверь приглашающе запищала. Через пару минут парочка стояла перед решеткой техэтажа. Дюша поскрипел троссокусами и медленно открыл калитку.

На крыше прохладный осенний воздух слегка успокоил раздраженного Дюшу. Он даже залюбовался грандиозным видом, сложенным из тысяч светящихся окон, и вздрогнул, когда Зика свистящим шепотом проговорил.

- Вон он. Говорил я тебе.

Дюша обернулся и чуть присел от изумления. Действительно на крыше лифтовой стоял человек. Вернее полусидел на какой-то сложной конструкции для кабелей и антенн. Силуэт резко выделялся на фоне залитого огнями города. Рядом виднелся длинный алюминиевый кейс, в котором, конечно же, могла быть только гитара. Человек стоял к ним боком. Во рту тлела сигарета, и легкий дымок стоял над головой как нимб, делая картину еще величественней и иррациональней.

- Вот, а ты не верил, пошли к нему, - прошептал Зика. И оба засеменили на плохо гнущихся ногах к черному силуэту.

- Здравствуйте - звонким пионерским голосом поприветствовал Блюзмена Зика. Мужчина подпрыгнул, сигарета упала. Резко повернушись лицом к паломникам он чуть ли не завизжал

- Вы че блять здесь делаете!

- Меня зовут Закир. Это мой друг Андрей. Мы, вернее я, пришли попросить у вас блюз. - торжественно проговорил Зика.

- Чего, бля?! - с отчетливым изумлением протянул мужик. Теперь было видно, что у него короткая окладистая борода, солнцезащитные очки на лбу и большой перстень со сложным орнаментом на правом указательном пальце. Короче, вид самый что ни на есть рокерский, как у басиста группы Линкин Парк.

Через пару минут взволнованного диалога Дюша догадался, что Блюзмен никакой не блюзмен и оказался на крыше по каким-то своим делам. Но Зику уже было не остановить. Гитарный кейс подействовал на него как дудочка на крысу. Он вывалил незнакомцу всю легенду про Черного блюзмена и ритуал передачи, умоляя его провести по всем правилам.

Блюзмен скоро тоже понял, что из себя представляет Зика и перестал спорить.

- Хорошо. - устало и твердо молвил музыкант. Будет тебе блюз. Пойдем.

Крыша была большая. Несколько лифтовых и других техносооружений усложняли пейзаж. Троица перешла на ту часть, что смотрит на Панфилова на здание Казахтелекома. Там было скудное электроосвещение, зато великолепный вид на луну.

- Повернитесь лицом к луне и не оглядывайтесь. Никто не должен видеть, как я достаю гитару. Зика и Дюша послушно встали спиной к Блюзмену. Зика с горящими очами и вздымавшейся грудью, а Дюша понуро и с кислой рожей.

Первым Блюзмен ударил Дюшу, как более близкого к реальности. Дюша охнул и согнулся в три погибели, схватившись обеими руками за ушибленный затылок. Зика удара кейсом даже не почувствовал, а просто мешком свалился на рубероидный пол.

Через минуту Дюша пнул тихо стонавшего Зику.

- Вставай, говнюк. Валить надо, пока ментов кто-нибудь не вызвал.

- А где Блюзмен?

- Ебать ты догадливый. Съебался давно твой блюзмен. И с чего ты решил, что он блюзмен.

- А зачем ему гитара тогда?

- Вот ты еблан творческий. Какая блять гитара? Ты ее видел, гитару эту? Инструменты, наверное там. Домушник он. Чтоб я еще с тобой идиотом связался. Не вздумай мне больше звонить по своим блюзовым делам. И деньги, блять, верни. С прошлого года сто тысяч должен.


Бородатый мужчина в темных очках подошел к припаркованному под аркой старенькому галанту. Открыл заднюю дверь и бросил на сидение длинный гитарный кейс. Потом сел рядом с водителем.

- Получилось? - спросил водитель - крепкий мужик средних лет с седеющей круглой головой под ежик.

- Порожняк, - ответил Блюзмен. В последний момент нарисовались два каких-то укурка и стали требовать, чтоб я им на гитаре сыграл.

- Ни хуя себе. Как они на крышу попали?

- Не знаю. Наркоты местные, наверное. Может дунуть хотели. Я их вырубил и убежал, чтоб не светиться.

- Чего делать будем?

- Пока не знаю, но туда больше не пойдем. Тем более, что хозяйка хаты скоро из командировки возвращается - в этот адрес уже не зайдешь. В Москву надо ехать. Тут чего-то творческих людей дохуя. Культурный город. Одни музыканты.


Мистер Амаравати

Теги: орда , события орды , айтыс

13 комментариев