Обратная связь
×

Обратная связь

"Слова": любовь и плагиат

    30 ноября 2012 в 22:01
  • 53,3
  • 1699
  • 34
  • 53,3
  • 1699
  • 34

В декабре 1922 года первая жена Хемингуэя Хэдли потеряла портфель с его рукописями на Лионском вокзале в Париже. В тот злосчастный день Хемингуэй лишился почти всех своих ранних произведений, включая неизданный роман. Тексты так и не были найдены. Зато сама эта история, описанная Хемингуэем в мемуарах «Праздник, который всегда с тобой», запомнилась многим. Почти век спустя она вдохновила сценаристов и режиссёров Брайана Клагмана и Ли Стернтала на создание драмы «Слова» (The Words, 2012). Вчера «Слова» вышли в казахстанский прокат.

Хочу поделиться некоторыми размышлениями после премьеры. Во-первых, это не биографическая драма. Фильм не про Хемингуэя и не про его книги. Хотя… одного из главных героев, которого играет Джереми Айронс, зовут просто Олд Мен.

А его воплощение из далёкого прошлого (Янг Мен – Бен Барнс) читает в послевоенном Париже роман «И восходит солнце». И причёска у него, как у Хемингуэя на юношеских фотографиях.

Эрнест Хемингуэй. 1918 г. (19 лет)

Эрнест Хемингуэй. Фото из паспорта. 1923 г.

Только это другой, никогда не существовавший писатель, младше Хемингуэя на пару десятилетий, на одну войну. И история с потерей рукописи в его жизни иная. К тому же, это не главная сюжетная линия фильма. Действие основной происходит в современном Нью-Йорке.

Писатель-неудачник Рори Дженсен (герой Брэдли Купера) борется с депрессией. Ни одно издательство не берёт его второй по счёту роман.

В отчаянии, он выдаёт за свою пожелтевшую рукопись, найденную во время медового месяца в Париже («А где ещё?» — ехидно спросил один из рецензентов с сайта www.rottentomatoes.com, где рейтинг фильма составил всего 22 %). Становится богатым и знаменитым, а потом … на горизонте появляется настоящий автор рукописи – герой Джереми Айронса.

«Похоже на немецкий фильм «Лила, Лила»!» — скажете вы. И отчасти будете правы. Но в «Словах» есть ещё один сюжетный поворот. Рори и сам является героем романа. Его знаменитый автор Клейтон Хаммонд, которого играет Дэннис Куэйд, читает роман на литературном вечере. Он успешный писатель – получается, история про двух писателей-неудачников прославила третьего. Более того, в конце фильма создатели намекают, что под именем Рори Хаммонд описал самого себя.

Хаммонд и настойчивая поклонница его творчества Даниэлла (Оливия Уайлд)

«Слова» и «Лила, Лила» (2009, режиссёр Ален Гспонер) – хороший материал для сравнения, особенно если вы любите отыскивать сюжетно похожие фильмы (и составлять список типических драматических ситуаций а-ля Жорж Польти).

Оба этих фильма используют два взаимосвязанных мотива: а) воровство рукописи, б) ожидающее плагиатора возмездие. Только в «Лиле» (это, кстати сказать, экранизация одноимённого романа швейцарца Мартина Сутера) объявившийся автор не настоящий – выпивоха-мошенник, тянущий деньги из растерявшегося «писателя».

Немного нахален и не лишён артистичности – вот он какой – шантажист, герой Хенри Хюбхена! («Лила, Лила»).

Если продолжать этот сюжетный ряд, в него можно добавить и комедию «Ты встретишь таинственного незнакомца» Вуди Аллена (2010), где сцена расплаты предполагается за кадром. «Моргни нам, Генри, если ты нас слышишь!» — умоляют друзья-писатели лежащего в коме собрата. Рой, успевший присвоить рукопись Генри, надеется, что тот не моргнёт. Но как всегда, находится добрая душа, которая сообщает: «Рой написал роман о детском порнографе из Белфаста». И тут начинается активное моргание.

В «Словах» развязка не комедийная. Один из слоганов фильма: « Убить можно по-разному » (There is more than one way to take a life). Украв роман, Рори тем самым стёр личность его настоящего автора. И здесь бы автору в самый раз проявить характер. Но Олд Мен слишком стар и слишком устал, чтобы за что-то бороться (по моим подсчётам, если этому персонажу в 1945 году было восемнадцать-двадцать, то в 2012 ему как минимум восемьдесят пять). Он давно отпустил от себя прошлое и хочет провести свои последние дни в покое. Единственное – он хочет, чтобы Рори почувствовал всю ту тоску и боль, которую он вложил в свой роман, чтобы понял, ЧТО значит быть писателем.

Вообще, Олд Мен в фильме – фигура многострадальная. Я заметила: чем больше автор любит своего героя, тем охотнее над ним издевается. В жизни героя Джереми Айронса- Бена Барнса несчастий хоть отбавляй: сначала война, потом смерть маленькой дочери, отчуждение и уход жены Селии, которая, вдобавок, потеряла его первый роман, много для него значивший. И, наконец, почти семьдесят лет спустя, когда всё уже, казалось бы, позади, роман попадает в чужие руки и превращается в бестселлер.

Брайан Клагман рассказывает в интервью, что он грезил сценарием «Слов» со школьных времён, а потом ещё двенадцать лет (!) искал деньги и актёров для его реализации.

И проект получился. Сценарий, визуальный ряд, монтаж, музыка, операторская работа, не говоря уже о запоминающихся актёрских работах – в «Словах» на достойном уровне. Создатели фильма смогли снять историю в двух временных планах, имея в своём распоряжении относительно небольшой бюджет – 6 миллионов долларов. Они показали Париж сороковых, Париж и Нью-Йорк двухтысячных, используя для этого «дешёвый вариант» – натуру и павильоны современного Монреаля плюс компьютерную графику. Я не была ни в одном из этих городов (тем более в 1945-ом!), и результат меня убеждает.

 

Ещё меня впечатляет, что Клагман и Стернтал отсняли материал для полнометражного фильма (96 минут) всего за месяц. В целях экономии бюджета, каждую сюжетную линию они снимали отдельно, вызывая актёров по очереди. Забавно, но Джереми Айронс и Бен Барнс, которые играют одного персонажа, не встречались на съёмочной площадке. Бену показали уже отснятый материал с Джереми, он «срисовал» несколько характерных жестов. В итоге персонаж, как мне кажется, получился.

В фильме очень мощные актёрские работы. Невероятный Джереми Айронс, на крупных планах которого строятся решающие сцены объяснений. Органичный и убедительный Брэдли Купер, играющий, как и в фильме «Области тьмы» (Limitless, 2011, режиссёр Нил Бёргер), страдающего писателя, но на этот раз создавшего совсем другой характер.

Удивительно нежная и сильная одновременно Зои Салдана, героиня которой помогает не сломаться мужу-писателю.

Однако я хочу написать о ретро-линии, которая занимает в фильме не больше двадцати минут экранного времени. Потому что, когда Бен Барнс и Нора Арнезедер появлялись на экране, у меня замирало сердце.

Хочу особо упомянуть четыре сцены: две потому, что они великолепно сняты и две, потому что они замечательно сыграны.

Сцена на кухне, где Янг Мен обнимает Селию, одна из самых красивых сцен любви, которые я видела в кино.

Оператор Антонио Кальваче и художник-постановщик Мишель Лалиберт («Загадочная история Бенджамина Баттона») – гениальные люди. Меня всегда поражало, когда, имея ограниченные ресурсы, люди умудряются создать что-то яркое и значимое. Маленькая полутёмная кухня, предельно простые костюмы – но сколько романтики! Посмотрите, как выставлен свет, как золотятся волосы у Норы Арнезедер! То, что в сценарии было довольно непритязательной ремаркой («Мужчина обнимает на кухне жену, моющую посуду»), стараниями актёров и съёмочной группы стало поэтическим символом фильма, его «душой».

Вторая запомнившаяся мне сцена – картинка семейной жизни. Обычно я не люблю такие идиллические сценки, похожие на рекламные ролики. Но на Нору и Бена в роли родителей смотреть почему-то хочется. И даже, под впечатлением от фильма, хочется ребёнком обзавестись – чтобы было с кем вот так валяться на травке.

Сначала на страницах фильма в социальных сетях висела другая фотография.

Женская общественность недоумевала, почему у них бэби резиновый. Ну, а с другой стороны – зачем мучить ребёнка на кинопробах? Главное, что в фильме – настоящая маленькая девочка.

В плане актёрской игры, мне запомнились две короткие сцены без слов. На меня произвёл сильное впечатление момент, когда Янг Мен оплакивал смерть дочери. Редко увидишь, чтобы так плакали на экране, особенно мужчины.

Часто, когда я вижу в кино сцены страдания, меня не покидает чувство, что актёр или актриса хотят выглядеть красиво. У них благородные восковые лица с эффектно подсвеченными слезинками. В этом, может быть, есть некая театральная утончённость, зато нет ощущения искренности. Разве с такими лицами убитые горем родители хоронят детей?

Когда я смотрю на Янг Мена, я верю, что ему по-настоящему плохо. Критикам, которые после «Дориана Грея» писали о Бене Барнсе как о холодном, скупом на эмоции актёре, стоит посмотреть на него в «Словах».

И, наконец, сцена случайной встречи Янг Мена и Селии двадцать лет спустя. По дороге на работу, из окна поезда Янг Мен видит её, самую большую любовь в своей жизни, вполне счастливую в обществе другого мужчины.

В этот момент он понимает, что в разрыве их отношений во многом виноват он сам. Он не простил Селии потерянного романа, хотя она и искала примирения. «Я любил слова больше, чем женщину, для которой я их писал», — признаётся Олд Мен во время последнего разговора с Рори. В этой фразе прочитывается идея фильма.

Для писателя всегда важнее «слова», чем его музы. Если бы было наоборот, то, мне кажется, не было бы литературы. Пишущий человек отдаёт все свои силы творчеству. Если близкие не понимают этого, это очень больно.

Я бы тоже не смогла простить, если бы самый дорогой для меня человек взял и бездумно потерял рукопись, в которую я вложила всю душу. А вы бы простили?

Русский трейлер:

Меня убивает слово «недурственный»! Надо же было так при озвучке соригинальничать!

Два англоязычных ролика с нарезкой кадров из фильма, которые мне особенно нравятся:

Nothing had changed except him

Young Man and Celia

Фотографии с сайтов: www.kinopoisk.ru

benbarnesfan.com

Теги: культура , кино , это слово пара слов

34 комментария

304 DMakhmetova
30 ноября 2012, 22:01