Обратная связь
×

Обратная связь

Золотистый стафилококк: мой день

    09 декабря 2019 в 21:17
  • 1454,8
  • 219
  • 105
  • 1454,8
  • 219
  • 105


Это чертов день не задался, как и все предыдущие. Раннее утро. Надо идти на работу. Выхожу – темно и холодно. Заскакиваю в автобус. В нем уже полный комплект пассажиров - студенты, рабочие, местная интеллигенция. Но все козырные места заняты вездесущими бабками. Они, недобро вращая глазами, озираются по сторонам, а их губы беззвучно шепчут проклятья. Мне кажется, что их крючковатые пальцы настойчиво ищут своих жертв, и вот-вот доберутся до моего горла. Спасает только остановка. Выскакиваю из транспортного средства, и как будто выбираюсь из душного склепа. Автобус со старыми ведьмами уезжает прямо в ад.

Захожу в банк. Да, я обычный банковский клерк. Мальчик с кассы. Пацан на побегушках. Вначале все идет нормально. Сижу на приеме платежей. Мужик в шапке-ушанке оплачивает административный штраф. Затем красивая девушка подходит с госпошлиной. Улыбается мне. Я, соответственно, ей. Вдруг подуло холодком. Поднимаю взгляд. Древняя, как само зло, старуха с редкими зубами хромает ко мне, недовольная, судя по всему, самим моим существованием. «За квартиру, за ноябрь» - скрипит она мерзко и противно, вытаскивая из грязной сумки рваную тетрадку со своими расчетами и полиэтиленовый мешочек с деньгами. Вежливо улыбаюсь ей. «Чего лыбишься? Дурачок что-ли...» - морщит она и без того дряблое лицо. Мой взор падает на швабру, которая стоит в трех метрах от меня. Взять бы и вдарить эту фурию прямо по голове. Старуха перехватывает мой взгляд. Гадко ухмыляется. «Считай правильно, не то пожалуюсь администратору» - шамкает она – «и за телефон хочу за следующий месяц оплатить. А за отопление не бери – у меня все равно таких денег нет с собой».

С горем пополам дожидаюсь технического перерыва. Бегу курить на улицу. Еще три часа до обеда, а таких старух будет с добрый десяток. Затягиваюсь дымом. Становится теплее. В мозгу рисуется летняя картинка. Июль. Выхожу из подъезда. Залипаю в смартфоне. На лавочке сидят бабки. Целая лавка старушек. У них там своя волна. Прислушиваюсь.

- «Никаноровна, а твой-то когда помер»?

- «Еще при Горбачеве, а твой, Кузьминична»?

- «Я своего похоронила два десятка лет назад. Утонул на рыбалке».

- «А мой, девочки, такой бабник был, от рака, скотина такая, окочурился тоже давно уже».

- «А мой старик в квартире сидит. Не выходит уже. Скоро, наверное, на погост. Подзадержался».

Старухи смеются. Сигаретный дым обвивает вязкое изображение, и на его завитушках проявляются все лавки района, со всеми старушками, выползшими погреть на жарком летнем солнце свои косточки. И нет ни одного старика. Чувствую, как холодок неприятно ползет по спине, и виновен в этом совсем не декабрьский ветер. Докуриваю сигарету до фильтра и ухожу на свою голгофу.

Обед, еще четыре часа рабства с неизменно противными бабками. Медлительными, вздорными, обидчивыми. Они сбрасывают свою ненависть на меня, а я могу лишь улыбаться и извиняться. Раб должностной инструкции – вот кто я. И они это знают. Они этим пользуются. Наконец 18.00. Выжитый как лимон в большой еврейской семье, иду домой пешком. Все пять остановок. Не желаю втискиваться в переполненный автобус. Нервы и так на пределе.

Захожу в магазин. Надо затариться продуктами на вечер и утро. Подхожу к молочке. У прилавка с моим любимым кефиром естественно копается бабка. Затылком чувствует меня, поворачивается, глядит на меня так, как будто я силой лишил ее невинности в лохматом 1917 году. Специально позиционирует свою задницу так, чтобы я не смог подойти и взять товар. Ладно. Я птица не гордая, пойду пока выберу чай... Через пять минут я опять у молочной секции. Черт! Та бабка еще тормозит там. И не одна. К ней присоединилась еще одна старушенция. Похоже они организовали там круглосуточный блок-пост. Плюю на все. Подхожу. Пытаюсь протиснуться к кефиру. Старухи делают вид, что не замечают меня, и полностью блокируют все подступы к прилавку. «Можно пройти»? – самым дружелюбным тоном, впрочем, с нотками вызова, говорю я. Они смотрят на меня. Ей-богу, немецкие «тигры» в июле 1943 года более дружелюбно всматривались в наши «тридцатьчетверки»! Оплачиваю продукты на кассе. На выходе из магазина меня опережает одна из старух. Вместо того чтобы если не поддержать дверь перед выходящим за ней, то просто выйти и уйти, она, выйдя за порог, сразу останавливается. И снаружи начинает закрывать дверь. Стеклянная дверь с доводчиком. Но старуху это не останавливает, хотя она вполоборота меня прекрасно видит. Но продолжает делать свое дело. Черт! Это уже ни в какие ворота не лезет. «Бабушка»! – Громко говорю я. – «Пожалуйста, не закрывайте дверь. За вами люди выходят». Она смотрит на меня. Сквозь меня. Ноль внимания – фунт презрения. Сука, сдаюсь!

Уже дома, наевшись сосисок с дошираком, напившись крепкого чая, я кемарил перед бубнящим телевизором. И вот в этот миг между бодрствованием и сном, мелькнуло у меня прозрение. Не просто так мы крутимся как проклятые на этой чертовой планете. Земля – это реально филиал ада. Космос ссылает сюда на исправление наши окаянные души со всех концов вселенной и заселяет их в людские тела. И чтобы им, а вернее нам, было мучительно больно, на этой планете созданы такие условия, чтобы популяция бабок росла и крепла, отравляя жизнь всем ее жителям. И у меня большое подозрение, что в большинстве своем бабки не получаются путем обычного старения женщин. Нет. Это исчадия самой преисподней. Это демоны, терзающие наш мозг и рвущие наши нервы. Какие бактерии или бациллы, и в каких мрачных уголках мира, их вскормили, я не знаю. Но это точно инородная форма жизни. Да и жизни ли?


Теги: айтыс , событияорды

105 комментариев

1 CiaraScuro
09 декабря 2019, 21:17