Обратная связь
×

Обратная связь

Мой дом - моя...

    15 ноября 2012 в 20:20
  • 16,4
  • 250
  • 6
  • 16,4
  • 250
  • 6

Навероной, в продолжение вот этого...

Серая, шершавая, в рытвинах и сколах стена. Где-то через мелкие трещины пробиваются чахло-зелёные травинки со снующими по ним муравьями.

Стена, рассечённая узкими, вытянутыми вверх стрельчатым окнами. Окнами, больше напоминающими бойницы. «Мой дом — моя крепость» — думал хозяин стены. Всё, что окружало его, было серым. Серые крупные кирпичи стены, серая потрескавшаяся плитка выстилавшая землю, серые постройки. Стены были такой толщины, что то, что было снаружи, через окна выглядело удалённым, как в туннеле — кусками. Кусок изумрудного — трава, кусок голубого – небо. И там были Другие. Они бегали по каким-то своим делишкам, разговаривали о чём-то между собой. И одним из говорящих был он сам.

Да-да, там он тоже был, и тоже был Другим. Совсем не те, который сейчас наблюдал за собой из узкого окна, и тем, каким он знал себя, а Другим – таким, как и все по ту сторону.

Для того, что бы увидеть его настоящего, надо было зайти в его дом, в его крепость, а сюда пускать кого-то он был не намерен. Вот и приходилось приспосабливаться – выпускать за ворота не себя настоящего, а себя такого, какого бы поняли Другие.

«Пустить кого-то из них к себе? Сюда, внутрь? И речи быть не может. Пока я здесь, пока я под зашитой этих стен, никто не сможет мне повредить. Я одинок? А зачем мне кто-то? Я могу разговаривать сам с собой, а новости я могу узнавать от другого меня, того, которого знают Другие. И ещё, у меня есть то, чего нет ни у кого из них, то, чего я никому и никогда не смогу и не захочу показать.»

Пройдя по каменной плитке двора, он открыл громадным ключом ржавый навесной замок и начал осторожно спускаться в темноту подвала. Казалось бы, зачем замок, если под этими сырыми серыми стенами не проходил и не пройдёт за всё время их существования никто кроме него? Он и себе не смог бы дать ответ. Наверное, для того, чтобы реже спускаться. Он не зажигал свечи, потому что чем ниже, тем светлее становилось. Последняя ступень. Посередине круглой комнаты переливаясь голубым свечением стояла пирамида. И не ясно было из чего сделаны прозрачные стенки. Прозрачные? такими они казались с первого взгляда. На самом деле это была иллюзия, потому что было невозможно увидеть то, что было внутри – как будто перетекающий туман. А может облако. Но это было, без сомнения, красиво. И что-то ещё, что-то как будто пытающееся вырваться. А может докричаться. Он смотрел внутрь и всё яснее видел то, что видел там всегда – взгляд. Свой взгляд. Взгляд говорящий. Говорящий то, что только он и мог понять. Мог, но почти никогда не понимал.

Спустя час он вновь скрежетал в проржавевшей замочной скважине и думал: «Надо купить новый замок«. И тут задумался. За замком пойдёт Он сам, но тот Он, которого знают снаружи. Для них, для Других, Он – именно тот, для себя — вот этот, но есть и ещё один Он, тот, который спрятан в тишине подвала. И какой же из них настоящий? ну конечно он сам, тот который думает, а не тот, которого видят остальные. И уж точно не тот, со странным говорящим взглядом. А вдруг…

Спросить об этом он мог только сам себя, потому что ответить на это мог тот, кто знает всех троих, а что бы узнать их, узнать его, единого в трёх лицах, а таких не было. Если были такие, кто знал его ещё и таким, каким он был сейчас, во дворе, например его братья, а не только с Другими  то о существовании его третьего не знал никто

Хотя, по обрывкам разговоров он понимал, что и у тех, Других, есть что-то похожее, то, о чём рассказывают не всем, а уж открывают тем более единицам. Или как он — никому не открывают. Он знал, что есть и такие, кто живёт совсем по другому. Есть те, чьи дома не так серы, потому что построены не из камня, а, например, из дерева. В этих домах светло и людно. У кого-то же двери вообще нараспашку. А у кого-то совсем нет дверей. Или то, что есть можно назвать дверью только с усмешкой.

Он не представлял, как так можно жить. Да и не хотел бы. Ему никто не нужен, потому что у него есть он сам. Сам в трёх лицах, о существовании которых никому не надо знать.

«Мой дом – моя крепость. А братья мои — настоящие идиоты. Надо же построить дом из дерева или ещё круче – из соломы…»- думал Наф-Наф возвращаясь к окну-бойнице.

Теги: вне потока , креатив , общество

Читайте также

6 комментариев

83 klenin65
15 ноября 2012, 20:20