Обратная связь
×

Обратная связь

Айтыс: "Лейся песня". Ре. Морена

    15 апреля 2019 в 12:04
  • 1186,8
  • 112
  • 34
  • 1186,8
  • 112
  • 34

После изнурительной поездки на перекладных, я остановился наконец в ближайшем подворье. Ехать в город в поисках приличных нумеров сил не было. Побросал чемоданы в комнате, спустился в трактир. Недурно.

В пустом и темном полуподвале кроме меня и бармена, сидело еще оно. Под балахоном и низко опущенным капюшоном пола не разобрать. Существо, однако, при виде меня оживилось и направилось в мою сторону. Девчонка, решил я по походке. Не глядя на нее, я приказал трактирщику две пинты эля, и лишь потом обернулся.

Святая инквизиция! … Будь я самим Модильяни, не хватило бы ни красок, ни мастерства, чтобы описать открывшееся взору диво. И тем более слов, чтобы рассказать: один только взмах изящной ее кисти, тонкий стан, высокая белая шея. Даже излишняя худоба не выглядела отталкивающе. А глаза…Никоим образом не хотелось бы сейчас опошлить ущербной своей лексикой то, что я увидел. Вам, пожалуй, стоит вспомнить пелевинского Петьку, а точнее Анну, от которой тот перманентно пребывал в эстетическом и не только шоке, чтобы хоть как-то попытаться представить Её. А кто не читал, так выловите из памяти Онегина перед Татьяной в последней главе, чтобы хоть отдаленно понять состояние автора в тот вечер.

Вечер, конечно, тут же колдовским образом обратился в полный арт-хаус. Я, как чёртов дурень Петька, молвил неуклюже:

- Знаете, ваши глаза…они такие синие, как… - и тут же замешкался.

Она лишь улыбнулась.

- Не смейтесь, мисс. Я плохо знаю английский. Но ваши глаза что синий лёд, - чёрт знает почему пришли строки на ум.

- Из самого синего льда. – Тут Она взглянула на меня серьёзно.

- Верно, из самого.

- Не смейте, - снова посмотрела Она глубоким пронизывающим взглядом. Мне и впрямь стало холодно. «Чего не сметь?», - спросил я, но тут Она вдруг толкнула меня, и я вместе со стулом с грохотом повалился на пол. Она лежала на мне, когда прозвенела пуля ровно по траектории, где секунду назад билось мое сердце, или печень, или что пониже.

- Вы просто ангел, - ляпнул я не к месту, но уже без всякой робости. – Ангел с небес, во всех смыслах.

«Ангелочек» ловко вскочила на ноги и принялась отряхивать полы плаща. Не желая пребывать ни секунды больше в этом унизительном положении, я тоже встал. Бармен, подлец, и глазом не моргнул, продолжая протирать несуществующую пыль столешницы в своем уголке. И даже включил музыку. Воспользовавшись моментом, я закружил ее в фокстроте.

- Зря пытаетесь нащупать, ведь я только что спасла вас.

- Хотелось бы знать, почему?

- Но я погублю вас, факт - игнорировала Она вопрос.

- Тогда к чему весь фарс?

- Что-то не сходится ещё, сама не могу понять.

- Вас преследуют?

- Меня? Да прям уж. Это за вами пришла смерть.

- Но кто именно? И как это все связано с вами?

- Потому что я знаю.

Я не знал, что и думать. Засмеяться в ответ? Считать полоумной? Выстрел всё ещё гремел в ушах, но рассудок мой будто ошалел от Её присутствия. Вместо страха меня обуяла шаловливость. Мне хотелось танцевать и танцевать с Ней, одарить всеми розами мира (или что Она там любит), петь серенады…Я и впрямь помешался…

- Мне кажется, что вы сошли с ума, но мне хочется сойти с ума вместе с вами.

- А умереть вы готовы?

- Если только с вами и навечно.

- Вы не поняли, я погублю вас, но это не значит, что, хм, уйду вместе с вами.

Я вновь посмотрел Ей в глаза. Проклятье. Меня пробирало и бросало в жар одновременно. От одного только взгляда. И я тонул в этой глубине, уже зная наперед, что вот она, моя пропасть. «И пусть, забирай…», - мы говорили уже одними глазами, - «ты умрёшь», - «не боюсь», - «дурачок, это серьёзно», - «верю», - … В глазах темнело, аккорды до-диез унесли обоих ночную пустошь где, наконец, остались только эти черные очи. Крепко сжимая ее пальцы, пребывал я в блаженстве, но не в том смысле, не в телесном, нет. Чувства были сродни тому, когда впервые вдыхаешь смрадный воздух Бангкока и понимаешь, что вот это, должно быть, и есть рай.

Она первой отвела взор. Я медленно выходил из оцепенения.

- Вижу, что не время, - Она говорила сухо, деловито. От интереса (или он почудился с самого начала?) не осталось и следа. – Мне пора.

- Но как это возможно?

- На свете и не такое есть.

- Я готов.

- Не время. Я ошиблась, мне нужен был другой.

По движению её взгляда я понял, что в зале был еще один посетитель – забулдыга, заснувший за одним из столов. И как же я не заметил сразу. Бедолага спал крепко, но в то мгновение я ему даже завидовал.

- До лучших времен, - не без иронии бросила Она мне на прощание. –И не смейте скорбеть.

- Valar morgulis, - только и ответил я


Теги: орда , вне потока , орда-айтыс , айтыс , лейся песня

34 комментария

5 Cherryiker
15 апреля 2019, 12:04