Обратная связь
×

Обратная связь

Не делать из еды культа? Почему?!

  • 9
  • 2380
  • 22

Лет семь назад эндокринолог (очень хороший эндокринолог, один из лучших в Алматы, на прием к которому нужно записываться за месяц вперед) сказала мне фразу, которая прозвучала, как приговор: «Девушка, у вас такой метаболизм, смиритесь. Нормальные люди не толстеют от огурцов, несладкого чая или кислых яблок. Вы – не такая. Ваш организм найдет глюкозу в любом продукте. Найдет – и обязательно отложит про запас. И при этом толстеть вам нельзя ни в коем случае. Поэтому у вас один выход – до конца жизни недоедать. Если вы хотите быть здоровой, вам придется жить впроголодь».

Мне тогда представилась долгая, серая и унылая жизнь, в которой я годами сижу на таблетках: утром но-шпа, днем спазмалгон, а вечером фестал, потому что от голода у меня начинаются спазмы и дико болят голова и желудок. Жизнь, в которой я постепенно становлюсь изгоем, и меня больше не приглашают в гости и на вечеринки, потому что я не только не пью, но еще и не ем. Жизнь, в которой моя семья медленно, но верно переходит на вонючие замороженные пельмени и прочий фаст-фуд, потому что я больше не готовлю еду, ведь невозможно готовить и ничего не пробовать. Жизнь, в которой больше нет места серотонину от шоколада и эндорфинам от запаха жареного мяса…

Нет, сказала я сама себе! Я не могу отказаться от доброй половины вещей, которые с детства и по сей день вызывают во мне радость. Найти интересный рецепт – первая радость; пойти на рынок или в магазин и придирчиво выбрать продукты – радость номер два; начать готовить и испытать радость номер три – от самого процесса созидания; накрыть на стол, осмотреть результат и ощутить четвертую радость – от того, как эстетично все выглядит; затем позвать всех к столу и погрузиться одновременно в пятую и шестую радость – смотреть, как едят люди (я обожаю смотреть, как другие с аппетитом поглощают то, что я приготовила) и есть самой; и, наконец, вспомнить о седьмой радости – о том, что приготовленного точно хватит и на завтра, а значит я спокойно могу сходить с друзьями в кино, не заботясь о том, что же приготовить на ужин.

Культ еды существовал в моей семье всегда. Потому не удивительно, что многие мои светлые воспоминания детства, связанные с семьей и внутрисемейными отношениями, так или иначе ассоциируются и с едой. Праздники, летние каникулы в деревне, массовые набеги на нашу кухню после уроков, когда бабушка пекла блины на двух конфорках, а я и еще 5-6 моих одноклассников хватали их прямо со сковородки, каторжные работы по заготовке маринованных огурцов (60 банок) и абрикосового варенья (с зернышками из косточек)…

С едой связана и немаловажная область моего познания мира. Лично для меня любая страна, в которой я побывала, имеет своей цвет, запах, звук и, конечно, вкус. Причем мои вкусовые впечатления далеко не всегда совпадают с общепринятым представлением о кулинарных традициях страны. Например, в Италии, от которой я, конечно же, осталась в абсолютном кулинарном восторге, самым вкусным оказался уличный бутерброд с ветчиной. А самое феерическое спагетти с морепродуктами я попробовала вовсе не в Италии, а на Кипре. Кулинарная Финляндия для меня – это потрясающе вкусное… гороховое пюре, а Арабские Эмираты – это совершенно другой на вкус фантастический хумус, который готовят, кстати, тоже из гороха, только из турецкого – он называется нут.

Да, я делаю из еды культ. И если перестану делать и переметнусь в лагерь тех, кто, скажем, делает культ из отказа от еды – я перестану быть собой. Поэтому исключительно из чувства самосохранения я со временем составила список и каталогизировала тех, кто регулярно говорит мне: «Юля! Не делай из еды культа!»

1. Те, кому все равно, что есть. Они могут быть и очень худыми, и весьма упитанными. Они могут фанатеть от спорта и быть к нему совершенно индифферентными. Одни из них вообще не готовят сами, другие – очень даже готовят, но кушать это невозможно. Объединяет их одно – полное равнодушие к качеству еды. И неравнодушие – к количеству, потому что едят такие люди действительно много. Полагаю, у них от природы не очень хорошо развиты вкусовые рецепторы – ну есть же люди, которым медведь на ухо наступил, или которые совершенно не умеют рисовать, нет у них ни чувства пропорций, ни чувства цвета. Почему же не может быть людей, которые плохо различают вкусовые нюансы, и для них «горячее сырым не бывает»? Должна сказать, это самая многочисленная категория людей из тех, кто не понимает моей любви к кулинарии. И именно в этой категории обитают те, кто с хрустом перемалывая челюстями шестнадцатую за последние 5 минут сушку, философски изрекают: «Меньше надо о еде думать. Знаешь диету Майи Плисецкой? Не жрать!»

2. Те, кто не в состоянии принять себя. Женщины-диетоманки и мужчины-чемпионы фаллометрии. Это люди, крайне зависимые от общественного мнения. В любом отклонении от нормы, принятой большинством, они склонны сразу видеть гротеск. И быть гротескными они ужасно боятся. Но парадокс в том, что выглядят на самом деле именно гротескно. Приведу два ярких примера. Одна моя близкая подруга в свое время очень любила щипать меня за бока и ехидно спрашивать, когда же я наконец избавлюсь от этого жира? (кстати, слово жир для нее такое же страшное, как рак, холокост и стронций). Однажды мне надоело это терпеть, и я в ответ хрястнула ее по спине и с той же интонацией поинтересовалась, когда же она наконец перестанет сутулиться при ее160 сантиметрахроста? Подруга разрыдалась. Все дело в том, что она всю жизнь стесняется своей во всех смыслах выдающейся груди, считая, что иметь 4-й размер – это вульгарно, даже если этот размер унаследован ею от родной матери. Вот и пытается ее «спрятать» таким странным способом. Второй пример – один парень с которым у меня был кратковременный роман в далекой юности. Мы с ним учились в одной школе, и когда встретились спустя лет 6 после ее окончания, я его не узнала – так сильно он похудел. (А надо сказать, что в школе он вовсе не был толстым). Сначала я подумала, что это следствие какой-то болезни, но очень скоро выяснилось, что мой приятель гордится своей выносливостью и физическим здоровьем. Особым предметом его гордости были кубики на животе. Эти самые кубики он регулярно накачивал в качалке, питаясь при этом… преимущественно цветной капустой! Оказывается, от другой пищи кубики выглядят не так рельефно. Своих впалых щек, костлявых плеч и отсутствующей задницы он просто не замечал – кубики заслонили в его мозгу все.

3. Тщеславные аскеты. Для таких людей самое большое удовольствие – это отказ от удовольствия. Вот, мол, какая у меня сила воли: да, я люблю вкусно поесть, но если это вредно, я спокойно откажусь от всего вкусного! Но дело-то в том, что это не сила воли – это привычка. Нескольких таких людей я знаю много лет, и поэтому могу сказать с уверенностью: этот вид тщеславия – следствие вынужденной аксезы, принятой в самом раннем детстве. У одной моей подруги с рождения аллергия на ферменты, содержащие железо, из-за чего ей нельзя есть 80% всех продуктов. Вторая – старшая в семье, где кроме нее еще 5 братьев и сестер. Еще один мой такой приятель вырос в ужасной даже по советским временам бедности. Мой собственный муж такой: его родители еще в советские времена уехали за длинным рублем на золотые прииски, и поскольку там не было школы, он почти все детство провел в интернате. Он может, не моргнув глазом, дать взаймы другу крупную сумму денег, но заставить его купить себе новые джинсы невозможно – я просто приноровилась покупать ему вещи сама «на глаз».

4. Люди, которых я раздражаю самим фактом своего существования. Это самая малопонятная для меня группа. Но, с сожалением должна констатировать: самая многочисленная после тех, кому все равно, что есть. Их раздражает во мне все: моя внешность, мои взгляды на жизнь и мои поступки. Они до сих пор помнят, какая дурацкая была у меня шапочка с помпоном в четвертом классе, какие сплетни обо мне ходили, когда я влюбилась в женатого мужчину (интересно, откуда им известны эти сплетни?), и какие интриги были связаны с моим приходом в некий банк (интриги? А я думала, меня просто пригласили на работу). Если я люблю кошек – они оказываются ярыми собачниками, если мне нравится Довлатов, они считают это показателем моей поверхностности, и если я люблю вкусную еду и домашний уют – они презрительно фыркают над моим мещанством. Без комментариев.

В заключение хочу сказать следующее: давайте-ка вспомним, у каких народов культ еды является национальной чертой. Французы, итальянцы, грузины, японцы, китайцы, индусы. Как ни странно именно эти нации не страдают от ожирения, более того, отличаются неплохим здоровьем и продолжительностью жизни (разве что индусы не в счет, но это следствие перенаселенности и крайне низкого уровня жизни). Так что культ еды – это совсем не плохо, и я буду делать из своей еды культ и дальше. Мне мой культ нравится, и менять его на культ голода я не хочу.

Теги: культ , общество , кулинария

Читайте также

22 комментария

755 YuliyaKhobot
28 ноября 2011, 19:05