Обратная связь
×

Обратная связь

Письма Высоцкого. Часть Третья

  • 59,4
  • 336
  • 3

Часть 1-ая

Часть 2-ая

Бывал Высоцкий и в Казахстане, Алматинцам я думаю будет особенно интересно)


8 января 1963 года.
Алма-Ата, гостиница «Казахстан»-Москва, Беговая аллея

Любимый мой лапа!
В поезде не было никакой возможности для написания — трясло, и остановки были короткие. У нас двое отстали, а потом догоняли поезд на ручной дрезине.
Казахов мало, но радио и все остальное — все заражено великодержавным казахским шовинизмом. Правда, можно научиться и кое-что понимать. После каждого слова они ставят букву «м». Например, казахм, паровозм и т.д.
Только сегодня выяснилось, где мы будем жить, и я тебе послал телеграмму. Гостиница «Казахстан» — самая шикарная гостиница в восточном полушарии. Здесь даже батареи в стенах, не говоря обо всем остальном. Сегодня в одном месте cmало течь, рабочие пришли, сломали стену, починили и опять замуровали. Казахи хуже грузин. У тех хоть деньги, у казахов — нет, и они злее. Почему-то у меня не забирают паспорт на прописку, и я не могу пока его выслать. Солнышко, очень волнуюсь, как вы там оба. И как твоя грудница и вообще, все. Не знаю, как посылать письмо, авиа или так. Сегодня пошлю авиа. Я, наверное, позвоню твоему папе. А то очень долго ждать ответа. Дальнейшее пребывание обещает быть скушным. Вот пока и все.
Целую тебя, люблю очень и уже страшно соскучился. Поцелуй парнишку нашего и всем привет.

 


13 января 1963 года
.
Алма-Ата- Москва.

Аюсик! Хороший мой! Обещал я тебе придумать что-нибудь повеселее. А веселого ничего и не было. Был, правда, один очень красивый случай. Пушкарь обругал зав. этажем, сказал ей, что она старая… и еще что-то, она вызвала милиционера, он и ему какую-то любезность. А ты представь себе что такое милиционер, да еще казах. Он издал боевой клич, что-то вроде «Амангильды!!!». Прибежали еще 183 милиционера с луками и стрелами на низкорослых лошадях, накинули аркан на шею и волоком потащили в шатер к майору. Майор был Чингисхан, он назначил 15 суток в темнице. Утром все мы узнали про это дело, стали думать и гадать, наш директор упросил отменить приговор и уплатил выкуп в размере 30 руб. Вот!
Люсик! Когда нет съемки — абсолютно нечего делать. Госконюшня больших форм — театр Оперы и Балета на казахском языке (Балет — тоже). Хотели заполонить телецентр — там по-русски только в четверг, и то — казахские фильмы, дублированные на русский язык. Вчера были соревнования по бегу на коньках. Ходил! Замерз!
Лапа! Звонил я матери. Она что-то невнятное насчет квартиры: напиши подробнее. Письма от тебя все нет. Это не подогревает. Жду громадного письма со множеством ласковых слов и юмора. Это, конечно, если ты себя хорошо чувствуешь. Если нет — пиши все равно и все равно ласковых слов! Хорошо, малыш?!
Сегодня собрались поехать на барахолку. Это такой рынок, где легализирована спекуляция. Там, говорят, все есть:
верблюды, слоны, леопарды, и «ролле-ройсы» выпуска 1963 г. Хотел разузнать насчет шерсти. Но пока не дали денег. Один парень поехал на разведку. Доложит. А в следующее воскресенье я сам поеду.
Здесь поют мои песни. Встретил Айманова. Это он привез. Правда, все имена изменены на казахские. А так ничего. И еще: тут один сценарист обещал познакомить с каким-то Трахтенбергом. Он снимает что-то ужасное из жизни современного Казахстана. Посмеемся! Вот и все.
Хорошая моя и любимая лапа, поцелуй сынишку и пусть он не болеет, и пусть ты не болеешь, и пусть никто не болеет.
Тебя много целую. Всем приветы. Скучаю!
Володя.
P.S. Сейчас горничная поинтересовалась: зачем я пою в ванной. Грозила.

 


16 января 1963 года

Алма-Ата, гостиница «Казахстан»-Москва, Беговая аллея

Солнышко! Наконец-то вчера получил от тебя длинное, хорошее письмо, перечитывал несколько раз, потом еще несколько раз. Я, лапа, очень тебя люблю. Что-то уж больно быстро растет малыш. В кого бы это? Но вообще это замечательно. Только бы вот ешё и поправлялся он так же. Хорошо, что ты выходишь, да еще в магазин. А то все умрут с голоду. Но ничего. <...>
3-й день подряд снимаем в горах, на высоте около двух тысяч метров. Уши закладывает, как в самолете. Дышать тяжеловато. Но красиво там. Лучше, чем в Швейцарии, потому что там одни швейцарцы, а здесь казахи, а они наши советские люди. Ездят на лошадях, я увидел и сердце заныло. Попросил покататься. Сказал, что лошадь не ишак, и еще что-то по-казахски. Так и не покатался. Ипподром и меня будут фотографировать, видимо, в Москве. А может, и здесь. Пока ничего не ясно. «Медео» — это такое место с нерусским названием, и абсолютно по-русски лапотно и глупо оформлено. Залита водой площадка в горах и всё. Никаких трибун, гостиниц. Ресторанов и даже туалетов. Где живут спортсмены — неизвестно. Кругом бродят яки, куры, коровы, казахи ч киношники. Их здесь как собак.
Чембyлaк — это тоже место и тоже с нерусским названием. Там проходят соревнования по слалому и там тоже ничего нет. Правда, там есть столовая, но она приносит государству убытки. Сегодня я лазил по горам. устал, надышался горным воздухом, напился воды из горной речки. Она очень вкусная, но радиоактивная. Барсов и джейранов не видел, никого не видел. Видел в ущелье маленькие, как мухи, машины, видел кругом горы в снегу и ужасно много елок. Солнце настолько теплое, что некоторые загорают, а снег не тает. — очень разряжённый воздух. А в тени холодно. Ну вот! Пожалуй, все из последних 2-х дней.
Да! На местной барахолке шерсть верблюжья есть, но только не пряденная, а так прямо состриженная. Я в воскресенье все-таки съезжу, погляжу, если съемки не будет.
Малышик! Пиши мне! Я очень радуюсь, когда получаю от тебя письма. А когда у тебя и у Аркашки все хорошо и у всех более или менее хорошо дома, — ещё больше. Целую, лапик мой хороший. Люблю и скучаю. Всем большой привет. Маме моей скажи, чтобы квартиру всё равно получила. И Мишка пусть извернется.
Еще раз целую.

 


29 января 1963 года

Алма-Ата-Москва

Люсик! Солнышко мое!
Нас уже несколько человек уехали в Москву. Мне жутко хотелось уехать с ними, вернее тебе и сыну, и вообше в Москву, но не пустили. А завтра уезжаем а горы и будем жить там в пещерах среди снежных людей и туземцев. Сколько времени — неизвестно, но видимо, числа до 10-го. Режиссер наш — он итальянской школы, мы его зовем Дорманиани, а когда орет. — тогда Муссолини, так вот он придумал что-то очень гнусное и думает, что будет очень смешно.
Мне придется ещё к тому же съезжать на лыжах со здоровенной горы, а я этого хочу меньше, чем Пушкарь прыгать с mpамплина.
В общем:

За меня невеста отрыдает честно,
3а меня ребята отдадут долги,
За меня другие отпоют вес песни,
И, быть может, выпьют за меня враги.

Даю справку: долгов нет. А враги пусть пьют и травятся. Сегодня у нас 2 концерта. Эксплуатируют, как негров. Но опять будет «713», и я тебя увижу и даже 2 раза. Ездил на казахском мустанге. Он скакал с пика на пик. Упасть я не упал, но ноги натер. Казахи сказали. что из меня выйдет «сыльно хороший джигит'». Да! Лапа! Какая жалость. У нас на концерте был секретарь обкома Чекмента (это 400 км отсюда). Он воспылал нежностью и написал письмо главному зоотехнику, чтобы он мне продал 20 каракулевых шкурок по 5 руб. Это жуткая дешевка. Но… увы, туда ехать 10 часов. А нас не пускают. Вчера уговаривали начальство. Оно — ни в какую. Видимо, завидуют. Я в расстройстве! Убывает состояние. Люсик! Ты мне больше сюда не пиши. А я с гор еще тебе напишу!
Любимая лапа. Ужасно хочу к тебе. Извелся. Вчера еле удержался, чтобы не побить казахов, но они трусливые и сбежали. <...> Пока все! Целую, родная моя! Хорошая! Люблю очень.
Привет агромадный всем.

Вовка

 

12 мая 1963 года
Алма-Ата- Москва

Люсик! Хорошая моя лапа! Любимая лапа! Наконец — письмо от тебя и сразу как-то лучше. Все твои опасения о том, что буду я сидеть без дела, оправдались. Чуть-чуть поснимался, а сейчас ничего не делаю. Болтаюсь по студии, снимаю мерки. Для чего? Не знаю. Вроде никаких костюмов не надо. «Казахфилъм» — это ужасно. Никто ничего не умеет, все делают вид, что работают. Зачем-то каждый день присылают за мной машину и везут на студию, а там я слоняюсь из угла в угол и пытаюсь острить. Безуспешно.… Лапа! Ужасно рано просыпаюсь. Сейчас 8 часов, а я уже часа 2 не сплю. Только что дали письмо и сел писать ответ. Почему-то письмо шло 4 дня. У нас здесь (у нас) 3 дня были грозы. Прямо как в Москве — море разливанное. Если бы не Толя Галиев, умер бы от тоски и от голода. Совсем нет денег. Гостиницу мне не оплачивают полностью, и я доплачиваю рупь с чем-то. Уже много набежало. Лапа! Я не жалуюсь, а просто описываю положение. Солнышко! Я тебя люблю, больше всех. Зачем закармливаешь ребенка? Как он? Чего говорит? Зачем рассказала отцу про куртку? Это они сделали вид, что ничего страшного, а в душе затаили некоторое хамство. Про 23 я не забуду и дам громадную поздравительную телеграмму. Передавай привет всем в любых выражениях. Люсик! Очень скучаю. Пиши, лапа!
Целую, люблю! А ребенка тоже целую и люблю.

Володя

Теги: семья , поэзия , путешествия , общество , орда , высоцкий

3 комментария

251 BenevolentECR
21 марта 2013, 17:09