Обратная связь
×

Обратная связь

Бен Барнс: актёр-филолог

  • 27,3
  • 4315
  • 37

Признаюсь: мне очень нравится Бен Барнс. Своей разносторонностью. Он может играть в драме и комедии, лирических и эксцентричных героев, английских аристократов и русских гастарбайтеров, поэтов, бунтарей, неудачников, травмированных войной солдат и отъявленных мерзавцев. Причём его герои (я не имею в виду принца Каспиана) вызывают неоднозначные чувства.

Например, Джон Уиттейкер из «Лёгкого поведения» (Easy Virtue, 2008) Стефана Эллиотта. «Милый мальчик», «медвежонок Панда» (так его называют в фильме), как-то по-детски влюблённый в свою красавицу-жену Лариту (Джессика Биль).

Нежный, «домашний», «танцующий». Однако в финале очень хочется плюнуть ему в лицо – за то, что дал растоптать. Молча смотрел, как изо дня в день мать и сёстры унижают жену, как позорят перед соседями.

«Какой слизняк!» – возмутилась, посмотрев фильм, мама, которая с моей лёгкой руки тоже подсела на «Лёгкое поведение». После каждого просмотра она добавляла эпитеты.

Другому герою Бена – музыканту Нилу МакКормику (комедия «Убить Боно», 2011, режиссёр Ник Хэмм) – хочется дать кулаком в нос.

Впрочем, так все в фильме и делают. Нил получает по морде от самых близких людей – сначала от брата Айвена (Роберт Шиэн) за то, что не передал ему приглашение Боно играть в его группе (МакКормики и Пол Хьюсон на самом деле учились в одной школе), потом от своей девушки Глории – за бестолковый поход налево. Он не собирался ей изменять, но жена продюсера зажала в углу, расстегнула брюки… Нил врёт совершенно беспомощно, когда, запинаясь, пытается объяснить Глории, как это произошло.

Бьют Нила и телохранители Боно, с которыми он пытался договориться (это же надо так уметь всех разозлить!), и ещё кто-то неведомый за кадром, с кем он пил всю ночь, не в силах вынести феноменальный успех бывшего одноклассника. «Чья очередь его бить?» — спрашивает продюсер перед тем, как вышвырнуть Нила из им же созданной группы. Желающий как всегда находится.

Будь Нил МакКормик всего лишь смешным неудачником, он бы не вызывал симпатии. В подаче Бена Барнса это талантливый и очень ранимый человек. По сути, у Нила есть все качества, чтобы самому стать рок-звездой. Мешает ему одно – какая-то неуёмная зависть, которую он испытывает к Боно. Нилу во что бы то ни стало надо добиться большего!

Мне лично он симпатичен своей не совсем здоровой склонностью к авантюрам. Моя любимая сцена – первая разборка Нила со «спонсором» – дублинским криминальным авторитетом. Ещё не дав денег, тот уже авансом запугивает – хватает за жабры (точнее за середину лица).

Любой нормальный человек, не утративший чувство реальности, дал бы от такого спонсора дёру. Однако Нил, похоже, даже рад «вниманию». Пока ему выламывают челюсть, он отчаянно торгуется. И выторговывает-таки десять тысяч фунтов и два авиабилета до Лондона!

В фильме много песен, часть которых, действительно, была написана Нилом и Айвеном МакКормиками (они и сейчас продолжают заниматься музыкой). Другую часть специально для фильма написал известный ирландский композитор Джо Эко. Бен поёт сам, причём профессионально, также, впрочем, как и в «Лёгком поведении».

Кину ссылки на две песни, которые мне особенно понравились (вообще песен, выпущенных на диске-приложении к «Убить Боно», кажется, восемь).

Some Kind of Loving:

(Бен Барнс, Роберт Шиэн, Джо Эко. Лид-вокал Бена). Немного хулиганская песня про изнасилование, с которой братья МакКормики приехали покорять Лондон.

Where We Want to Be:

Студийная запись (чище звук, более медитативное исполнение):

Более динамичный вариант – так, как это звучит в фильме:

Для контраста одна композиция из «Лёгкого поведения» – Room with a View. Стилизованная под 1920-е годы:

Песня о счастье, идущая фоном для одной из самых горьких сцен фильма – когда Джон доводит Лариту до слёз.

Если в «Лёгком поведении» и «Убить Боно» герои Бена вызывают раздражение, хотя понимаешь, что они в общем-то неплохие люди, то в «Дориане Грее» (2009, режиссёр Оливер Паркер) убийца и развратник в его исполнении, наоборот, располагает к себе. Дориан виновен в смерти двух человек и в финале фильма едва не совершает ещё одно убийство. Но, как ни странно, жалко его, а не его жертв. Подкупает искренность, с которой Бен Барнс играет раскаяние. Когда, решившись уничтожить портрет, Дориан признаётся лорду Генри, что всегда старался быть лучше, чем он есть на самом деле, я ему верю (хотя это высказывание противоречит тому, что герой делал большую часть фильма).

Бен мастерски показал образ в развитии: сначала это скромный юноша, приезжающий в Лондон.

Потом циничный искатель удовольствий, который превращается в пресыщенного и ироничного отшельника.

 

 

И, наконец, до глубины души страдающий человек, который хочет исправиться.

Мне интереснее вторая часть фильма, которая даёт Бену возможность развернуться и показать свой актёрский потенциал. Дориан-соблазнитель, действительно, чудовище. Вечная молодость и красота дают ему власть над другими, и он использует её во зло. Всякий, кого касаются эти холёные руки пианиста, обречён. Дориан забавляется, ломая наскучивших ему человечков.

 

Меня поражает, какой Бен Барнс разный в разных ролях. Смотришь на экран – и видишь не актёра, а персонаж. И это притом, что грима минимум, и лицо узнаваемое. Такое чувство, что оболочка та же, а душа в ней живёт уже другая.

Герои Бена по-разному плачут, по-разному смеются, по-разному ходят. Даже сутулятся по-разному!

Могу это проиллюстрировать.

Так переживает Джон Уиттейкер:

 

Так Дориан Грей:

Так Нил МакКормик:

Так они улыбаются:

 

 

 

Так двигаются:

Дориан-юноша:

Дориан-циник:

 

 

Нил МакКормик:

 

Кто поверит, что Бену здесь 29, а в «Дориане Грее» — 27?

Мне, правда, трудно поверить, что это один человек. Я не актриса – я улыбаюсь так, как я улыбаюсь и плачу так, как я плачу. Попробовала немного покривляться перед зеркалом – понаходить новые гримасы и выражения, и у меня заболело лицо. Наверно, у меня негибкие мышцы. Но как это делает Бен? Как можно так управлять лицевыми мышцами? И как он находит мимический рисунок для новой роли?

Представила, как он сидит в гримёрке перед зеркалом с анатомическим атласом лица на коленях. «Попробуем мышцу номер двадцать пять. Её я ещё ни разу не задействовал!» Шучу – актёры работают не так, конечно. В своих интервью Бен много говорит про систему Станиславского, всё ещё востребованную на Западе. Похоже, она ему, действительно, помогает.

Ещё меня восхищает его отношение к работе. Бен очень много работает! Вот это интервью: www.examiner.com/article/ben-barnes-explores-the-dark-side-of-decadence он давал на четвёртый день вынужденной бессонницы (съёмки одного фильма в Австралии совпали с промо-туром другого фильма в Канаде). И умудрялся остроумно шутить!

В 2010 году практически весь сезон спектакля Birdsong в Лондонском театре Comedy Theatre (сейчас театр имени Гарольда Пинтера) Бен играл со сломанными рёбрами. Он рассказывает об этом здесь: www.youtube.com/watch?v=jt8LMXkc2LI (на 12 минуте 25 секунде записи). Причём он довольно оригинально их сломал – во втором акте спектакля, рассказывающего про Первую мировую войну, на сцене разыгрывалась (всего-навсего!) битва на Сомме. Бен играл офицера. Он положил в нагрудный карман кителя тяжёлый армейский свисток. И забыл про него! Потом была сцена взрыва, надо было бросаться на землю, и он со всего маху «залёг». В другом интервью Бен снова вспоминает этот эпизод. Со смехом рассказывает, что, хоть он и падал с лошади на съёмках «Принца Каспиана» и «Лёгкого поведения», свою единственную серьёзную травму он получил, как это ни удивительно, в театре.

Похоже, «Пение птиц» было для Бена настоящим испытанием на профессионализм и выносливость. В этой трёхчасовой инсценировке известного романа британского писателя Себастьяна Фолкса он играл главного героя. Спектакли шли шесть дней в неделю, по четвергам и субботам дважды в день. Роль Стивена Рейсфорда была достаточно сложная – надо было показать, как мягкий, интеллигентный человек звереет на войне, постепенно теряет своё человеческое достоинство. «Это история о том, сколько может вынести человек перед тем, как потеряет право называться человеком. О том, насколько мы эмоционально гибки до того как сломаемся», – рассказывает Бен о своём понимании идеи спектакля (http://www.youtube.com/watch?v=LKdmb-7pDtY&feature=relmfu, на 8 минуте 40 секунде записи).

Судя по всему, ему удалось передать эту трансформацию. Один из рецензентов (http://www.musicomh.com/theatre/lon_birdsong_0910.htm) описывает героя Бена в финале спектакля как человека с хищным лицом и безумными глазами.

Режиссёром спектакля был легендарный Тревор Нанн, который, помимо работы в кино, имеет сорокалетний опыт работы в театре и чуть ли не каждый год получает престижные театральные премии (посмотрите хотя бы на «простыню» из номинаций и наград в англоязычной Википедии: en.wikipedia.org/wiki/Trevor_Nunn). Ещё Нанн известен как постановщик самой долгоиграющей версии мюзикла «Кошки» в истории Бродвея и как режиссёр мюзикла «Отверженные», который не сходит с английской сцены с 1985 года! Получить главную роль в спектакле такого режиссёра – это как минимум профессиональное признание.

У этого спектакля, как это ни удивительно, есть трейлер, который до сих пор висит в сети:

Сценография в первой части очень «чеховская».

Впрочем, Бен предпочёл театру Голливуд, где он и снимается последние два года. Этой осенью (а у нас, скорее всего, как в России — зимой) на экраны выходит драма «Слова» (The Words, 2012, режиссёры и сценаристы Брайан Клагман, Ли Стернтал), где Бен играет писателя, героя Джереми Айронса в молодости.

В канун Второй мировой войны их общий герой написал роман, который потерялся в силу неблагоприятных обстоятельств, а потом его нашёл и присвоил герой Брэдли Купера. Роль Бена не главная, но важная для понимания событий фильма – сюжетная линия Барнса и Норы Арнезедер в прошлом постоянно «зеркалит» линию Брэдли Купера и Зои Салдана в настоящем (так во всяком случае говорили в интервью создатели фильма). Ещё режиссёры обещают запутанную нелинейную структуру, где повествование теряется между явью и вымыслом, как в знаменитом «Начале» Кристофера Нолана.

Русскоязычный трейлер «Слов» уже появился на Кинопоиске: www.kinopoisk.ru/level/1/film/580639/

Англоязычный трейлер здесь:

Этой осенью должен выйти другой фильм с участием Бена Барнса – комедия «Свадьба» (The Big Wedding, режиссёр Джастин Закэм). В этом фильме, до отказа набитом звёздами, Бен играет латиноамериканца – жениха, приёмного сына Роберта де Ниро и Дайан Китон, а женится на Аманде Сайфред. Забавно, звезд, видимо, было слишком много, если Бен Барнс, играющий главного героя, не поместился на постер.

Не люблю, если честно, голливудские (особенно свадебные!) комедии, но посмотреть на Бена-колумбийца схожу обязательно.

Ну вот. Чувствую, что мне пора закругляться, а то получится километровая летопись. Под занавес хочу рассказать ещё один эпизод из биографии Бена Барнса. Знаете ли вы, что одной из первых его ролей в театре была роль… поэта и художника Данте Габриэля Россетти? (http://en.wikipedia.org/wiki/Dante_Gabriel_Rossetti). Бену было 23, когда он сыграл Россетти в спектакле Loving Ophelia в театре Плезанс (The Pleasance Theatre Islington). А Россетти под пятьдесят! Чтобы его играть и быть убедительным, читая на сцене его стихи, надо понимать стоящую за его текстами художественно-философскую систему. А она непростая. У Россетти были свои «отношения» с христианством, с предшественниками в искусстве (прерафаэлиты, одним из предводителей которых он являлся, в начале своего пути отрицали полезность для искусства едва ли не всего, что было создано после эпохи раннего Возрождения). Тексты и картины Данте Габриэля, буквально нашпигованы философскими символами. К тому же поэт в поздний период жизни, показанный в спектакле, страдал помрачением рассудка (после того как выкопал из могилы жены зарытый туда вместе с ней сборник стихотворений – факт получения им разрешения на эксгумацию подтверждён документально). И общался в последние месяцы жизни преимущественно с животными из своего домашнего зверинца (у него жили два вомбата, лама и тукан).

Бен Барнс в спектакле «Любить Офелию» 2004

Как можно сыграть такой материал в 23 года? Я попробовала отыскать рецензии. Нашла только одну www.thestage.co.uk/news/newsstory.php/4532/loving-ophelia. Прежде всего стало понятно, что театр молодёжный и даже возрастные роли распределяются между двадцатилетними. Так что вживаться в образ немолодого человека вовсе необязательно. Достаточно только его «наметить». Но вернёмся к рецензии. В ней театральный обозреватель ругает молодую актрису, партнёршу Бена, за переигрывание в сцене неумышленного отравления лауданумом (опийная настойка на спирту, её в 19 веке выписывали как успокоительное!), слегка журит массовку за «мельтешение» и… ничего не пишет об игре Бена Барнса. Не впечатлил? Скорее всего. Но и, похоже, не переигрывал. Иначе как исполнителю главной роли ему уж точно досталось бы на орехи!

Примечание: спектакль по пьесе Кэтрин Кноулз (Katherine Knowles) называется Loving Ophelia, потому что женой Данте Габриэля Россетти была та самая Элизабет Сиддал, которая позировала для знаменитой работы «Офелия» Джону Эверетту Миллесу (если вам интересно, я немного писала про эту картину в посте «Эти зловещие платья в цветочек»).

Мне нравится смотреть фильмы с участием Бена Барнса ещё и потому, что он выбирает качественный сценарный материал. Практически все картины, где он снимался, — это экранизации литературных произведений. Видимо, сказывается то, что в университете он параллельно изучал актёрское мастерство и литературу и, работая в кино, руководствуется чутьём, которая дала ему вторая профессия.

P.S. Моя любимая фотография Бена вот эта:

Фотосессия для журнала Wonderland. Июнь 2011.

Я не сразу на ней его узнала)

В жизни Бен вот такой:

Попробуйте разглядеть в нём кого-нибудь из его персонажей!

Все фотографии с сайта: benbarnesfan.com

Фотография в аватаре поста с репетиции спектакля Birdsong. Лондонский Театр Комедии, 2010.

Теги: кино , культура

Читайте также

37 комментариев

304 DMakhmetova
05 июля 2012, 21:11