Обратная связь
×

Обратная связь

Далёкий другой Тбилиси

  • 79
  • 1248
  • 63

Летали с Максимом на праздники в Тбилиси. Приятное получилось путешествие, без всяких проблем. Единственное, компания-авиаперевозчик перенесла наш рейс туда с утра на вечер, так что полдня мы потеряли. Зато на следующее утро сразу ринулись впитывать звуки и запахи города.

Далёкий другой Тбилиси

Вид из окна нашего отеля

Далёкий другой Тбилиси

Отель – отреставрированный старинный особнячок

 

Далёкий другой Тбилиси

Место, которое мне понравилось больше всего – остатки крепостной стены в старинном районе Метехи. Недалеко от нашего отеля. Так что можно было любоваться ими каждый день.

Должна заметить, что трёх дней нам хватило, чтобы облазить весь исторический центр и горы с Пантеоном и парком развлечений Мтацминда. Если бы мы задержались в Тбилиси ещё на неделю, то, наверно, отправились бы на экскурсию в окрестные монастыри и сёла. В нескольких храмах и монастырях в городе мы побывали, но я не буду выкладывать бесконечные фотографии, потому что это всё легко можно найти  в Интернете. Лучше поделюсь впечатлениями о городе.

По моим ощущениям, Тбилиси чуть больше Алматы. Там довольно много машин и узкие старинные улочки, часто идущие под наклоном. Однако, что удивительно, в час пик нет серьёзных пробок! Что такое возможно мне, жителю Алматы, кажется непостижимым. При этом в городе, даже в центральной части, мало светофоров и практически не видно сотрудников ГАИ. Да и не все водители дисциплинированные. Те, кто на крутых иномарках, не утруждают себя пропускать пешеходов на зебре. Однако такого броуновского движения на дорогах, как у нас, нет. Почему – загадка.

Люди в центре Тбилиси намного дружелюбнее наших. На их узеньких улочках, выложенных брусчаткой, часто бывает трудно разойтись двоим. Нам всегда уступали дорогу – даже горожане с самыми мрачными лицами, похожие на приезжих из сёл. В Алматы тротуары шире, конечно, но все ходят строем строго по центру. Приходится пережидать поток. Или, маневрируя, идти на обгон, ловя не самые дружелюбные взгляды.  Почувствовала разницу сразу по возвращении домой.

К туристам любой внешности относятся хорошо. Мы заходили в маленькие продуктовые магазинчики и на окраинных улицах. Продавщицы всегда улыбаются – и не дежурно, по-американски, а, действительно, дружелюбно. В большинстве случаев они хотя бы немного говорят по-русски. Или по-английски знают пару фраз. Вообще, такое ощущение, что горожане привыкли к туристам. Идёшь по улице, никто на тебя не пялится. Меня разглядывали только один раз – по виду туристы из Южной Кореи. Наверно, пытались понять, соотечественница я им или нет.

Город южный, люди шумные. Разговаривают громко, даже когда не ругаются. Проходили мимо одного величественного здания, похожего на здание суда. Было слышно всё, о чём внутри говорят. Правда, ни слова не понятно. Посмеялись. Вдруг там какой-нибудь важный процесс идёт? Как же быть с судебной тайной?

Расстояния в Тбилиси очень обманчивы. До храма, стоящего на холме, часто можно дойти минут за десять-пятнадцать. Хотя кажется, что на это уйдёт полдня. Всё оттого, что строения в городе расположены каскадами. Некоторые улицы состоят сплошь из одних лестниц. Дома висят один над одним, как гнёзда на утёсах. А сужающаяся, петляющая среди старых домов лесенка всё ведёт и ведёт вверх.

Далёкий другой Тбилиси

Новостройка над пропастью — в районе Серных бань

Далёкий другой Тбилиси

Улица Бетлеми, заложенная в 1850 году – старше нашего города.

Если говорить об архитектурном стиле (или стилях) города, то я сказала бы, что в Тбилиси царит эклектика. Средневековая башенка может соседствовать со зданием с советским фризом, под которым весит аляповатая современная реклама. 

Далёкий другой Тбилиси

Хотя центральные площади всё же стараются выдерживать в одном стиле. И, что интересно, некоторые современные здания и дороги строят «под старину», стилизуя их под то под древнеримские акведуки, то под виллу грузинской знати прошлых веков. 

Далёкий другой Тбилиси

Далёкий другой Тбилиси

Одно из строений недавно открытых для посещения Серных бань выдержано в средневековом персидском стиле. 

Далёкий другой Тбилиси

Далёкий другой Тбилиси

Сравните для интереса это здание и средневековый иранский мавзолей Фатимы Масуме  в городе Кум. 

Далёкий другой Тбилиси

Вообще, интересно влияние персидской культуры на грузинскую. Перед поездкой я перечитывала «Витязя в тигровой шкуре» Руставели, и обратила внимание на то, что он излагает в вольном литературном пересказе иранский эпос:

Эта повесть, из Ирана занесённая давно,

По рукам людей катилась, как жемчужное зерно.

                                           (перевод Николая Заболоцкого)

 В Национальном музее Грузии самой большой открытой для посещений экспозицией (кроме выставки ритуальных и погребальных украшений III – I  тысячелетий до н.э. из Золотого фонда) была коллекция персидской масляной живописи 17- 19 веков. Так что как будто бы побывали и в Иране. Для меня было открытием, что портретная живопись тех времён могла быть настолько раскрепощённой, что танцовщицы из гаремов иранских шахов изображались с открытым лицом и обнажённой грудью. 

Далёкий другой Тбилиси

Женщина с диадемой. 19 век.

Понятно, что такие картины и висели в дворцовых комнатах удовольствия. Просто раньше они мне никогда не попадались. Мне приходилось читать монографии, посвящённые персидскому средневековому искусству. Там есть портретная живопись, но в основном парадная – шахи на троне, принимающие послов и т.д. Неофициальную, легкомысленную сторону дворцовой жизни нынешний режим, понятно, не хочет выпячивать.

В этом же зале музея попадались и портреты 18-19 веков из Грузии, выполненные (как было подписано на английском) в персидско-грузинском стиле. Жалко, что в музее запрещено фотографировать. Мы как порядочные люди сдали фотоаппарат в гардероб.

 А вот собственно грузинскую живопись увидеть не удалось. В Национальном музее большинство залов были закрыты. Забавно, но мы смогли заглянуть в древнеегипетский зал (и я впервые в жизни увидела мумию – хорошо сохранившуюся, со всеми чертами лица, кроме глаз, и совсем не страшную), в зал средневекового Китая и Японии (не знала, что у самураев были мощные многослойные доспехи, как у европейских рыцарей), а вот в грузинские залы (кроме знаменитого Музея советской оккупации) не попали. Не сказала бы, что в Музее советской оккупации особенно интересно. Много фотографий и документов, вагон, в котором расстреляли грузинских повстанцев в 1924 году – деревянный, с отколотыми пулями щепками. Кадры кинохроники начала двадцатого века. И, собственно, всё.

Мне лично понравилось рассматривать увеличенные фотографии грузинских благородных семейств – князей в белых мундирах царской армии, изящных волооких княгинь и детишек в накрахмаленных светлых платьицах и матросских костюмчиках, которым, наверно, строго-настрого запретили выходить в сад, пока не сфотографируют.

Вообще с картинами не повезло. Музей государственной академии живописи по улице Грибоедова мы не нашли. То есть нашли впритык стоящие дома двадцать один и двадцать три, а вот нужного нам двадцать второго дома почему-то нигде (ни во дворе, ни на противоположной стороне) не было. Не было даже участка свободного пространства, где могло стоять снесённое здание. Ещё одна загадка. А может, в Интернете адрес неправильный.

Заметили, что некоторые галереи и дома-музеи из списка, найденного в блоге туриста, который посещал Тбилиси шесть лет назад, не работают. Мы, например, нашли дом, где жил писатель Нодар Думбадзе, но, кроме мемориальной доски на грузинском, там ничего не было. Дверь подъезда, где должен был находиться дом-музей поэта Тициана Табидзе, была заперта на какой-то непонятный замок а-ля советский домофон для коммунальной квартиры. А галерея с экспозицией художника Давида Какабадзе в свой невыходной день была почему-то закрыта. У нас сложилось впечатление, что на поддержку культуры в Грузии выделяется намного меньше денег, чем на городское строительство. Хотя и у нас, думаю, с этим примерно так же.

Иностранцам в Тбилиси трудно ориентироваться, потому что банкоматы и вывески большинства учреждений только на грузинском. Название улиц они хотя бы по-английски дублируют. А вот с ориентированием, например, в Пантеоне прямо беда. Если бы интеллигентный пожилой смотритель не согласился стать нашим экскурсоводом, мы бы вообще не поняли, где чья могила. Так что учите грузинский алфавит, если собираетесь в Тбилиси!

Судя по списку имён в Пантеоне, в Грузии своеобразное отношение к давней и недавней истории. Стараются с почётом увековечить самых разных исторических деятелей. Или даже их родственников. На одной из центральных аллей покоятся, например, мать Сталина Екатерина Геладзе, «Отец отечества» князь Илья Чавчавадзе, борец за независимость Грузии, убитый предположительно большевиками в 1907 году, и президент Звиад Гамсахурдия. Наш экскурсовод хотел подробно рассказать про его жизнь, но мы намекнули, что нам это не особенно интересно, и пошли смотреть на могилы деятелей искусства.

Видели, например, надгробия писателя Нодара Думбадзе, актрисы Софико Чиаурели и её мужа, спортивного комментатора Котэ Махарадзе, а рядом стелу на могиле матери Софико – легенды советского театра и кино Верико Анджапаридзе, похороненной рядом со своим мужем – режиссёром и художником Михаилом Чиаурели (который к тому же дядя кинорежиссёра Георгия Данелии).

Далёкий другой Тбилиси

Могила Нодара Думбадзе

Далёкий другой Тбилиси

Могилы Михаила Чиаурели и Верико Анджапаридзе 

По оформлению мне больше всего понравилась стела на могиле танцовщика и балетмейтера Вахтанга Чабукиани, которого наш экскурсовод сравнил по значимости для национального балета, по пластичности и мастерству с Вацлавом Нижинским. 

Далёкий другой Тбилиси

Погуглила Чабукиани и весь вечер рассматривала его фотографии. Боже, какой это был танцовщик и какой мужчина!

Далёкий другой Тбилиси

Далёкий другой Тбилиси

Могилу Александра Грибоедова и его жены Нины Чавчавадзе мы, увы, просмотрели. Нашего экскурсовода отвлекли на середине пути, и, оставшись без него, мы не сообразили, что могилы могут быть и в часовнях (в одну из них мы, правда, заходили). Фотографировали подряд надгробия в надежде на то, что потом поймём, где чьё. А по возвращении в номер, сверившись в Интернете, были разочарованы. В общем то, ради чего мне хотелось подняться в Пантеон, я не увидела. Зато почувствовало общее настроение места. Оно удивительно мирное. И воздух сладкий, хвойный. Недаром выше на горе знаменитый четырёхсотлетний ботанический сад с его аллеями кипарисов.

Далёкий другой Тбилиси

В этом саду мне хотелось бы остаться и жить. Это тихая, лесистая долина между холмами, где царит вечность. Смотришь сверху, с развалин крепости Нарикала, — перед глазами панорама из волшебной сказки. А чего стоит прогулка по саду! 

Далёкий другой Тбилиси

Далёкий другой Тбилиси

Далёкий другой Тбилиси

Есть ещё два водопада, аллея бамбука, редкие, заморские кустарники и прудик с лягушками (которых я упрашивала вылезти и позировать для фотографии, но они, наоборот, притаились).

Далёкий другой Тбилиси

Далёкий другой Тбилиси

Далёкий другой Тбилиси

Далёкий другой Тбилиси

Далёкий другой Тбилиси

Гуляя по отдалённым полянкам парка, мы то и дело мешали обнимающимся парочкам студенческого возраста. Мне вспомнился «Жерминаль» Золя своей свободой нравов. Спрашивала у Максима: как он думает, сколько сегодня на природе зачато новых жизней? Было весело.

Запомнился и парк аттракционов Мтацминда, куда мы поднимались на фуникулёре. 

Далёкий другой Тбилиси

Особенно понравились перевёрнутые дома в детском городке, дома с отростками-грибами, немного напоминающие архитектуру Антонио Гауди, и трёхъярусные сооружения а-ля динозавр, по которым могут бродить и взрослые люди.

Далёкий другой Тбилиси

Далёкий другой Тбилиси

Далёкий другой Тбилиси

Далёкий другой Тбилиси

Далёкий другой Тбилиси

Катались ещё и на колесе обозрения, и на канатной дороге. Могли бы и на метро прокатиться, но я сглупила. Забыла, что банкоматы, где продаются пластиковые карточки для метро, только на грузинском языке. Один интеллигентный грузин средних лет предлагал помощь, но я отказалась, рассчитывая, что смогу разобраться с банкоматом. Куда там! Хотя не думаю, что поездка на метро – такой уж большой аттракцион. Тбилисская канатная дорога, например, мало чем отличается от нашей. Правда, поднимает в горы за какую-нибудь минуту и работает часов до одиннадцати ночи.

В драматические театры не попали – театр Руставели был от нас, в принципе, недалеко. Просто за день успевали так набродиться по городу, что идти куда-то вечером (кроме как в ресторан) были не в состоянии. В театре надо включать мозги, после восьми-десятичасового марш-броска они не работают. А там, где кормят, можно просто сидеть и кушать.

Мы нашли одно уникальное место, где сочетается искусство и еда – театр марионеток Резо Габриадзе, при котором есть замечательное театральное кафе. 

Далёкий другой Тбилиси

На площади перед театром

Далёкий другой Тбилиси

Далёкий другой Тбилиси

В кафе Габриадзе

Далёкий другой Тбилиси

Роспись стола

Далёкий другой Тбилиси

Занавеска «Уильям Шекспир»

Сам Резо – человек уникальный. Он писатель, сценарист («Мимино», «Кин-дза-дза!»), режиссёр, художник, дизайнер, а теперь ещё и ресторатор. В его театре марионеток (http://gabriadze.com/) три раза в неделю идут спектакли. 

Далёкий другой Тбилиси

Афиша спектакля «Сталинград»

Мы смотрели «Рамону» — несколько сентиментальную историю про девушку-паровоз, которая разбилась под куполом цирка, увидев вдалеке дымок своего возлюбленного, соответственно паровоза-мужчины. 

Далёкий другой Тбилиси

Далёкий другой Тбилиси

Куклы великолепные, огни паровозов в перспективе железной дороге артисты умеют передавать превосходно, а вот содержание спектакля нам не понравилось. Было такое чувство, что смотришь наивную советскую комедию сороковых-пятидесятых годов, где все – влюблённые идеалисты и люди мечтают о светлом будущем. Хотя в программке указано, что этот спектакль Резо посвящает своему детству. Наверно, режиссёр скучает по времени, когда люди были добрее и отзывчивее – когда предаёшься воспоминаниям о детстве, почему-то всегда кажется, что это было прекрасно.

Из грузинских блюд, которые мы попробовали в кафе Габриадзе, особенно запомнились пхали – овощные рулетики из пряной пастообразной начинки. Их мы даже сфотографировали.

Далёкий другой Тбилиси

Ещё попробовали знаменитые лимонады Лагидзе, выпускаемые с 1900 года. Про основателя завода Митрофана Лагидзе в Википедии есть статья, из которой явствует, что он был поставщиком российского императорского двора, иранского шаха, а позднее его лимонады любили советские партийные руководители. И что даже во время Ялтинской конференции на столах стояли лимонады Лагидзе. 

Далёкий другой Тбилиси

В фирменном кафетерии, куда мы заходили, предлагалось пять вкусов. Я пила виноградный лимонад, мне очень понравилось. Ещё был тархун и шоколадный лимонад, сама идея которого мне кажется странной. Хотя если в немецких ресторанах можно попробовать пиво с вишнёвым сиропом, почему бы не быть и шоколадному лимонаду?

 В основном мы питались европейскими блюдами – не потому, что не хотели пробовать грузинскую кухню. Потому что в центре города, где мы жили, оказалось немного мест, где предлагают аутентичную местную еду. Обычно три-четыре грузинских блюда (стандартный набор – хачапури, харчо, куриный суп чихиртма и т.д.), остальное – европейка. Домашнее вино тоже не всегда вкусное, оказывается. Я, конечно, не специалист по винам, но из всего, что мы попробовали (саперави, твиши, цинандали), больше всего понравилось киндзмараули. А ещё от двух-трёх бокалов грузинского вина невозможно опьянеть (дома, случись мне выпить такое количество, свалюсь однозначно). Не знаю, в чём тут дело – в качестве компонентов, в технологии изготовления, в тбилисском горном воздухе или в том, что у них другое атмосферное давление. Но после бутылки грузинского вина легко взбираться по самым обрывистым лесенкам даже такому совсем непьющему человеку, как я.

 А город сам по себе уникальный – на каждом шагу история.

Далёкий другой Тбилиси

Далёкий другой Тбилиси

Развалины крепости Нарикала. Вид со стороны Ботанического сада.

Теги: путешествия

63 комментария

326 DMakhmetova
19 мая 2013, 20:51