Обратная связь
×

Обратная связь

Письма в никуда (35)

    09 марта 2012 в 14:33
  • 2
  • 121
  • 0
  • 2
  • 121
  • 0

 

              35

 

Звериное сердце чует весну. Жить – значит лицемерить, примерять на себя новое лицо. Ежедневная природа учит этому качеству. Лицом измерять время.

 

Как-то я видел голубей, сидящих на решетке закрытого окна. Пять или шесть. В арифметической последовательности. Они приклеились к этим железным прутьям, словно мухи к паутине. Окно было настолько грязное, что казалось это не стекло, а часть стены. Как бы окно в стену. Эти голуби словно пытались пробиться туда, внутрь. И тогда мне подумалось, что есть птицы, которые желают попасть в клетку и не летать снаружи, чтобы познать внутренний полет. Некоторые люди – как раз такие птицы.

 

Стоило только чуть-чуть потеплеть, как во дворе в тесный кружок собралась стая молодых алкоголиков. Они сидят на корточках, как другие птицы. Как те самые птицы, которые рождены, чтобы летать. В поисках этого неизведанного полета они здесь и срослись громкими голосами и раскрытыми крыльями курток. Некоторые из них в прямом смысле клюют землю.

 

Все это просто игра образов и смыслов. Но как передать это первобытное удовольствие, когда выходишь из подъезда и вдыхаешь прохладный воздух, пахнущий весной? Пустая голубизна, тихий шепот таяния снегов и солнечный свет. Мир обретает краски. Если чему-то я и хочу действительно научиться, то питательной способности просто быть, кошачьему безразличию к передвижению тела. Не жить, а быть. Мгновения, когда ничего не вспоминается. Когда кажется, что с тобой ничего никогда не происходило. Память – это бунт против времени. Забвение – это воздух памяти. И вот я иду и дышу этим самозабвенным воздухом безвременного самобытства.

 

В комнате играет вязкий джаз. Веселит мою кровь. На правой руке из маленькой раны кожи выступила кровь и уже застыла. Смотрю на коричневую корку. Она напоминает кору дерева или сухую землю. Совершенно честный вопрос самому себе: зачем я пишу все это? Сначала воображаемая птица заточает себя в клетку и отказывается летать, но еще поет. Потом она отказывается петь, но еще ест вольные семена корма. А потом отказывается от всего и засыпает. Что за самоубийственный протест против себя самого? Не лучше ли предаться полету несбыточных желаний, зависящих от встречных обстоятельств? Хуже всего, что это только воображаемая птица. И ко мне имеет очень относительную связь.

 

В последнее время, подходя к зеркалу, я смотрю на него так, чтобы не увидеть себя в отражении. Кажется в этом отсутствии моего отражения больше меня.

 

Это опять образ, и я опять соврал. Я лгу и наговариваю на себя. Но вот очередной важный вопрос: откуда сама потребность так себя вести?

Теги: вне потока

0 комментариев

717 ZairAsim
09 марта 2012, 14:33