Обратная связь
×

Обратная связь

Замела зима

    30 марта 2012 в 12:34
  • 12
  • 296
  • 7
  • 12
  • 296
  • 7

Зима как-то сразу не задалась. Сначала мочила тусклыми ледяными дождями, затем ударила сильными морозами, а теперь решила засыпать снегом. В пояс. Чтобы ноги вязли в сыпучих сухих снежинках, чтобы выдувались остатки тепла из деревянных домиков, чтобы дети тоскливо прижимали пуговки носов к стеклу, не имея возможности играть и кататься на санках.

Тяжело жить в селе. Никто не приезжает чистить от снега проселочную дорогу. Старенький трактор с мрачным водителем в фуфайке появляется один раз в две недели, на большее у администрации не хватает средств. Поэтому приходится взрезать рыхлую снежную мякоть сапогами, проклиная метель, бьющую в лицо, новый год, и одиночество. Последнее, конечно, временно, но то, что мужа две недели назад положили в больницу, ощутимо и больно ударило по спокойному укладу Алениной жизни. Она осталась один на один со стихией. Борьба с непогодой была тяжелой и неравной, а главное, затянувшейся.

Сразу после работы забежала в садик забрать угрюмую, молчаливую Иришку. Настроения у ребенка не было уже несколько дней. Праздник на носу, а елки дома нет. Из садика с ребенком, замотанным в большой красный шарф до самых бровей, в магазин – заполнять пакеты съестным. На выходе обнаружили приплясывающую тетку в валенках, продающую елки с заметенного снегом грузовика. Иришка молча, дернула за руку с тяжелым пакетом и выразительно посмотрела на мать. Пришлось покупать.

Пока выбрали из елочного хоровода лучшую, пока расплатились, пока ухватили заледеневшую зеленую красавицу поудобнее, на улице совсем стемнело. Потопали в свой край деревни. Вернее, не потопали, а потащились. Алена тащила сумку, два пакета с продуктами, елку и сопящую, но довольную дочь. Завернув на свою улицу, что находилась на окраине, с вечными сквозняками и простором до горизонта, они буквально захлебнулись колючим ветром, гнавшим клоки снежной пелены. Иришка спряталась за мать и, крепко держась за ее руку, согнувшись, шла, стараясь попадать в исчезающие на глазах следы. Иногда под ноги попадались игольчатые лапы, и тогда нужно было постараться не упасть. В некоторых местах снег доходил ей до пояса. Пройти надо было метров четыреста, но она не жаловалась и не хныкала, просто шла, нагнув голову в коричневой цигейковой шапке, пряча глаза от режущих снежинок.

Ветер завывал, безобразничал, обнажая крыши и разметая дым из печных труб. Алена по сторонам не смотрела, двигалась по наитию и думала. Думала, что нужно готовить ужин, что их ждет нетопленый дом, что нужно сходить за дровами и углем. Для того, чтобы попасть в сарай, придется брать большую широкую лопату и чистить дорожки. Вот уже неделю ей приходилось вставать едва засветло и прочищать путь к колодцу в саду, а потом к дровяному сараю. Ладони от лопаты стали твердыми, болело все тело, но помочь было некому. Муж рвался домой, понимал, как ей тяжело сейчас, но врачи не отпускали.

Одна.

А ведь мама предупреждала…

Когда же закончится эта метель…

Наконец показалась знакомая калитка. В сугробе, доходящем до самой верхней перекладины. Недолго думая, две заснеженные фигуры двинули прямо через забор, в том месте, где под снегом лежали бревна. От дома навстречу метнулась короткая тень. Бобик. Крепко привязанный у будки, от которой на поверхности снежного моря осталась одна крыша. Последние дни пес избегал дощатого домика, предпочитал спать прямо на снегу, оставляя после себя обледеневшие ямки. Выпустить его на свободу к другим собакам не получалось, слишком надежно привязал хозяин, а потому Алена каждый день упрямо очищала площадку с привязью, перетряхивала солому изнутри. Бобик терпеливо ждал, пока она закончит, опасливо косясь на лопату, благодарно тыкался носом в колени, но спал все равно на снегу. Заметало не только будку, заметало цепь, на которой сидел пес. Если не вырезать и не отбрасывать пласты приплясанные собачьими лапами, то возникала вероятность обнаружить утром маленький лохматый труп.

Через полтора часа в печке загудел огонь. Накормленная Иришка, окружив себя игрушками, уселась на полу, смотреть «Спокойной ночи, малыши». Алена опустила себя на диван и тупо смотрела на экран, ощущая, как ноют мышцы, и одновременно прислушиваясь к звукам за окном. Через час результат ее трудов скроется под белым толстым слоем, и нужно будет выходить снова.

Если бы не Бобик…

Алена с остервенением взламывала лопатой наст, бросала через забор и вновь взламывала. Пес смирно сидел в стороне, стараясь не мешать. Третий раз за ночь. Третий раз она выходила, чтобы освободить собачий домик и его хозяина из снежного плена. Иришка уже давно спала, спала деревня, а метель не прекращалась. Распрямившись, не чувствуя пальцев и ощущая, как по спине горячей струйкой стекает пот, Алена увидела, что небо на горизонте начинает светлеть. Она бросила лопату, села на крыльцо и заплакала. Притихший Бобик опустил хвост, лег на пузо и пополз к хозяйке. Положив голову ей на колени, он тихонько заскулил и стал слизывать капли со щеки.

Теги: зима , метель , долг , общество

7 комментариев

92 AnnaV
30 марта 2012, 12:34