Обратная связь
×

Обратная связь

Айтыс TLL. Свобода - понятие относительное

    22 июля 2014 в 11:12
  • 69,4
  • 263
  • 36
  • 69,4
  • 263
  • 36

Зашел у меня как-то с соседом разговор по поводу курения на лестничной площадке. Ну, как разговор, обменялись мнениями, усиливая собственную аргументацию обсценной лексикой. Суть проблемы, я думаю, понятна – сосед курит, курит в подъезде, причем поднимается на площадку выше, чтобы дым не шел к нему в квартиру, а это аккурат под моей дверью. Ну, я и высказался в том ключе, что зачем ты, нехороший человек, портишь воздух и здоровье своим соседям, не имея на то полного права? На улице, поди, не минус сорок, мог бы и на лавочке покурить. Да если бы и минус сорок, это опять-таки твои проблемы, я тут при чем?


Аргументы соседа особой новизной тоже не отличались (не считая пары нецензурных оборотов, которые мне до того момента слышать не приходилось и которые я с прилежанием отличника зазубрил). Я, мотивировал мне сосед, живу в свободной стране, а значит могу делать, что захочу, а хочу я курить на лестничной площадке. А если тебе не нравится табачный дым из подъезда, то ты всегда можешь уплотнить свою дверь. Такой вот казус белли возник в отдельно взятом подъезде (хотя, до открытых военных действий дело не дошло, ограничились подбрасыванием кошачьего дерьма друг другу под двери).


Довольно часто, говоря о свободе, люди приводят в качестве агрумента такой постулат «Свобода одного человека заканчивается там, где начинается свобода другого». По-французски это выражение звучит еще конкретнее - «Свобода одного человека заканчивается там, где начинается нос другого человека». Говорят, происхождением это оно обязано случаю – один француз был вызван в суд за то, что заехал по носу другому французу (тот тоже, наверное, под соседскими дверьми курил). Агрессор объяснял свой поступок тем, что он вправе размахивать руками, как ему заблагорассудится, и не его это проблема, что чей-то нос оказался на траектории его кулака. Судья же посчитал, что свобода размахивать руками одного француза заканчивается ровно там, где начинается нос другого.


Есть в этом постулате внутренее противоречие. Ну посудите сами – если мы признаем данное утверждение за истину и как руководство для наших поступков, то мы тем самым признаем наличие некоего ограничителя нашей свободы (например, в виде носа другого человека). Но если моя свобода ограничена, значит я несвободен, верно? Нельзя же быть наполовину свободным, как нельзя быть немного беременным. Живя в обществе, мы должны признавать модели поведения, принятые в этом самом обществе, ограничивая свое поведения, и иногда против своего же желания. По сути, мы вынуждены ограничивать свою свободу в угоду некоему общему благу. Тогда выходит, что только какого-нибудь Робинзона Крузо можно считать самым свободным человеком, потому что уж ему-то не на кого было оглядываться – захотел, мог курить прямо у дверей, или в носу ковырять за обедом (только вот бедолага Робинзон настолько сыт был этой свободой за многие годы одиночества, что при первой же возможности променял ее на несвободу цивилизованного общества).


Попытки определить, где начинается фигуральный нос нашего соседа, тоже не дают однозначного результата. Отсылки к общепринятым нормам не всегда работают, потому что нормы эти зачастую весьма условны, что еще более усугубляется культурными различиями между народами.


Как говорится, что американке плохо, то китайцу деликатесс - одна моя знакомая, путешествуя по Китаю, вывешивала фотографии копченных глазированных собачьих туш, повсеместно попадавшихся ей на глаза в китайских мясницких лавках, и сопровождала их (фотографии) комментариями, что, мол, как это ужасно и отвратительно кушать собак, друзей человеков. И вот вопрос – были ли ее свобода и/или чувства задеты при виде тех самых собачьих туш? Изменилась ли степень ее свободы при посещении Китая?


Или другой пример - запрет на употребление алкоголя в исламских государствах. Посягательство ли это на свободу приехавшего в такую страну немусульманина, который захотел кружку холодного пива в жару? И если да, то это значит, что свобода – понятие относительное, сильно зависящее от обстоятельств. Сегодня можно делать то, что вчера было незаконно. Фарцовщики, которых называли спекулянтами во временая СССР и которых за спекуляцию сажали в тюрьму, сегодня уже уважаемые владельцы бутиков. Одна и таже деятельность, но насколько различны интепретации.


Резюмируя все вышесказанное, можно сделать вывод, что свобода как таковая – это категория весьма призрачная, постоянно меняющаяся и поддающаяся коньюктуре. А значит, ее не существует в принципе. Тогда в чем суть нашего разговора?

Теги: вне потока

Читайте также

36 комментариев

85 Ejica
22 июля 2014, 11:12