Обратная связь
×

Обратная связь

Так кто же написал полонез Огинского?

    02 декабря 2012 в 22:00
  • 37
  • 1278
  • 32
  • 37
  • 1278
  • 32

Окончание. Начало здесь

 

Последний король Речи Посполитой Станислав Август Понятовский был необычайно красив, элегантен, умён и ироничен. В его жилах текла не только польская, но и итальянская кровь.

Так кто же написал полонез Огинского?

 

Екатерина в день их знакомства тоже была необычайно хороша – двадцати пяти летняя красавица с лёгкой походкой, прекрасными чёрными волосами, матовой белой кожей, огромными синими глазами и длинными-предлинными чёрными ресницами. Такой увидел её Понятовский на их первому балу.

Так кто же написал полонез Огинского?

 

Екатерина ещё не была императрицей, но уже была замужем за наследником престола. А Понятовский тогда был всего лишь бедным польско-белорусским дворянином, хотя и столичной штучкой и грозой женских сердец. Однако, словно позабыв, что на свете существует Сибирь, он уговорил своего питерского друга Льва Нарышкина помогать ему в этой опасной страсти. Нарышкин согласился – сказался больным и, якобы не имея возможности докладывать своей госпоже Екатерине лично, стал слать ей письма.

Очень скоро, всё больше и больше влюбляясь в автора прекрасно написанных и чертовски остроумных писем, Екатерина понимает, что их пишет совсем не Нарышкин. А потом узнаёт, что автором писем был Понятовский. И их бурный и опасный роман переходит из плоскости душевной в плоскость телесную, становясь от этого ещё опаснее.

Как-то Екатерина показывала свои покои шведскому послу, которого сопровождал Понятовский. И её болонка, злобно облаяв посла, вдруг завиляла хвостом при виде Понятовского и стала к нему ластиться. «Друг мой» — тихонько сказал посол Понятовскому. – «Нет больших предательниц, чем болонки. Это первое, что я дарю своим любовницам».

И как-то, несмотря на чрезвычайное везение любовников и необычайную ловкость «нетерпеливого человека», как называла Понятовского Екатерина, однажды его всё-таки поймали. Застав посла Речи Посполитой, которым к тому времени стал Понятовский, крадущимся в покои великой княгини, его доставили к мужу Екатерины и после очень короткого, но очень неприятного разговора грубо выкинули из дворца, а заодно и из России. Екатерина жестоко страдала.

Но недолго: жизнь шла своим чередом – умерла императрица Елизавета Петровна, на престол взошёл её сын, а, чуть позже, встав во главе заговора, убившего её мужа, взошла на престол и сама Екатерина.

Узнав об этом, воспрянувший духом Понятовский начал забрасывать Екатерину любовными письмами: казалось бы, теперь больше ничего уже не стояло на пути их счастья. Но Екатерина отвечает ему крайне формально и, ссылаясь на государственные дела и всевозможные препятствия, всячески отговаривает от приезда. Потому что на самом деле причины этого поведения были совсем другие: у императрицы появилась и новая любовь – Григорий Орлов, и новая захватывающе интересная своей опасностью игра – быть самодержицей Российской империи.

Вскоре умирает король Речи Посполитой и встаёт вопрос о новом короле. И здесь Екатерина, употребив всё своё влияние в соседней державе, немалые средства на подкуп несогласных и введённый для проведения выборов в строгом соответствии с конституцией 30-ти тысячный миротворческий корпус, возводит на престол сердечного друга своих прежних дней — Станислава Понятовского.

Вступив на трон, Станислав II Август стал очень ярким королём: он устраивал блистательнейшие балы, на которых ярче всех блистал он сам. В частности, Казанова, посетив его двор, был просто восхищён Станиславом Понятовским.

Но вот дальше пошла чехарда каких-то малопонятных событий, о которых явно не говорят всю правду: Станислав, который всегда шёл на поводу у Екатерины и, называя вещи своими именами, предавал интересы своей страны ради призрачной надежды снова быть с императрицей, взбунтовался и предпринял попытку вернуть своему государству его былое могущество — издал новую конституцию и начал создавать боеспособную, регулярную армию. Чем и привёл Екатерину просто в неописуемую ярость, в результате которой «Союз чёрных орлов» ввёл свои войска в Речь Посполитую, а сам Понятовский был арестован солдатами Екатерины. Однако этого ей показалось мало, и она делает себе ещё пару подарков: заставляет Понятовского подписать отречение от престола именно в день своего рождения, а его трон забирает в свой, так скажем, будуар. На этом троне, кстати, она и умерла.

Поэтому при Екатерине Великой судьба бывших подданных Речи Посполитой была незавидной. Но всё в корне поменялось, когда на российский престол взошёл Александр I – он объявляет участникам восстания амнистию. Михаил Огинский сразу же возвращается в своё имение и с рекомендацией от Кутузова («Хотя он и был ранее враждебен интересам Российской империи, но человек он в высшей степени достойный», — так сказал о нём Кутузов) поступает на службу царю.

Сделав головокружительную карьеру, Огинский становится сенатором и тайным советником российского императора. И всё это только с одной целью – чтобы в один прекрасный день положить перед царём свой проект восстановления Великого Княжества Литовского в составе Российской империи.

Однако царь отвергает план Огинского, и Михаил теряет интерес к политике: он отказывается от всех должностей и возвращается в своё родовое поместье – ныне белорусскую деревню Залесье.

Там Михаил пытался восстановить привычную ему жизнь Великого Княжества Литовского хотя бы в рамках своего имения: он организовывает любительский театр, который мог дать фору многим профессиональным, разбивает чудесный сад с оранжереей и устраивает из Залесья настоящий музыкальный и культурный центр. Но всё-таки противоречие между тем, как было раньше, и тем как стало сейчас, постепенно снедает его. И, не в силах этого больше выносить, он уезжает из Залесья, что бы в возрасте 68 лет умереть в итальянской Флоренции.

Так выглядит то, что осталось от сада Огинского теперь:

Так кто же написал полонез Огинского?

Умереть, оставив нам свой чудесный полонез № 13 под названием «Прощание с Родиной», в котором он выразил всю свою боль, горечь и тоску по утраченной Родине.

То есть все те эмоции, которые обуревали Михаила Огинского в момент написания этого полонеза, и историю рождения которых мы обычно уже и не помним. А потому и представляем под его звуки уже что-то своё. Что-то горячо любимое и бесконечно родное, но, к сожалению, навсегда и безвозвратно потерянное.

Теги: вне потока , культура , общество , музыка , полонез , прощание с Родиной , Огинский

32 комментария

136 Virvir
02 декабря 2012, 22:00