Обратная связь
×

Обратная связь

По проекту КИПР - "Система координат - литература" с позволения joze перепостирую

    06 марта 2012 в 17:57
  • 6,9
  • 467
  • 4
  • 6,9
  • 467
  • 4

В последнее время слишком привыкла быть внутри себя. Даже тут, в дневнике (он хоть и открыт по моей воле каждому, все же — дневник — что означает какую-то толику личного).

Сейчас я буду честной и, наверное, задену некоторых людей.

Хочу обобщить кое-какие впечатления от художественного на меня воздействия. Я прочитала «Дорожную пастораль» Юрия Серебрянского (о чем писала в связи с началом проекта «Система координат. Литература»), сегодня — «Любую любовь» Ильи Одегова. Ранее посетила выставку Дарьи Спиваковой, на которой она читала свои стихи.

На выставке надо было перемещаться от стенки к стенке, медитировать. Пришел из будней, вошел в комнату с фотографиями — а теперь отрешись. Погрузись. Слушай. Чувствуй. Усилие, на которое внутри меня мало что откликнулось. Дарья предложила свое оформление того, что, я думаю, у многих внутри есть неоформленное, неосмысленное, но такое — тоскующее, ищущее выхода. Я получила эту часть вдобавок к своей такой же немаленькой части. Результат — рассудочный.

А до выставки шла по Арбату, думала о своем рабочем, будничном. Просто шла. А там же играл дядька на гитаре с уселком. И как накрыло меня этой музыкой, что остановилась, чувствовала, не осмысливая. Восполнила дефицит живого в себе той, которая последнее время сильно перестраивается и отстраивается от неоформленных чувствований. Мощно было, сильно и — естественно.

Что до книг, то я — это, по-моему, необходимая ремарка — возможно, не имею права на критику. Не писатель, не литературный критик — читатель с нормальными способностями к ощущению, осмыслению и анализу. И что я в таком качестве имею сказать? На мой непрофессиональный взгляд, обе книги сделаны хорошо именно технически. Задевают — рассудок. Эмоции, то глубокое внутреннее, с которым часто не достает терпения и мудрости работать и воспитывать — не включается, не начинается та большая внутри себя работа. Книга открывается и закрывается, оставляет тебя. Паланик, например, во мне жил неделями. И Зюскинд. И Золя. Эрих-Мария Ремарк. Многие во мне жили, меняли меня, толкали к чему-то, пробуждали что-то — что? — работаешь внутри себя, разбираешься, находишь, осмысливаешь.

Книгу Юры и книгу Ильи читала и думала. Как на «системе координат» говорили, есть ощущение, что сейчас вот-вот оно будет и чуть-чуть не достает, не доходишь до этого чего-то. Идешь по книге, в нее не падая. Когда-то, говорят, Раневская сказала, что спектакль у нее был ужасный, потому что зритель пришел неталантливый. Это тоже нельзя сбрасывать со счетов, но — разве сила искусства, если это искусство, а не опыты с ним и собой, не заключается в пробуждении неготовых умов, грубых душ, таком возделывании дикой почвы?

По мне тут есть оторванность от жизни. Почему я тут говорю о работе Юрия, Ильи и Дарьи. Они, как и я (в неполной правда мере) — выходцы из «Мусагета». С огромным уважением к Ольге Борисовне я хочу высказать мысль, которая может показаться крамольной и кощунственной. Любой ученик несет в себе след учителя. И, по-моему, это след Ольги Борисовны (вместе со многим другим, о чем у каждого есть что сказать личного, хорошего, разного — тут не об этом сейчас) — оторванность от реальной жизни. Но у нее это было объективно, а тут — может, не осознанно — умственно. Эта оторванность очень чувствуется, преодоление оторванности — тоже. Потому что усилие. Его чувствуешь. Как чувствуешь, когда певец поет с напряжением.

Говорят, чтобы отношения были хорошими, нужна искренность, честность. Это то, чего я не внесла в прошлую встречу «Системы координат. Литература» (СКЛ). Себя не внесла (сомневалась, что имею такое право). Сейчас исправляю. Сейчас, потому что тоже нужно было время подумать, оформить. Мне после СКЛ как-то сказали, что, мол, чего ты хотела? Литература — это «перья и жопы». Я надеюсь, что литература — это люди. Мне бы хотелось, чтобы этот проект вместо меня делал кто-то другой, большой и умный, эрудированный и тонко чувствующий. Но так получилось, что этот проект делаю я. При большой конкретной поддержке Паши Банникова. По большей части, проект пока больше и держится на Паше. А я себя в проекте сейчас осмысляю. Думаю — проявлять или нет. Если проявлять, то будет примерно так, как изложено выше. Нужно ли мое участие тут именно такое, разговор с затрагиванием таких моментов? Почему от прошлого разговора у многих участников осталось ощущение чего-то неполного? Может, надо выходить на личные внутренние моменты? Чтобы за живое? Притом, что публичность этого никуда не девается.

И еще — если это по какой-либо причине не прочитывается из моих слов — об авторах и книгах я говорю с уважением, просто подхожу с максимальной (для меня лично) мерой. Надеюсь никого не обидеть, но напротив — поговорить.

zhuldyz.livejournal.com/99160.html?view=492120

Теги: общество , музыка , культура

Читайте также

4 комментария