Обратная связь
×

Обратная связь

Фабрика грез. Шедевр

    01 февраля 2013 в 11:06
  • 7,4
  • 470
  • 15
  • 7,4
  • 470
  • 15

До вчерашнего дня на свете существовал только один фильм, который произвёл на меня настолько неизгладимое впечатление, что даже сейчас, по прошествии стольких лет, я всё равно каждый раз вздрагиваю, припомнив тот чудесный, тёплый майский вечер, когда мама и папа взяли меня с собой на «Унесённые ветром». Четыре часа я изо всех сил следил в душном и тёмном зале за сложнейшими перипетиями сюжета, то впадая в тревожную дрёму, то судорожно посыпаясь для того, что снова увидеть, как тётя сначала плачет, а потом делает мужественное и гордое лицо, а дядя сначала гаденько улыбается и щурит свои маслянистые глаза, а потом зло топорщит свои таракание усы.

Но так было до вчера. Потому что вчера я имел счастье увидеть такое кинематографическое великолепие, по сравнению с которым «Унесённые ветром» — наивный детский мультик.

Начнём с главного – с работы оператора. Постоянно валящийся то влево, то вправо горизонт сразу же наводит зрителя на глубокие философские размышления о крайней относительности моральных устоев и глубокой нестабильности жизни простого человека. Правда, злые языки имеют наглость утверждать, что качающийся, как бешенный маятник в пору весеннего гона горизонт больше наводит на размышления о том, сколько же оператор выпил во время съёмок. Но так, безусловно, могут говорить только люди, абсолютно далёкие от мира искусства.

Потому что те незабываемые и волнующие моменты, когда горизонт уже не просто валится влево или вправо, а идёт дальше и нарезает несколько оборотов вокруг своей оси, вводя зрителя в состояние глубочайшего когнитивного ступора почище американских горок, убедительно показывают нам, что оператору чужды условности и тесны рамки обычного. И что обычному алкоголю он предпочёл долгий и добросовестный приём веществ, вызывающих полную потерю человеческого облика.

Однако операторская работа и в половину не так хороша, как спецэффекты и музыка. Начиная напряжённо вслушиваться в звуковую дорожку уже с первых кадров фильма, вы слышите какой-то лёгкий треск, и думаете, что это идущая тихим фоном оркестровая музыка. Потом вы понимаете, что для музыки эти потрескивания слишком уж монотонны и немелодичны. И начинаете подозревать, что это трещит аппарат в будке киномеханика. Или сверчки в кинотеатре. Или цикады возле кинотеатра. Или… Или ещё что-нибудь.

Но лишь когда от напряжённого вслушивания в этот уже сидящий в печёнках треск ваша голова начинает гудеть, как высоковольтные провода в тихую лунную ночь, а в мозгу начинают роиться ненавязчивые мысли о самоубийстве, вас неожиданно настигает понимание. Что это не оркестровка, не стрёкот киноаппарата, и даже не цикады возле кинотеатра — это скрип, издаваемый вашими мозгами после всех издевательств… извините – после гениальной работы оператора. И вы ясно понимаете, что ни музыки, ни спецэффектов, ни вообще хоть какого-нибудь звука в фильме нет. Просто нет. И вас охватывает катарсис.

Однако даже катарсис от звука картины — ничто по сравнению с актёрами. Они великолепны. Они настолько великолепны, что сходу даже невозможно сказать, кто какую роль исполняет – настолько гениально всё сыграно. Да что там роль – невозможно даже примерно угадать имена актёров, принимающих участие в картине. Во многом благодаря именно необычайно жгучему желанию узнать имена тех, кому он обязан этому визуализационному пиршеству, зритель и терпит до конца фильма – дабы вдумчиво и внимательно прочитать все титры, с подозрительно мстительным выражением лица делая пометки на билетах. И терпеливый всегда получает свою награду – мужественно досидевший до конца зритель узнаёт, что титров в фильме тоже нет. Просто нет. И его снова охватывает катарсис.

Однако, к сожалению, не всё в фильме так уж катарсистично. Есть и то, что не отвечает высокому стандарту этой сногсшибательной киноленты.

Сценарий. Сценарий не просто слаб. Он слаб, как инкубаторский цыплёнок после долгой и продолжительной болезни. Мало того – он ещё и прямолинеен, как бег быка, мчащегося между двух металлических заборчиков навстречу тореадору. Любой искушённый зритель, мало-мальски разбирающийся в киноискусстве и способный отличить мухомор от поганки, а ракию от самбуки, уже с первых кадров картины способен рассказать вам её конец, ход сюжета и мораль.

Но, на удивление, это единственное откровенно халтурное место не портит фильм, а наоборот – придаёт ему некую пикантность и приземлённость, привязывая столь высокохудожественную и новаторскую ленту к жизни простого маленького человека. И потому я с лёгким сердцем настоятельно рекомендую, да что там — убедительно настаиваю на её просмотре.

Как?! Я не сказал вам название этого удивительного кинополотна? Однако в каком же глубоком шоке я нахожусь от творения столь высокоталантливого коллектива людей, употребляющих столь высокотоксичные галлюциногены! Ну, конечно же, это… «Разбитый об истину»!

 

 

 

Теги: спорт

15 комментариев

10 Eric
01 февраля 2013, 11:06