Обратная связь
×

Обратная связь

Айтыс: "Фильм,фильм,фильм!". Ипполит. И болит душа поэта

    25 декабря 2020 в 23:39
  • 2137,5
  • 75
  • 8
  • 2137,5
  • 75
  • 8

А ведь правду говорят: наглость – второе счастье. Смотришь на этих суетливых
людей вокруг, все вроде бы пьют, болтают да веселятся, давно позабыли о еде, да и зачем, когда столько пищи духовной? А меж тем самые вкусные кусочки сплошь на тарелках наглецов, румяные куриные ноги, сельдь, почти не прикрытая розовой шубкой, оливки (оливки? Откуда только все это берется…), шпротина прямиком из Даувиги, Даутау, Даугавы… У простофиль на тарелках красуется вареная картошка и это странное студенистое варево. А ведь у нее тоже стояла эта полузастывшая кислая жижа. А из жижи на меня смотрел чей-то глаз. Явно не шпротины. И даже не сельди. Глаз требовал правды. Справедливости. Отмщения. Жертвенным пламенем наполнялась его покоцанная бель. Я же знал, что правды не добиться, мир давно покорен наглецами. Теми, кто воруют твои налоги, твое место в очереди за молоком, твои мысли, неизбежно вытаптывающие
полянку на голове, твои тексты, выстраданные и отмоленные, твое время, твоих женщин…
Женщина! Зачем ты так прекрасна и так греховна? В какие бездны ты хочешь меня утянуть? Каким богам уподобиться? Мы будем как боги. Ты и я. Я бог. Бог мертв. Я мертв.
Ты не придешь лить слезы под моим крестом, не омоешь мои усталые ноги в ботиночках на тонкой подошве, не прикоснешься к моей щеке своим блудливым локоном, не поставишь на стол крашенных яиц, не возвестишь о моем возвращении. А я ведь вернулся, стою за твоей легковесной дверью, припав отчаяньем к звонку. Зову. Кричу. Рыдаю. Выстукиваю я. те. бя. про. щу. Получается унылый хорей. Что. Такое. Осень…
Выхожу. Один я. На дорогу. Ночь тиха. Пустыня. Внемлет. Богу… Открывай, женщина, впусти сущего! (Голос в подъезде: дома у себя ссы!) Впусти свет несущего! Впусти Мошиаха, Гора впусти, соколом парящего!

Сокол падает оземь. Прямо в подлые носки чьих-то черных ботинок. Птицу
поднимают и сажают на стул. Мятая и потерянная, она изучает стол, стены и двух
скитальцев с гипсовыми масками вместо лиц, как будто все видит впервые. Кто он и что тут делает? Почему смотрит на меня будто я пьяный и непрошенный вломился к нему на праздник? Какой еще … Кашин? Тот, что на велосипеде меня гонял? Нахальный, мерзкий, низкий человечишко! Я уничтожу тебя. Истычу сарказмом, утоплю в проклятьях, приговорю к вечным мукам. Я сброшу тебя с балкона. Закопаю в шубе от сельди. Перееду своим чувством юмора. Я добьюсь справедливости. Я съем Горово око и воспарю Осирисом! Дайте мне этот рыбий глаз!!

Глаз смотрит на меня с укоризной. Сквозь желе слышу грустные вздохи. Одним
нужно было наблюдать за внешним миром, другим заглядывать внутрь себя. Внутри меня пустота. Я выпотрошенная оливка на этом празднике жизни. Маленький Бог заветренного салата. Моя любовь давно стекла на дно хрустальной вазы, укрытая от мира плотным слоем дневных забот. Твои очаровательные кудри давно отвернулись от моих сумных век.
Глядят на этого Кашина с детским лицом, блаженного, неприкаянного, одинокого. Глядят с лаской и нежностью, готовые простить еще не свершенные грехи. Мне же счастье обещано в других вихрях. Другие будут битвы, другие ноши, другие имена. Иные Федры буду строить козни. Иные бури. Иные кони. Другая жизнь поджидает, топчась в парадной.
Идемте же со мной, омою ваши ноги, я больше не боюсь морей.

Тишина… Только чайки как молнии… О, тепленькая пошла.

Теги: орда , кино , вне потока , орда-айтыс , айтыс

Читайте также

8 комментариев