Обратная связь
×

Обратная связь

В голове недоразвитого мальчика

    03 мая 2014 в 23:17
  • 11,6
  • 40
  • 3
  • 11,6
  • 40
  • 3

1

Будильник я поставил на 8:30, а проснулся, когда было уже пятнадцать минут десятого. Будильник звенел через каждые десять минут. Получается, будильнику понадобилось сорок пять минут, чтобы меня разбудить. Совсем, даже неплохо, — подумалось мне, — вчера я проснулся в одиннадцать.

В 10:30 я приехал по указанному адресу, где мне должны были предложить работу курьера. Мне сказали, что я опоздал на пять минут, поэтому на работу взяли другого чувака. Потом они сказали, что можно прийти завтра, только ровно в 9:00. После этих слов, у меня сгорело всякое желание работать курьером.

На улице было холодно. Я как последний придурок на этой земле, в очередной раз, не получивший работу – то ли оттого, что в глубине души не хочу работать, то ли оттого, что неудачник – чувствовал себя в этом городе не в своей тарелке. Лишним, короче. Хотя живу в Павлодаре уже восемнадцатый год.

В автобусе сел на самом заднем ряду. Забившись в углу, я вытащил из сумки книгу «Над пропастью», которую взял вчера в городской библиотеке, и начал читать 7 главу. Так я и доехал до своей остановки: читая книгу, чтобы избавиться от своих тараканов реальной жизни. Сэлинджер неплохо помог мне в этом. Тема заблудшего ребенка была близка и понятна, но в то же время это было нечто другое, нечто более приятное, нежели моя жизнь. 

Вечер наполнялся туманом из-за внезапного понижения температуры. Третье марта даже и не подумала напоминать нам о зеленой траве, или о набережной, где на реке Иртыш должен вроде как таять лед.

Дома я был один. С работы мама должна была прийти только вечером. В одиночестве я снова начинал говорить сам с собой. Эта беседа длится много лет, и мы всегда говорим об одном и том же.

— Что ж, маленький мальчик, во взрослую жизнь ты как-то не особенно хочешь вступать, да?

— А что я могу поделать? Он мне совершенно не нравится. В детстве было куда интереснее. А здесь, одна скукота. Всё слишком серьезно. Это меня убивает. 

— Ой, что за нытье? Ты ведь понимаешь, что никуда не денешься. Этот мир таков. Его нельзя просто игнорировать. Ты должен работать. Утром уходить, вечером приходить. Каждый день, каждый год до самой старости. У тебя ведь нет талантов, заниматься тем, чем хочешь? Хотя, постой. Ты ведь даже не знаешь, чего хочешь от жизни!

— А почему от жизни что-то нужно хотеть? А что если я просто не хочу эту жизнь? А что если я не хочу этот мир? Меня никто не спрашивал…

— То есть, как это не хочешь? С ума не сходи! Каждый человек чего-то хочет. Жизнь создана для того, чтобы человек шел к тому, чего хочет. И так всю жизнь. В этом смысл. 

— Не нравится мне такой смысл.

— У тебя-то кто спрашивал? Ты просто должен следовать общественному течению, а не возмущаться. И вообще, почему ты задаешь такие странные вопросы? У тебя определенно какой-то дефект в мозгу. Помнишь, как однажды какой-то пацан в школе сказал тебе, что ты ошибка природы?

— Помню.

— В тот момент, нет чтобы, как нормальный человек дать отпор этому дегенерату, ты начал размышлять об этой фразе, в конце концов, придя к заключению, что ты действительно нежелательная ошибка природы, и что общество тебя никогда не примет, потому что ты, якобы, не должен был вообще существовать.

— Да помню-помню, мы уже это обсуждали.

— Ты ведь, идиот, на следующий день сказал ему, что с ним согласен. Над тобой ведь все ржали…

— Да-да, не обязательно напоминать про это.

— А я тебя говорил, не надо, не иди…

— Ладно-ладно. Короче, что будем делать? Надо взять газету объявлений и поискать что-нибудь более-менее подходящее.

— по-моему, для тебя нет ничего подходящего, кроме могилы.

— Ага, очень смешно.

     

2

Я сразу погружаюсь в уныние, как только понимаю, что в мире все нужные книги уже написаны, фильмы сняты, а великие картины давно развешены на ровных, белых стенах Лувра. И даже, если ты все-таки станешь знаменитым режиссером, или писателем, или художником, или журналистом, или актером, или ученым, ну, в общем, вы поняли, то тебя неизбежно будут сравнивать с каким-нибудь другим знаменитым деятелем той или иной сферы, который, вероятнее всего, уже давно лежит в гробу, а если не лежит, то скоро ляжет.

В этот момент только один, сверлящий мозг, вопрос возникает сам по себе: если мне не стать великим и неповторимым, тогда зачем, собственно, мучиться и продолжать свое жалкое и несвоевременное существование на этой планете, где всё уже есть?

А может лучше быть упертым и гнуть свою линию? Нет, любое проявление какого-либо созидания будет лишь пародия или банальный парафраз на то, что уже было когда-то. Говорят, в наше время гениальным быть трудно. Нет, это просто невозможно. Истинные гении, те, для кого придумали слово «талант», были хитрыми – они родились раньше, и сделали свое дело.

«Что было, то и будет, и что творилось, то творится,

И нет ничего нового под солнцем.

Бывает, скажут о чем-то: смотри, это новость!

А уже было оно в веках, что прошли до нас».

                                                                                Соломон. Экклезиаст

Не, ну вы читали? Это, когда было написано-то? Пару тысяч лет назад?

«Как много грусти в шутке творца!», — стенал когда-то Бродский…

— Ну, что ты придумываешь? Что за бред ты несешь, а? Ты в объявление заглядывал? Что там, какие варианты?

— Да заглядывал, ничего. Ничего, что могло бы дать приятные ощущения, или даже счастье…

— Счастье? Ты тут ноешь, а в Африке дети песок жарят на завтрак!

— О-о, нет. Знаю я эти приемчики. Не надо мне этих соплей, типа, у тебя хотя бы ноги есть, а у твоего соседа… блаблабла…

— А это что?

— Где?

— Вот: требуется сторож на склад. Тор.дом «sportfamaly». Через ночь. 2500тг.

— и что мне там делать?

— Ничего, как и всегда.

— Не люблю я спортивную одежду.

— Нашел к чему придраться! Более выгодную работу, где не надо ничего делать, и где нет людей, ты не найдешь. Так что звони!

Теги: рассказ

3 комментария

247 Shulenov
03 мая 2014, 23:17