Обратная связь
×

Обратная связь

Про собакисов и детей

    22 апреля 2012 в 01:49
  • 19,6
  • 560
  • 31
  • 19,6
  • 560
  • 31

Мяч был облезлым. Такого непонятного розово-серого цвета, который появляется, если резиновая игрушка проходит через испытания снегом и дождем. Неинтересный был цвет, нерадостный. И игра в него была скучная. Под палящими солнечными лучами, в окружении врагов.

«Враги» были серьезными, в половину роста, ровно до резинки на ситцевых трусах. С хитрым прищуром круглых желтых глаз и уродливыми красными гребешками на головах. Выходя во двор, всегда нужно внимательно смотреть по сторонам. Особенно, если бабушка дала в руки «пирожное». Деревенское пирожное – это толстый ломоть хлеба с желтым домашним маслом, щедро сдобренный сахарным песком или тот же хлеб с сахаром, но смоченный водой. Враг не дремлет и не церемонится. Завидев четырехлетнюю человеческую особь, подпрыгивает и вцепляется клювом в лакомый кусок. Отбиваться тяжело, поэтому приходится звать на помощь бабушку.

Правда, с началом стройки, никому не было дела до детских обид. Все строили дом. Большой и новый. Потому все вокруг было вверх ногами и не на месте. Даже Трезора с будкой отправили в угол двора, чтобы не мешал. Злой и лохматый, он ревниво охранял свою новую территорию, не подпуская к миске ни кур, ни бабушку, ни деда. Озверев от непрерывного сидения на цепи, пес кусал всех без разбору, а потому кормили его исключительно на расстоянии, осторожно подвигая миску палкой.

Время обеда. В руке «пирожное», в собачьей миске суп. Лениво жуя, можно пару раз пнуть мячик красной новой сандалией, наблюдая, как разлетаются хохлатые несушки, и как игрушка закатывается в угол с крапивой неподалеку от будки. Не подойти. А если палкой? Тихонько, вдоль забора, по пыльным лопухам, почесывая коленки с волдырями от крапивы, коварно прячущейся в разлапистых листьях. Трезор сосредоточенно лакает суповую жижу, огрызаясь на надоедливых кур. Не видит. Осталось совсем немного. Присесть на корточки, протянуть палку и… Злобный оскал, хрип, шерсть дыбом, боль.

Перекатившись, по горячей земле, размазывая слезы по запыленному лицу, с громким ревом – домой. Влетит, ой, влетит сейчас. За хлеб, который куры торопливо глотали здоровенными кусками и за грязную майку, которую отчистить никак нельзя. Пыль намертво прилипла к мокрому расползающемуся кровавому пятну на боку. Пока еще не больно, просто страшно и обидно.

Больно потом. Когда висишь поперек бабушкиной коленки, словно макаронина, а она смывает с тебя грязь и кровь раствором марганцовки. Дед ругается почем зря, кричит, что недоглядела. Оказывается, нужно в больницу, чтобы уколы от бешенства сделать. Слезы проливаются гороховым дождем на полотняный половик, мешая рассматривать упрямую божью коровку, взбирающуюся на бабушкин тапок. За что такие мучения? Жалко себя. Одна радость, теперь-то уж точно пожалеют и домой заберут. Мама приедет и заберет.

Не сработало. Раны к субботе затянулись, демонстрация повязки никак на отмену ссылки не повлияла. Остались лишь городские гостинцы, да ожидания у забора в выходные дни. Да, еще боязнь чужих собак на всю жизнь. Хе-хе, уколы от бешенства так и не сделали.

Теги: детство , собаки , дом , общество

31 комментарий

97 AnnaV
22 апреля 2012, 01:49