Обратная связь
×

Обратная связь

Психоз

    21 апреля 2017 в 18:25
  • 137,4
  • 115
  • 88
  • 137,4
  • 115
  • 88

Миниатюра написана давно и публиковалась в стэндалон-блоге, который я потом выпилил. Мне кажется будет хорошим бонусом к завершившемуся айтысу "Пиковая дама". Гоу ту рид.

Психоз

Город устало засыпал, лениво закрывая веки-окна. Паутина тишины, деловито душила звуки. Темнота, верная подруга тишины, накрывала кварталы, высвечивая в небе звёзды. Пришла ночь. Для неё этот ритуал был не более чем обход сторожем вверенной ему территории — занятие сколь ответственное, столь и обыденное, скучное.

Ночь в который раз убедилась, что тишина кропотливо умертвила все звуки, а тьма плотно накрыла улицы города и пристально взглянула в одно окно, которое упорно не желало гаснуть. Оно выбивалось из безмолвного ритма спящего города, чем раздражало ночь. Некоторое время назад, это было лишь незначащим нарушением графика, а сейчас уже — вопиющим неуважением к её непроглядной особе. Ночь нависла над наглым нарушителем и её взгляд проник за стекло окна...

Он вздрогнул... Что-то выдернуло его из омута размышлений, в который он погрузился, вперив невидящий взгляд в стену. Он мысленно встряхнулся, тут же забыл о незнакомце, тронувшем струну его мыслей и долил в бокал бренди. Отхлебнув глоток, закурил. Вновь начав уходить в себя, он понял, что этому мешает какое-то странное давление, как будто кто-то большой и невидимый недоброжелательно разглядывает его. Даже не его самого, а его сущность. Это было неприятное ощущение. Он окинул взглядом комнату.

— Бред, какой-то, — бросил он поднимаясь из кресла.

Бренди уже перекатил вес в ноги и вставать не хотелось. Но он почувствовал непреодолимое желание задёрнуть шторы окна, оставшегося открытым городу ещё со дня. Ему казалось, этот чёрный зев окна и давил на его сознание.

Вернулся к креслу. Сел. Потёр виски и потянувшись к столику, взял бокал с янтарной жидкостью. В его взгляде разгорался огонёк озабоченности, отгоняя мерно катившиеся, ещё некоторое время назад мысли. Выругался, обратив внимание на полустлевшую в пепельнице сигарету. Допив залпом содержимое бокала, поморщился, закурил новую сигарету и вновь поднялся из кресла. Сделав пару шагов, он задумался: Что сломало ход его мыслей? Что, чёрт возьми, так ворочается под солнечным сплетением, нагоняя тревогу?

Так он стоял пока не скурил всю сигарету, не обращая внимания на падающий на ковёр пепел. А червь тревоги точил его изнутри, планомерно превращаясь в страх. Он снова взглянул на окно. Кажется шторы закрыты не совсем плотно. Надо поправить их, но почему-то очень не хочется подходить к окну. Но иначе, этот взгляд так и будет сверлить его... Взгляд?! Кто может заглядывать в окно на восьмом этаже? Он попытался посмеяться над собой в душе и пересилив себя пошёл к окну. Правда сделал он это как-то неуверенно и постарался подойти к щели между шторами сбоку. Это происходило неосознанно, но страх, поднявшийся уже в область груди ощетинился и больно кольнул сердце. Второпях он поправил шторы и пошёл к стеклянному столику с бутылкой бренди, уже твёрдо решив стараться не смотреть на окно.

Дёрнул пробку из бутылки, она издала характерный, но очень уж громкий звук. Леденея от ужаса, он почувствовал, что Взгляд, словно снайперский прицел упёрся в спину. Не шуметь! Его это злит ещё больше. Медленно поднёс бутылочное горлышко к губам. Набрал обжигающей жидкости в рот и глотнул. Звук глотка был такой, будто он передёрнул затвор автомата. Мысли, дикие, ошалелой стаей ворон замельтешили в голове. Ни одну из них он не мог взять и рассмотреть — это были не мысли, а хаос электрических разрядов, мечущихся по нервам. Но вот одна из них всё же замирает перед глазами и разворачивается, ехидно щурясь: Как ты теперь поставишь бутылку на стол без звука? Он перевёл взгляд на руку сжимающую бутылку за горлышко. Пальцы побелели, так он сжал бутылку, словно хотел задушить. Появилась боль в их кончиках. Он уже ничего не понимая с безумным взглядом разжал руку. Бутылка тотчас выскользнула.

Сначала он увидел как лопается стеклянная поверхность стола, расходится трещинами в разные стороны и начинает проваливаться вниз. Потом уши заложило от дикого грохота. Осколки ещё летели к полу, когда пришёл ещё один звук - утробный, пронизанный обертонами злобы рык. Он пришёл из-за окна, колыхнул злополучные шторы и вошёл глубоко в грудь, где сжавшись в скользкий комок, бессильно скулило его сердце.

Он рванул в глубь комнаты, ударился голенью о кусок стекла, к которому была приклеена ножка столика, из-за которой тот так и не лёг на ковёр. В два прыжка оказался у шкафов на противоположной окну стене, развернулся, с грохотом врезался в них спиной и начал оседать, беспомощно суча ногами. Шторы были широко распахнуты. Ноги перестали дёргаться, он чувствовал стекающую по голени и щиколотке правой ноги кровь.

На него смотрела ночь. Смотрела и взгляд этот ломал его волю. Какие-то чужие мысли появились в голове. Слух приносил чей-то плач, а обоняние — запах могильной затхлости. Даже конечности и те были не его, иначе зачем он выключает сейчас свет и идёт к окну? А вот глаза оставались его. Он видел ясно, хотя и довольно безразлично, что стоит на подоконнике распахнутого окна и делает шаг вперёд...


«Как показала запись системы видеонаблюдения в квартире директора ООО «КоданскТрансЭнерго», Вишнякова М. А., последний вернулся домой в 21:18, оставил на столе бутылку "Torres" и две пачки "Dunhill", после чего отправился в душ. Вернувшись из душа он прилёг на диван и по всей видимости уснул.»
«Вскрытие гражданина Вишнякова М. А. показало, что к смерти привела внезапная остановка сердца во сне, около 23:00, вызванная врождённой патологией сердечных клапанов.»
Теги: вне потока , проза

88 комментариев

1876 axsmak
21 апреля 2017, 18:25

Репост от

  • stervarusalka