Обратная связь
×

Обратная связь

Постапокалипсис Айтыс: "Тревожный рюкзак". Морфеус. Язык животных

    2018 ж. 12 маусымда сағат 13:02-да
  • 703,4
  • 228
  • 141
  • 703,4
  • 228
  • 141

Меня немного пошатывало, но это скорее из-за скользкого, спрессованного тысячами ног снега, хотя наверняка повлиял и раздавленный на троих пузырь. Во внутреннем кармане пиджака грелась получка за три месяца, за вычетом того, чем я скинулся на закуску. Я шел домой и уже предвкушал, как достану деньги и отдам их Вальке. Она поворчит, но потом беззвучно заплачет и обнимет, а я буду целовать ее прекрасные глаза. Завтра же, прямо с утра, наконец-то, приоденем детей - они до сих пор ходят в осеннем, хотя мороз давит прилично.


Путь лежал мимо огромного здания. Когда-то тут продавали стройматериалы, а сейчас остался лишь огороженный рваным профлистом продуваемый насквозь ангар. Даже в глухой тьме он выделялся пятном черного цвета более высокого порядка и давил почти физически. Справа проходила бесполезная дорога - необитаемая и от этого раздражающая.

На очередной кочке я оступился и нелепо взмахнул руками, с трудом удержавшись на ногах. В этот же момент затылок обожгло болью. Звук был гулким - очевидно, били полой металлической трубой, но удар вышел неакцентированным. Скользкая кочка меня спасла.

Впрочем, урон все же был нанесен. Я упал на четвереньки и, пытаясь сориентироваться в пространстве, вертел головой. По ощущениям нападавших было трое, но избивали неумело, пыхтя и натужно ворочаясь в тяжелой зимней одежде и как только я начал притворно заваливаться набок, чужие руки полезли шарить по моим карманам. В рукаве я всегда ношу с собой заточенную ржавую отвертку с зазубринами. Я успел вытащить ее и грязно ткнуть в сторону теплого дыхания одного из толкавшихся тел. Крик, маты и топот убегающих ног. А прямо у моих ног на стылой земле булькал и трепыхался угасающий человек.

Неожиданно удачно на противоположной стороне дороге новогодней елкой замигал полицейский автомобиль. И пока полицейские перебегали дорогу, я дрожал, думая о том, что сегодня возможно впервые убил человека.

Тем самым днем и ознаменовался мой апокалипсис.

***

Оказалось, что я ненароком завалил младшего Ерохина. Наверное, с точки зрения вселенской справедливости я совершил доброе дело, но конкретно в нашей дыре это служило отягчающим обстоятельством. С самого начала расследования детали постоянно менялись. Вслед за исчезнувшими с моего тела следами побоев из дела пропало и соответствующее медицинское заключение; залегла на дно сбежавшая пара грабителей; весенним снегом растворилась в земле проклятая труба, на которую я собственной рукой указал операм. Остались только труп, орудие преступления и я.

Но в большей степени мне не давало покоя другое: что ублюдок-младший делал ночью в таком месте? В моем понимании даже самый зачуханный из Ерохиных прячется за тонированным стеклом дорогого автомобиля, а тут целый сын. Я слышал дикие легенды, как он за ночь спускал в "Метелице" несколько моих годовых зарплат, поэтому вряд ли ему действительно нужны были гроши из моего кармана. От этих вроде бы логичных вопросов государственный защитник неопределенно отмахивался и бесконечно твердил, что нужно идти на сделку со следствием.

Приговор мне каркающим голосом зачитывала районный судья - неопрятная толстуха в пожухлой мантии.

"...совершил убийство, то есть умышленно причинил смерть другому человеку", "...в состоянии алкогольного опьянения", "...нанес 5 ударов заточенной отверткой в область шеи справа, нижней челюсти справа, правой ушной раковины", "...причинил телесные повреждения в виде колотого ранения шеи, проникающего в просвет гортани, с повреждением подчелюстной железы, правой боковой стенки гортани, расположенной на передней поверхности шеи справа в верхней трети, впереди грудино-ключично-сосцевидной мышцы, относящегося к категории тяжкого вреда здоровью, создающего непосредственную угрозу для жизни и повлекшего за собой смерть потерпевшего", "...признать виновным в совершении преступления и назначить наказание в виде лишения свободы на срок четырнадцать лет с отбыванием наказания в исправительной колонии строгого режима". Точка.

Я всегда думал, что вызванные эмоциями резкие изменения физического состояния человека — это лишь литературный прием для передачи драматичности момента, но на фразе "четырнадцать лет" у меня подкосились ноги. "Пиздец", — шептал я. "Пиздец, пиздец...". Больше всего меня пугала не собственная судьба — я знал, что смогу приспособиться - но в зале суда пронзительно кричала моя Валька. Теперь она осталась одна, с детьми на руках. Без близких людей, средств к существованию и с кланом местных царьков во врагах. Бежать некуда, да и не на что, а у дверей подъезда наверняка уже караулят сгорающие от желания отомстить исполнители.

Я ухватился за решетку, и тут же получил дубинкой по пальцам от дежурившего у клетки. Последняя картинка запомнилась особенно ярко: бьющуюся в истерике жену, такую хрупкую и нежную, за руки выволакивали из помещения ответственные сотрудники.

***

Побег я готовил долго.

С одной стороны, мне повезло: я занял свою серую нишу между хозяином зоны и арестантами, избежав как гомосексуальных приключений и унижений, так и пресса со стороны администрации. Вместе с тем, тщетными оставались мои попытки связаться с семьей. Из головы не выходили мысли о том, что мог сотворить с ними старший Ерохин - я пытался не думать об этом, но картинки как стервятники кружили надо мной и клевали сознание деталями страшных сцен.

Помощь мне пришла в лице человека с погонялом Товарищ. Тяжеловес из блатных, при этом не потерявший человеческого облика. Его, по всей видимости, зацепила моя история и он существенно помог с побегом.

В назначенный день в цеху под своим верстаком я нашел неприметный рюкзак серого цвета. Помимо подробных инструкций, в нем также размещался набор для выживания на воле: чистая одежда, немного денег, очки без диоптрий, туалетные принадлежности, парик, нож и бинокль. На следующий день я сбежал.

Побег я готовил девять лет.

***

Неделю я практически непрерывно смотрел на свои окна с крыши дома напротив. За все это время в квартире ни разу не зажегся свет, не пошевелилась ни одна занавеска. Очевидно, внутри никого не было. Я не мог пойти и как ни в чем не бывало поинтересоваться у соседей, куда делась девушка из 53 квартиры - меня бы наверняка повязали еще у входа в подъезд. Поняв, что дальнейшие попытки наблюдения бессмысленны, я не придумал ничего лучше, как направиться к дому Ерохиных.

Дом расположился у самого леса - исполинский особняк с собственным прудом. Я забрался на дерево у кромки, буквально в пятидесяти метрах от ворот и спрятался в его листве. Тысячу раз поблагодарив Товарища и его рюкзак, я разглядывал происходящее в бинокль. Мое терпение было вознаграждено: через несколько часов калитка открылась и со двора вышли двое - мужчина и женщина. Держась за руки и переговариваясь о чем-то, они направились в сторону леса.

Когда пара поравнялась со мной, я смог разглядеть лица и едва не упал с дерева. Рожа, которую мне тысячу раз показывали на фотографиях во время следствия. Рожа, которая снилась мне ночами в кошмарах. Артур Ерохин, он же младший Ерохин - живой и невредимый! Но не это было самым шокирующим: спутница Ерохина - утиные губы и сиськи, каждая размером с мою голову, но ее выдали глаза - Валька, моя жена! И не было похоже, что кто-то принуждает ее держать Ерохина за руку и канючить.

- Артююююша, ну купиииии, у всех девчонок есть. Артюююююша, любиииииим...


Я кубарем свалился со своей ветки, прямо у них перед носом. Встал, отряхнулся и произнес:

- Валюша, я вернулся! Какого черта здесь происходит?

Лицо жены осклабилось и обвисло, словно из него разом выкачали все добавки.

- Сережа?! Артюша, скорее смотри, кто пришел!

- Что происходит??? Что с тобой стало? - я находился на грани истерики.

- Сережа, все сложно, ты не поймешь. С мужчиной нужно играть в "крестики-нолики". Если ты для него нолик - нужно ставить на нём крестик! Ведь меня трудно найти и невозможно забыть. Высокий каблук, юбка покороче. Кто не ценил - пусть теперь дро...

- Ты вконец ебанулась? Что за хуйню ты несешь? Где мои дети? - прервал я льющийся из нее поток бреда.

Валька уперла руки в бока и хрипло завизжала:

- Какие твои дети, быдло? Будешь дальше гнить в тюрьме. Аливидерчи, тряпка полывая!

Артюша Ерохин устало взглянул на меня и произнес:

- Прости, братан, что так вышло. Кто ж знал, как все обернется? Будь моя воля, вернул бы все назад, и не стал бы подписываться под эту авантюру с убийством. Да ведь не вернешь ничего уже! - последние слова он произнес с надрывом.

- Чтоооо? - воскликнула Валька. - Ты не видишь, как плачет ночами та, которая идёт по жизни смеясь!

- Ну вот, видишь? - в глазах Артюши я прочитал усталость и смирение

В этот момент раздался тяжелый грохот - недалеко от нас упала первая бомба.

Наконец начался нормальный апокалипсис.

Тегтер: орда , вне потока , орда-айтыс , постапокалипсис , тревожный рюкзак

141 пікір