Обратная связь
×

Обратная связь

Поезд

    11 октября 2013 в 16:49
  • 25,4
  • 325
  • 2
  • 25,4
  • 325
  • 2

В вагоне монорельса включился свет, но Арслан, кажется, этого даже не заметил — настолько сильно его вымотал сегодняшний день, что обращать внимание на такое мелкое событие, как начало ночного времени на маршруте городского поезда, было бы преступлением против собственного здоровья. Девять часов беспрерывной работы с цифровыми голограммами схем тепловых трасс государственного значения утомят любого, а, не занимающегося спортом и ведущего сидячий образ жизни, офисного работника Арслана Ельтесова — тем более. Ну и что, что он когда-то закончил престижный университет с красным дипломом инженера-строителя — с первого же дня работы на крупнейшую корпорацию страны все возможности его присутствия на объектах исключили. «Такие специалисты в цене!», — как когда-то сказал его шеф. — «Негоже таким выезжать в степи да на заводы!». Всё, что требуется для проектировки и строительства можно получить на собственном столе, работая с программами, которые дают возможность просчитать всё: от климата заданного квадрата в нужный день до человеческого фактора, который уже давно перестал быть непредсказуемым. Белый воротничок — вот кем был теперь Ельтесов и такими же были его соседи по монорельсу, каждый день перевозившему массу рабочих рук с одного конца города на другой.

  — Станция «КенДала»! — электронный голос громкоговорителя объявил очередную остановку.

Двери поезда открылись, и из вагона начали выходить люди, толкаясь и недовольно фыркая простуженными на прохладной погоде носами. Арслан, впрочем, и этого тоже не заметил. До его станции было еще четырнадцать остановок, поэтому на двери вагона он обращать внимание раньше времени не собирался. Время в пути он решил скоротать просмотрам сводки новостей. Пара движений пальцев на сенсорном экране встроенного в стоящее впереди кресло монитора, и перед глазами уже стоит выбор нескольких каналов. Машинально пропустив первый, на котором ничего, кроме «последовательных и праведных» шагов государства, не показывали, Арслан нажал на второй, где некоторые осечки всё же замечали. Впрочем, слово «некоторые» использовать немного неуместно. Второй канал лил на глаза зрителей всевозможные помои общества, которые его корреспонденты только могли найти. И происходило это всё в таком объеме и с такой подачей, что ничего, кроме смеха, вызвать у зрителя не могло. Вот и Арслан остановился на втором канале только, чтобы попытаться рассмешить себя. И выпуск новостей, будто, попался удачный — камера показывала некоего человека — обладателя прекрасной, надо сказать, бороды — закованного в наручники и сидящего на земле возле разбитой витрины какого-то магазина. Если верить словам корреспондента, тут имело место семейная ссора — то ли жена изменила мужу с этим бородачем, то ли этот мужик разнес магазин шурина за какую-то нелепую шутку. Разобрать было абсолютно невозможно! Молодая журналистка так яро и увлеченно описывала сам погром, что забыла уточнить детали его причины. Но Арслану и этого хватило, чтобы улыбнуться — абсурд был именно такой, какой он любит: непонятно из-за чего, непонятно зачем, главное, чтобы громко, помпезно и с жертвами — хозяина магазина с окровавленной головой отправили в ближайшую больницу.

  — Станция «АсылАрман»! — громкоговоритель не прервал мысли Ельтесова, слишком уж он сильно увлекся репортажем, а двери вагона снова открылись. Несколько человек вышло, освободив свои места, и, казалось, что, вот-вот, двери закроются, и поезд поедет дальше. Но этого не произошло. Поезд продолжал стоять на месте. Электронный голос что-то произнес про устранение неполадок на трассе, но никто из пассажиров этого не услышал — все либо уставились в свои мониторы, либо просто дремали под звучание музыкальных тем в наушниках, готовых остановиться перед нужной слушателю станцией. Не заметил остановки и Арслан, которому становилось все забавнее от вида погромщика. Корреспондент задумал взять у того интервью, но ничего внятного не получилось. Помимо бороды у виновного были еще шикарные усы, на которых отчетливо виднелась застрявшая там небольшая веточка. И когда мужчина отвечал на вопросы надоедливой журналистки, эта веточка качалась вместе с усами. Всё это было настолько умилительно, что Арслан начинал уже смеяться во весь голос, хотя смотри этот выпуск новостей кто-то другой, он наверняка на усы обвиняемого внимания бы не обратил и разделить смех молодого человека в потрепанном костюме не смог бы.

Тем временем, поезд тронулся, а в вагоне, где придавался веселью Арслан Ельтесов пассажиров прибавилось. В поезд зашла группа людей с битами или резиновыми дубинками в одной руке и бумажными книгами в другой. Одеты они были вполне сносно, поэтому на уличных бродяг, шляющихся по бедным районам города, похожи не были. Группа людей молча стояла в середине вагона, рассматривая остальных пассажиров, которые новых соседей не заметили и продолжали заниматься визуальным потреблением. Монорельс ускорился, отчего вагон совсем немного зашатало, и это, словно, стало знаком для людей с битами и дубинками. Они стали подходить к пассажирским местам и молча разбивать мониторы на креслах, выдергивать из ушей людей наушники и класть им на колени книги. Говорил только один человек, оставшийся стоять в центре вагона. В его словах было что-то про чувства, реальность и искренность. Ошарашенные пассажиры слушали его, но вряд ли понимали, что он им хочет сказать. До Арслана же люди с битами еще не дошли — он сидел в самом конце вагона. Ельтесов до сих пор смеялся над репортажем второго канала, когда его монитор был разбит подошедшим к нему человеком. Арслан очнулся, поднял голову, услышал голос, что-то говоривший о какой-то истине, взглянул на книгу, которую положили ему на колени, снова поднял голову, посмотрел на остановившихся людей с битами и… засмеялся. Засмеялся яростно и истерично, так, как смеются над самой смешной шуткой, которую когда-либо слышишь. Арслан встал со своего места, посмотрел в глаза стоящего рядом человека и засмеялся еще громче. Теперь из его глаз потекли слёзы, ладони вспотели, а легкие с трудом справлялись с судорожным смехом. Все вокруг замолчали, поезд замедлился. Арслан начал продвигаться к дверям вагона сквозь ряд удивленных людей. Наконец, он подошел вплотную к замолчавшему спикеру, похлопал его по плечу и снова начал свой заразительный смех. Поезд остановился, двери открылись. Ельтесов вышел, но продолжал смеяться. Теперь его смех был менее резким. Поезд тронулся дальше. Станция была не та, где Арслан обычно выходил. Он остановил свой шаг, сел на колени, вдохнул грудью прохладный воздух и заплакал.              

Теги: конкурс

2 комментария