Обратная связь
×

Обратная связь

Я против белых расстрельных костюмчиков!

  • 11,9
  • 1138
  • 35

Народ, а вы верите, что человек в таком вот парадном виде пойдёт на собственную казнь?

Сцена расстрела из фильма «Операция Валькирия» (Valkyrie, 2008, режиссёр Брайан Сингер). Том Круз играет легендарного полковника Клауса фон Штауффенберга.

Хотя в «Валькирии» парадный мундир главного героя сюжетно оправдан — полковник только что  вернулся из полевой ставки Гитлера, где пытался его взорвать, а потом сразу, не зная о провале заговора, занялся организацией новой власти. Вполне мог не успеть переодеться.

И тем не менее в сцене казни костюм Тома Круза на меня лично производит гнетущее впечатление «голливудщины». Как будто каждому убиваемому на экране историческому герою, по мнению американских режиссёров, полагается, вместо последней сигареты, сеанс у лучшего голливудского визажиста и прикид от дизайнера).

Я, кстати, пару лет назад смотрела передачу про съёмки этого фильма. Было очень смешно: они прервали сцену расстрела, чтобы Круз мог пообщаться с журналистами (а палачи в это время «охлаждались», попивая прохладительные напитки). Потом, устав белозубо шутить, актёр вспомнил, видимо, что съёмочное время — деньги, и с готовностью пошёл казниться.

В общем, не могу я после той передачи всерьёз эту сцену расстрела воспринимать)

Написать, однако же, хочу не про «Валькирию», а про другой, основанный на реальных событиях фильм со сценой расстрела — про «Отголоски прошлого» (Little Ashes, 2008, режиссёр Пол Моррисон). Потому как там опять «гламурная» казнь. На этот раз расстреливают поэта Федерико Гарсиа Лорку (Хавьер Белтран).

Хавьер Белтран — первоклассный актёр, и глаза у него в сцене казни очень выразительные. Но всё же… Ну, не верю я, чтобы человек, который побывал в фашистских застенках, шёл умирать в аккуратно повязанном галстучке и в подтяжках! (к тому же, в тюрьмах вроде бы всегда отнимали предметы, на которых можно повеситься). Или режиссёр имел в виду, что палачи Лорки, прекрасно сознавая, какого великого человека они казнят, позволили ему «приодеться»? Понятно, что режиссёру, снимающему такой фильм, нужно, чтобы сцена смерти героя была достаточно патетической (это же не мелкую сошку из бандитского сериала пришить в подворотне). Но надо же хотя бы стараться выдерживать баланс героики и правдоподобия! Даже «человек-пароход» имеет право на обычную, человеческую смерть!

Представила, как готовится такая грандиозная сцена казни. Приходит режиссёр к художнику-постановщику и говорит:

— Блин, Егорыч, нужна эффектная сцена расстрела! К завтрему!

(Можете заменить Егорыча на мистера Пипкина, если вам так больше нравится).

— Кого стреляем? — лениво спрашивает Егорыч, а сам, натурально, грызёт яблоко.

— Штауффенберга.

— Ему по высшему разряду, — уважительно говорит Егорыч и вываливает из шкафа все имеющиеся мундирные тряпки.

Шучу, конечно. Знаю, что на уважающих себя киностудиях всё это не так. Но… красивости на экране оставляют именно такое впечатление. Подделки. Хоть и качественной — всё равно.

Это как в знаменитой «Энциклопедии киношаблонов», которая висит в сети (я её читала на сайте www.screenwriter.ru/info/template/).

«Оставшись на ночь в мрачном и загадочном доме и, услышав странный шум, героиня идет узнать в чем дело, одев самое соблазнительное нижнее белье».

А тут не какая-то старлетка-красотка — здесь по-настоящему великие уходят в небытие!

Ребят, если вы когда-нибудь станете режиссёрами, не делайте вот этого!

Теги: кино , культура

35 комментариев

306 DMakhmetova
11 июля 2012, 13:23