Обратная связь
×

Обратная связь

Мой первый раз с Европой. Часть 1. Варшава

    19 июля 2012 в 15:49
  • 19,6
  • 2957
  • 9
  • 19,6
  • 2957
  • 9

Этим летом, я впервые в жизни побывал в Европе. Как обычно, чтобы заставить меня куда-нибудь поехать, нужен серьёзный повод и в этот раз повод был — лучше не придумаешь: ЕВРО 2012. Ещё в прошлом году, пьянствуя с друзьями, мы решили собраться и толпой, несколькими машинами, поехать в Украину на Чемпионат, но, когда дело дошло до раннего планирования поездки — всё-таки Чемпионат Европы это не концерт Дом-2, куда всегда можно достать билеты, и такие вещи нужно планировать задолго до начала турнира, все желающие как-то стремительно сдулись, и в итоге из желающих остались я, да друг с Актюбинска. То есть мы, и наши жены — вот как мы собирались поехать на Чемпионат.

Подготовка

Подготовка началась в декабре 2011 года — сразу после жеребьёвки, как только стали известны соперники сборной России (а ехать поддерживать мы собирались именно её), и города, в которых будут проводиться матчи. UEFA.com обычно разыгрывает билеты по лотерейной системе, но это даёт лишь возможность купить билет. Это сделано потому, что желающих купить билеты очень много, и, чтобы было справедливо, в дело вступает «мистер рандом». Я как-то до этого пытался купить билеты на финалы Лиги Чемпионов, но ещё ни разу мои заявки не одобряли. Каково же было моё удивление и счастье, когда в марте этого года, после того, как я заполнил заявку в декабре, на 3 матча группового этапа, по 4 билета на каждый (это максимум, сколько гостей может пригласить с собой один человек), мою заявку одобрили и мне позволили купить билеты аж на один матч Россия — Греция! Радости и счастья не было предела. Каждый билет стоил по 70 евро — это средняя категория, были и по 30, и по 120. Оформлял я заявку через подразделение РФС на сайте UEFA — мне показалось, что так больше шансов выиграть в лотерее.

Деньги с карты сняли не сразу — примерно в начале апреля. Тогда же я приобрёл билеты на самолёт с 14 по 25 июня, через Минск. Такой разрыв получался потому, что дешёвые рейсы авиакомпании Белавиа летали не каждый день, и был вариант улетать либо 20-го, либо 25-го. Так как мы хотели поездить, раз уж случай выдался, по Европе, то 3 дня на поездки было слишком мало, то есть оставалось 25-е июня. Билеты вышли в общей сложности 150 тысяч тенге: это перелёт из Астаны в Варшаву через Минск туда-обратно на двух человек. План был такой: 14-го приезжаем, 15-го осматриваемся, 16-го идём на матч, 17-го уезжаем из Варшавы и едем, не знаю, в какой-нибудь Амстердам, или там в Барселону — мне почему-то казалось, что там рукой подать до всюду. Как начал вычислять километраж, оказалось, что не так уж всё и близко по отношению к Польше. К любой другой стране — да, а вот Польша, и именно Варшава, находится далеко от «вкусных» стран Евросоюза. В какой-то момент, мы подумали, что раз мы так долго будем в Европе, то почему не сходить на матч сборной России в четвертьфинале, тем более, что играть она должна была со вторым местом «группы смерти» (наивные), и я начал ежедневно мониторить билеты на четвертьфинальный матч. Но, к сожалению, а может, и к счастью, четырёх билетов ни разу не было — то один, то два, то три, но именно четыре билета сразу мне купить не удалось.

Это сейчас, когда вы читаете, попивая кофеёк, всё кажется легко и прозрачно, а тогда я просто с ума сходил от неопределённости: как получить визу, на какие даты брать билеты, на какие числа бронировать отель, где бронировать отель помимо Варшавы, как я там буду путешествовать, на чём я там буду путешествовать, по какому маршруту я там буду путешествовать, могу ли я там ездить со своими правами, и многие, многие другие вопросы, которые нужно было решать как можно скорее, чтобы заплатить как можно меньше, ведь мы ехали абсолютно самостоятельно — безо всяких агентств и консультаций. После пары недель сомнений, я всё-таки забронировал два номера в отеле в Варшаве на 3 дня — с 14-го по 17-е. Стоило это мне 110 тысяч тенге. Однозвёздочный отель. Что самое важное — возврата средств в случае отмены бронирования не было. Разумеется, всё это связано с ажиотажем перед Чемпионатом. И это было практически самое дешёвое жильё в Варшаве на время проведения Чемпионата! Нет, были, конечно, варианты с хостелами за 40 евро/сутки с человека, были и тенты (палатки) за 19 тысяч тенге, но из приемлемого жилья с отдельной ванной и туалетом, это было самое выгодное предложение. Напоминаю — я бронировал в начале апреля (!) на июнь.

После бронирования отеля, стало немного полегче — появилась хоть какая-то определённость, дальше начали читать про Европу, куда можно поехать, что посетить. Поездка на машине по всей Европе казалась хоть и занятным, но очень уж изнуряющим занятием. Чтобы успеть проехать хотя бы 3-4 страны, как мы изначально и хотели, нам нужно было вечером выезжать, поздно ночью приезжать, спать пару часов, весь день гулять по Праге/Вене/Парижу/Милану/Барселоне, садиться на машину и снова куда-то ехать. Я решил, что не хочу оттуда вернуться Кристианом Бейлом из «Машиниста», и круг стран для посещения сузился до Чехия-Словакия-Австрия-Венгрия-Германия. Вена, как нам сообщили, чрезвычайно дорогая, но при этом очень красивая, в Венгрию и Словакию не захотела Оська («Я хочу нормальную Европу, блеать!»), остались в итоге Германия и Чехия. Решили после Варшавы ехать в Прагу, а потом — в Берлин через всякие Дрездены и Мюнхены.

Только я выдохнул, как у меня с карточки снимаются ещё раз 280 евро. В недоумении и гневе, я пишу в UEFA, мол, не слишком ли будет — за билеты по два раза снимать деньги? Они мне отвечают, что, оказывается, после первого этапа лотереи, те билеты, что не были оплачены выигравшими, распределялись между теми, кто подавал заявки на эти билеты, но не выиграл! В правилах этого либо нет, либо я не нашёл. Таким образом, мне сообщили, что я уже купил ещё 4 билета на матч Россия — Чехия 8-го июня во Вроцлаве. Сдать их или продать нельзя — я узнавал в UEFA. Вернуть эти деньги можно было только в том случае, если бы я вообще не обращался в РФС за билетами, то есть не забрал бы ни одного билета. Это подарило мне ещё один этап геморроя. Кстати, билеты, распространявшиеся через РФС, покупателям никто не высылал, то есть единственный способ их получить был — приехать в Москву и с паспортом забрать их, либо выписать кому-нибудь доверенность (как я и сделал). Та часть билетов, что распространялась через сам UEFA, высылалась всем покупателям курьерской почтой.

Так вот, про геморрой. Ну, во-первых, нужно было менять билеты на самолёт. Я покупал через сайт onetwotrip.com (кстати, советую — у них очень небольшие сборы и почти самые низкие цены на авиабилеты), поэтому я сразу же начал насиловать личный кабинет в попытках обменять билеты. У них там дурацкая система, которая работает непонятно как. Не вдаваясь в подробности, я несколько раз инициировал обмен, и каждый раз мне выставляли разные суммы стоимости обмена. Общим у этих сумм было то, что все они были не менее 200000 тенге. То есть мне, чтобы поменять билеты, купленные за 150000 тенге, нужно было доплатить всего-лишь 200000. Помимо этого, нужно было решать проблему с проживанием, ведь недорогих гостиниц к тому времени уже не осталось. Я, роняя кал, начал написывать на русско-польских форумах, а также на сайте Polish Pass (специально созданный сайт для посетителей Польши на время ЕВРО), откуда мне начали предлагать разное жильё в Варшаве. Нашлась пара неплохих вариантов с квартирой — дороже, чем гостиница, и где-то в жопе, но это меня уже не волновало. Делал всё это я в надежде, что мне всё-таки удастся обменять билеты — я не мог никак поверить, что обмен стоит в полтора раза больше, чем сами билеты. Причём если сдавать билеты, и покупать новые — это было бы даже выгоднее. Ну и где, блин, логика? Единственная загвоздка — возврат средств за сдачу билетов осуществляется в течение от одной до 3 недель. К этому моменту, билетов на нужные мне даты уже бы точно не было, потому как уже в тот момент, когда я пробивал всю эту пасту, мне уже предлагали бизнес-класс. В общем, у меня не хватило денег на то, чтобы купить новые билеты и преспокойно ждать возврата за сдачу предыдущих, и я с прискорбием должен был смириться с безысходностью, проклянуть UEFA и принять решение потерять 280 евро (ведь билеты именные, с моим именем на нём и, как мне сообщили в UEFA, без меня на стадион по ним не пустят), не посетив матч с чехами 8-го июня. О боги, как я теперь об этом жалею!

После того, как мы определились с датами, пришла пора получать визу и этот, казалось, заурядный процесс, тоже занял у меня порядком времени и сил. Дело в том, что на сайте польского консульства информация одна, а в самом консульстве дают другую. Ну, например, на сайте написано, что работают с понедельника по пятницу, а оказывается — среда не приёмный день у них. Или вот насчёт справки о доходах: на сайте написано, что можно либо справку с работы о заработной плате, либо выписку из банка о наличие средств на счету, а оказалось, что работает только справка из банка. Короче подать документы на визу я смог только с пятого раза, когда я уже выучил наизусть видеоролик об истории Польши (он там идёт всё время в зале ожидания), а это ведь каждый раз очередь, каждый раз минимум два часа ожидания.

Ближе к отъезду, изучая достопримечательности, стоимость гостиниц и расстояние в пути, мы пришли к выводу, что Германию оставим на следующий раз и посетим лишь Чехию, ну и Польшу, разумеется. Составили список мест, куда нужно непременно съездить и я забронировал отель в Праге на 7 дней. До Праги решили добираться на поезде, так как, судя по отзывам на форумах, дороги в Польше – говно, да и вообще это одна из самых опасных стран Евросоюза. Ну, к примеру, Польша – лидер по количеству угоняемых автомобилей.

Время неумолимо летело, а мой друг всё никак не покупал билеты на самолёт. Я, конечно, переживал, что ему придётся переплачивать, но больше этого я переживал, что мы поедем вдвоём в чужую, полную опасностей Европу. 20 мая стало известно, что друг не сможет поехать по семейным обстоятельствам, и мне срочно нужно было искать спутников — иначе деньги за гостиницу и билеты на матч мне было не вернуть. Объявив поиск во всех социальных сетях, где у меня есть друзья, я отчаянно пытался найти хоть кого-то, но все подряд отказывались либо из-за стоимости поездки, либо по невозможности взять отпуск. К моей неописуемой радости, со мной согласился поехать давний друг из Питера — Серёжа Божко, со своим корешем, правда с условием, что приедет только на матч и уедет. Это, хоть и спасло меня от потерь, но лишь частично.

Варшава

14.06.12

Как я уже сказал, летели мы через Минск. Я в Минске никогда ранее не бывал, хотя мои корни — из Белоруссии. По прилёту в аэропорт, нас собрали всех в одном зале. Тех, кто летел транзитом, пересчитали как овец и разделили на кучки: кто — куда. В Варшаву, кроме нас, летела женщина с дочкой и двумя кошками. Нас отвели в транзитный зал ожидания и оставили ждать. Время — 5 утра. Ни один магазин не работает, все кафе закрыты. В зале ожидания — деревянные кресла и … всё. Вообще, весь аэропорт и, как потом оказалось, весь Минск, такое ощущение, что до сих пор живёт в советское время. Ждать нужно было 4 часа. Пару часов мы тупо сидели и боролись со сном: спать хотелось жутко, а спать на этих креслах никак не получалось. В конце концов, магазины открылись, мы слегка закупились бухлом, и улетели.

Первое, что я увидел в аэропорту (и, кстати, последнее) — кучка евреев в их национальной одежде, с этими кудряшками и прочей пастой. Крикнув им «Шалом!», мы проследовали к таксистам. Мужик, встречавший летевшую с нами из Астаны женщину, помог договориться (вернее договорился) с таксистом. Я знал, что наша гостиница находится в 10 минутах езды, так что доехали очень быстро. Заплатил я всего-лишь 5 евро.

Заселились в гостиницу — это оказалась очень простая, но очень уютная гостиница под названием “B&B”, что расшифровывается как “Bed & Breakfast”, и она полностью соответствует своему названию. Всё, что было включено в сумму проживания – это кровать и завтрак.

Номер очень простой: туалет с ванной, две тумбочки, двуспальная кровать, небольшая телевизионная панель на стене и шкаф. Но всё это довольно комфортно, чистенько – никаких претензий к отелю у меня не было. Из окна, гостиничного номера моего, я выкинул телевизор на окно, авторитета местного… Короче, из окна, гостиничного номера моего, я выкинул … да что ж такое. В общем, вид у нас был из окна на Макдоналдс и трамвайную остановку – так себе видок для увеличения ощущения пребывания в Европе. Когда я выбирал гостиницу и смотрел расположение на карте, мне казалось, что до центра – ну минут 30-40 пешком по прямой. По прямой-то по прямой, вот только до стадиона там не менее 2-х часов пешком. Гостиница находится почти на окраине города, примерно в 3-х километрах от выезда, хотя она не самая дальняя.

После ввода Евро, мне почему-то казалось, что во всей Европе теперь единая валюта и расплачиваются везде только ею, но, как оказалось, во всех европейских странах, всё также в ходу их валюта и первое, с чем я столкнулся — невозможность расплатиться за завтрак в Макдоналдсе. Практически везде, за редким исключением, можно расплатиться только польской валютой – злотыми. Поэтому мы сразу пошли искать ближайший обменник. Прогуливаясь до обменника, я пытался вырвать из окружающей меня обстановки какие-то отличительные черты европейской столицы, но отыскать их было довольно сложно. Нет, конечно, там много отличий от привычных для нас вещей, вроде необычной парковки, или, например, высокие цены на сигареты, но, по большому счёту, меня никак не накрывало ощущение туриста в Европе, которое я ожидал с нетерпением. Помимо этого, мне казалось, что в городе, где проходит крупный футбольный турнир, по улицам постоянно должны разгуливать фанаты с барабанами, выкрикивая речёвки, всюду должна быть непрекращающаяся даже ночью фиеста, и на фоне всего этого должны стоять телевизионные репортёры с операторами. В контраст моим фантазиям, Варшава была совершенно спокойной и лишь в центре города – преимущественно возле вокзала, можно было заметить плакаты с символикой EURO 2012, каких-то редких фанатов и фан-зоны. Единственное – по городу ездило очень много автомобилей с польскими флажками. Не знаю, делали они это на время чемпионата, или всегда такие патриоты, но таких машин было чрезвычайно много. Также, флаги висели на балконах и были растянуты в окнах наряду с шарфами и футболками сборной Польши.

Так как выучить польский я не успел, приходилось объясняться либо на пальцах, либо на английском. И если с польскими надписями я разбирался довольно легко, то разобрать хоть что-то в польской речи я вообще ни разу не мог. В польском много слов, которые очень похожи на русские, только написаны транслитом и со всякими суффиксами. Ну, например, «улица» — “ulica”, «машина» — “maszyna”, «вода» — “woda” и так далее. Если слово – не прямой транслит с русского, то по смыслу можно примерно догадаться о его значении. Хотя, конечно, есть и такие слова, в которых никакая логика не поможет: «секунда» у них почему-то «drugi», а «друг» — вообще какой-то жуткий «przyjaciel». Так вот, понимали нас далеко не все и почти всегда не с первого раза. Как правило, в итоге сходились на русско-английском гибриде. Не то, чтобы это приносило какие-то сложности – нет, лишь небольшой дискомфорт, ибо даже простой вопрос типа «Который час?», который нам задавали не по-английски, вводил нас в ступор. Веселее всего было, когда к нам таким же образом обращались русские или украинцы, начиная мычать и жестикулировать – я всегда терпеливо выжидал хотя бы 10-15 секунд, прежде чем сообщить о том, что я их понимаю.

После завтрака «евробургером», мы выдвинулись в центр – посмотреть фан-зону, ну и в целом оценить обстановку. В первый раз, пришлось поехать на такси, потому как мы понятия не имели, как добираться до вокзала, но после этого я сразу разобрался с маршрутами трамваев, и оставшиеся дни мы ездили исключительно на трамваях. Примечательно, что в трамваях каждый сам пробивает билет, и, по идее, есть какой-то контролёр, который может оштрафовать в случае отсутствия билета, но я ни разу такого не встретил. С непривычки, мы, как примерные пассажиры, всегда покупали и всегда пробивали билетики – даже если нужно было проехать одну станцию. Перед тем, как идти в фан-зону, мы купили билеты на поезд на 17-е число до Праги, и 24-го обратно в Варшаву, которые встали нам в 60 евро каждый.

Фан-зона в Варшаве – это огороженная площадь возле центрального вокзала, в которой установили огромные телевизоры для трансляции матчей, кучу палаток с продажей пива, жареных сосисок, хот-догов, и туалеты. В дневное время и в дни, когда не играла сборная Польши, в фан-зоне проводили какие-то конкурсы, и играла музыка. Иностранцев по ней гуляло очень мало – в основном поляки, которые в этих конкурсах и участвовали. Во время матчей сборной Польши, площадь полностью заполнялась зрителями и болельщиками (исключительно польскими), не попавшими на стадион. Вероятно, фан-зона задумывалась не только для польских болельщиков, но из-за своей дурной славы, да и событий после матча со сборной России, думаю, что никакой болельщик не захотел бы оказаться в гуще польских фанатов.

Фан-зона в обычный день:

Фан-зона в день матча Польши:

Кстати о поляках. Перед нашим отъездом, каждый из всех моих друзей и родственников посчитал своим обязательным долгом позвонить и предупредить меня об опасности получить пиздюлей в Варшаве, о том, что поляки русских не любят и считают нас оккупантами, которые принесли стране много бед, что они все прекрасно понимают по-русски и лишь делают вид, что не понимают и прочее, прочее, прочее. Могу сказать, что если это и правда, то я этого на себе совершенно не ощутил – поляки всегда были приветливы и общительны с нами, никакого презрения и скрытой ненависти я не обнаружил. Но, смотря правде в глаза, нужно заметить, что с ультрас я не имел счастья пообщаться – уж там-то я мог ощутить всю ненависть к русским. Они там вообще какие-то на всю голову алё – они воюют не только с русскими, они воюют вообще с UEFA и современным футболом. Почему и зачем – мне выяснить не удалось.

Чтобы не нарваться на пиздюли, при виде футбольных ультрас – не выделить их из толпы просто невозможно – мы либо начинали говорить по-английски, либо замолкали вовсе. Не, ну мало ли? Тем более, когда по всему городу стены украшены подобными высказываниями.

После прогулки по фан-зоне, решили пройтись по центральным улицам и паркам. Почему-то прямо во время чемпионата, администрация Варшавы решила заниматься постройкой станций метро, из-за чего половина центральных улиц была перекрыта, всюду забивались сваи и месили бетон, а в глаза и рот постоянно летела пыль. На мой взгляд, можно было приостановить подобные вещи на время Чемпионата. Вообще, у меня сложилось впечатление, что Варшава не особо приветлива для туриста, да и смотреть в ней практически не на что. Практически все примечательные строения города находятся в радиусе 2-3 километров от вокзала и представляют собой обычные бизнес-центры, всё что дальше – обычные, серые, однообразные, невысокие здания.

Во время прогулки, решили выпить пива возле парка в летнем кафе, и я был поражён свежим вкусом и его стоимостью всего в 2 евро. Я, вообще-то, давно не пью пиво, потому что в Казахстане, да и в России, тяжело найти нормальное пиво – в основном всякая рвота, после которой либо голова болит, либо живот, либо и то, и другое. В общем, польское пиво «Warka» мне очень понравилось. Ещё одна причина, по которой я не люблю пить пиво – это его мочегонные свойства, но в центре Варшавы, по крайней мере, на время проведения чемпионата, с этим был полный порядок: всюду стояли бесплатные биотуалеты.

Пока мы гуляли, подошло время футбольных матчей, поэтому мы съели по шаверме и пошли смотреть футбол в номере. Кстати вот шаверма (она же кебаб, она же донер, она же бурито и пр.) безумно популярна в Европе – всюду стоят небольшие закусочные с традиционным вертелом и мясом на нём. А ещё безумно много Макдоналдсов: они буквально на каждом шагу – даже возле нашей гостиницы, вдали от центра, было два или даже три ресторана, расположенных очень близко друг к другу. Ну и как назло, других ресторанов или мест питания рядом с гостиницей не было, из-за чего нам приходилось питаться фастфудом и набирать килограммы.

15.06.12

Проспали мы не менее чем 15 часов – всё из-за бессонной ночи в дороге из Астаны в Варшаву, смене часовых поясов (в Европе на 4 часа раньше, чем у нас) и дню пеших прогулок. Тем не менее, мы смогли проснуться на завтрак, но после него снова вырубились.

Утро началось с истерик Оси по поводу запланированного выезда к центральному стадиону: она основательно настаивала на том, что нас кто-нибудь непременно отхерачит. На основании этого довода, она запретила мне даже надеть рубашку, цвета которой отдалённо напоминают цвета российского флага (в квадратиках присутствуют цвета белого, синего и красного), не говоря уж о том, чтобы с собой взять флаг России. На стойке у ресепшена, я приметил два объявления о продаже билетов на матч с греками: первый – такой же категории, что и мои билеты, второй – за 30 евро. Тот, что моей категории, продавал русский парень – я зашёл к нему в номер поинтересоваться о цене. Продавал за 200 евро, в то время как номинал – 70! Пожелав ему удачи, я написал смску греку, продающему билет за 30 евро. Всё это я делал для моего актюбинского друга и одноклассника Димы Леонова – он в это время был в Латвии и я предложил ему сходить на матч, если получится купить лишний билет. Тогда-то меня и насторожил тот факт, что билетами свободно торгуют – значит, на матч можно попасть и без владельца билетов, значит, и продать их можно было, пусть и неофициально? Грек согласился продать билет за 50 евро (20 евро ему стоила доставка от УЕФА), то есть безо всяких накруток. Договорились встретиться с ним вечером в отеле.

Даже в такой сравнительно небольшой и отдалённой гостинице, как наша, оказалось много проживающих из России – не менее 40 человек. Встретив очередную группу российских болельщиков, я расспросил их по поводу событий после матча Польша – Россия. Они, честно говоря, были не особо разговорчивы и сказали лишь, что да, польские ультрас выдёргивали всех подряд из толпы и били прямо посреди улицы, устроив засаду по пути от стадиона. Сказали, что им повезло – их не тронули, но многим российским болельщикам повезло гораздо меньше. Пока они всё это рассказывали, периферийным зрением я видел, как у Оси постепенно лезут глаза на лоб. Одно дело, когда тебя предупреждают родственники или ты видишь по телеку репортажи с драками, а другое – когда тебе это рассказывают сами очевидцы.

И всё-таки мы поехали к стадиону. Красивейший Национальный стадион в Варшаве построили всего за 2 года после сноса старого стадиона (привет питерским строителям стадиона «Кировский»). В переходе у стадиона, я поинтересовался по поводу продажи билетов на матч – 1000 евро, того же номинала в 70. Судя по таким наценкам, матчи сборной России были наиболее востребованными среди (ещё бы – столько болельщиков приехало в Варшаву!), потому что я читал, что, например, даже на матч Испания – Франция, можно было купить билеты по номиналу и даже ниже номинала! Конечно! Все ведь думали, что после феерической игры с чехами, Россия разберёт Грецию и это непременно нужно увидеть своими глазами.

Вокруг стадиона практически никого не было – редкие прохожие и несколько фотографирующихся парочек, плюс один или два перекупщика, торгующих билетами. У них билеты были по 800 евро – дешевле, чем в переходе, но всё равно: какого хера? Они, не стесняясь, тёрлись прямо у кассы стадиона, предлагая билеты. Зачем тогда все эти правила УЕФА, имя и фамилия на билете, невозможность перепродать билет официально и прочая паста? Получается какая-то имитация порядка, на мой скромный взгляд. Нет, я понимаю, что таким образом они отмели охеревших барыг, скупающих билеты пачками, но можно было и легальный рынок продажи билетов открыть – никакой проблемы в этом я не вижу. Короче мы прогулялись вокруг стадиона – на его территорию не пускали, сфоткали русских болельщиков, которые приняли нас за иностранцев (win!) и пошли пить Гиннесс в ирландском пабе.

Такого вкусного Гиннесса я ещё никогда не пил и у меня даже сложилось впечатление, что я вообще никогда не пил настоящего Гиннесса до этого момента, хотя я пил его в Дубай и в Питере и где-то ещё. На пене, бармен нарисовал мне клевер, и он держался до самого последнего глотка – настолько густая у этого пива пена.

После небольшой прогулки по магазинам и торговым центрам, мы поехали в гостиницу – опять же, смотреть футбол, но предварительно зашли в магазин и закупились напитками и закусками, ведь вечер обещал быть взрывоопасным: должен был приехать Божкарь с другом Колей и Дима!

Пока смотрел футбол, я решил укрепить алкогольный иммунитет и вылакал пару бокалов рома – мыслей о том, что после встречи, мы мирно разойдёмся по номерам, у меня даже не возникало. К концу подходил второй тайм встречи Швеция – Англия, как к отелю подъехал Дима. Встретившись и подивившись такой неожиданной встрече одноклассников в Варшаве, мы проследовали за ужином в… да-да, Макдоналдс. Он уже был закрыт, поэтому нам пришлось мычать в микрофон на улице, через который обслуживаются клиенты МакАвто. Мало того, что мы не понимали ни слова из того, что говорил польский кассир, так и он нас не мог понять из-за помех в работе устройства. Кое-как мы заказали «еду» и направились в гостиницу, где на ресепшене уже мычал Божкарь с Колей. Обнимашки-целовашки, мы по-быстрому заселили их в номер, взяли пойло и пошли в столовую на первом этаже, где подают завтраки. Там ещё так удобно сделано: вся посуда в открытом доступе – можно брать любое количество стаканов, кружек и тарелок, ну и столы, удобные стулья. В общем, что-то типа кафе для тех, кто «пришёл со своим» и таких как мы было несколько компаний – разумеется, русских. Времени было примерно 1 час ночи.

Своего у нас было две литровых бутылки – виски и рома. Осушили мы их довольно быстро, причём очень весело: я всё переживал, что компании не сойдутся, кто-то будет сидеть весь вечер молчать, кто-то обидится на чью-нибудь плоскую шутку – ну, в общем, так, как оно обычно бывает, когда знакомишь совершенно разных людей. И, как только был допит последний бокал виски, мы начали размышлять, как продолжить вечер. Был вариант дальше пить пиво в гостинице – возле ресепшена стоит удобный холодильник с круглосуточным пивом, а ещё появился вариант пойти в стрип-бар через дорогу, который мы приметили из-за слов «клуб» и «24h» на плакате. На удивление, Ося первой поддержала эту идею и мы, стремглав, аж волосы назад, полетели в этот «Клуб Оаза».

Одеты мы были в стиле Джулса и Винсента из «Криминального чтива» после случая с выстрелом в лицо Марвину: домашние футболки и не менее домашние шорты, на ногах — тапочки. На Диме вообще футбольная форма Барселоны. Ну кто мог думать, что мы окажемся в стрип-клубе? Заваливаемся мы такие в этот «клуб» — он оказывается по размерам с трёхкомнатную квартиру, где в зале – барная стойка, пара столов и диваны. Мы сразу примечаем нескольких русских парней из нашей гостиницы, причём двое из них сидели на отдельном диванчике в обнимку, подваливаем к ним, будто мы уже 6 лет знакомы, и начинаем орать «Мы приехали, чтобы победить, чтобы победить, чтобы победить!». Обменявшись радостными «Россия!», начали осматриваться: с этими парнями, да и по всем диванчикам, разбросаны девушки в ооочень коротких платьях, причём многие из этих девушек – далеко не первой свежести, с брюшком и целлюлитиком, но всё равно в платьях, совершенно не способных скрывать детали женской анатомии. Прислушиваемся – да это же хорошо всем знакомое «хэканье»! Дальше все сомнения о профиле этого заведения отпали сами собой, особенно когда я увидел, как одиноко и в пыли стоит пилон – якобы для стриптиза, а также лестницу на второй этаж.

Ну мы такие, как в «Криминальном чтиве»: «Текилы нам, бармен!». Барменом оказалась женщина лет 40, сразу получившая от меня ярлык «мамки». Налила нам 4 стопки текилы, дала лимончик, и попросила 200 злотых (50 евро). Мы немного ошалели, мол, что за цены в вашем злачном заведении? А она (кстати, она отлично говорит по-русски, что не удивительно) заявила, что у них вообще вся выпивка по 50 злотых. Ну что ж – шваркнули по текиле, и пока я платил, куда-то слился Божкарь: оказывается, он уже присел к тем парням (не голубцам) с девушками и начал выедать мозг через ухо (он это любит делать). Мы пожали плечами, и пошли на свободные диванчики. Сели, тут прибежал с пивом Божкарь, и тут как раз одна из работниц «клуба» спустилась после работы на втором этаже, и начала копошиться в сумке на краю дивана, на котором мы сидели. Коля не стал зря терять времени и начал её мило расспрашивать «как зовут», «откуда», «свободны ли вы сегодня», «сколько стоит» и так далее. Девушка оказалась полячкой и час её, как и всех остальных в этом клубе, работы стоит 300 злотых. Божкарь заметил, что она улыбается и смеётся, общаясь с Колей и принял это за команду к атаке.

Целью атаки было развести девушку на двух клиентов за те же деньги, либо одного, но дешевле. Путая английские слова и строя предложения, способные привести любого англичанина в ужас (разумеется, ещё и с акцентом), Божкарь предлагал ей несколько тарифов на ночь: то один за 100, то двое за 300, то четверо за 500, то вообще предложил поработать на себя, без таксы для владелицы заведения. Он прямо так и сказал: «Мей би ю кен мейк ит ин кусты?». Разумеется, ни одно из этих предложений её не устроило и более того – стоимость её услуг начала расти! В конце концов, ей поступило предложение, от которого сложно отказаться: «Уан минет, уан саузенд!». Беда в том, что Серёжа слегка перепутал «hundred» и «thousand», ну и русское слово «минет» созвучно с английским «minute». То есть он ей предлагал тысячу злотых за одну минуту. Полячка такая ковырялась в сумке и не обращала внимания, а как только услышала такие цифры, так сразу отвлеклась и смотрит на него вопросительно «Ты серьёзно?», но ничего не сказала. Божкарь решил добить её танцем и начал повышать ставки: «ту саузенд!», «сри саузенд!», и так далее. Она поняла, что здесь что-то не так и теперь у неё вместо лица – лицо-недоумение. Но вопрошающий взгляд в мою сторону ей совершенно не поможет: я уже катаюсь по полу и не могу что-либо ей объяснить.

Вскоре Божкарь потерял к ней интерес и за неё принялся Коля, но он начал действовать без разговоров, из-за чего девушка решила, что «он готов» и потянула его к пилону. К нам на диванчик подсела другая девушка – потолще и пострашнее, но говорящая по-русски и с хорошим чувством юмора. Жечь она начала после того, как Божкарь несколько раз заплевал ей лицо – дело в том, что у Серёжи есть в наличии свойство неконтролируемого слюновыделения и между нами давно стала легендарной история про стоматолога. Пошли, значит, Серёжа с папой к стоматологу и первым пошёл отец. После того, как с его зубами покончили, пошёл сын, но стоматолог не знал об их родственных связях. Так вот, стоматолог начал работать над его зубами, и тут внезапно отключает прибор, вытаскивает инструменты и говорит: «Слушай, это не твой отец до тебя тут был? У меня слюноотсос не справляется второй раз в жизни». Так вот, когда Сергей, бывает, произносит буквы «п» или «б», да и вообще любые, у него частенько вылетают слюни. И так как он сидел непосредственно рядом с сотрудницей клуба, он несколько раз наплевал ей в лицо, после чего она начала его стебать, нарочито выговаривая «п» и «б» и плюясь при этом. Божкарь задавал ей вопросы о смысле жизни, она его стебала, а мы с Оськой ржали как упоротые. В любом случае, мы ей понравились, потому как она посетовала на «вы себе не представляете, как я устала ебаться, и поговорить-то не с кем».

Ну и вот я сижу и фиксирую про себя всю абсурдность происходящего: мы, преодолев из Астаны 4000 километров, приехали в Варшаву; встретились здесь с моим одноклассником и другом из Питера; и вот мы такие, пиздец, сидим на окраине города, одетые в то, в чём мусор выбрасываем, пьём пиво в борделе и общаемся с проституткой, в то время как харизматичный Коля уже почти облизывается в танце вокруг пилона с другой проституткой!

Больше всего я не понимал, зачем нас там держат, ибо козе понятно было, что никого мы снимать не собираемся, а в основном просто развлекаемся. В какой-то момент пришло два перекачанных польских амбала в татуировках и я уже было подумал, что сейчас нам там распечатают, но когда они начали жаться у входа в «зал», задирая свои майки для демонстрации пресса, я всё понял. Просидели мы там где-то до 6 утра, после чего поплелись в гостиницу.

16.06.12

Утро началось с ввалившегося в номер Божкаря, орущего «Корбэн, я выебал Колю. Как мне с этим жить?». Пока я приходил в себя, я вспомнил, что у нас два двухместных номера, то есть на четверых (ваш кэп), а Дима собирался идти спать в машину, но я точно помнил, что в машину он не уходил.

Оказывается. Вчера вечером, когда они ходили переодеваться перед попойкой, Дима наобум дёрнул ручку одного из номеров (ну, знаете, когда идёшь, пальцами ведёшь по стене, и рука сама по себе дёргает ручку – ни зачем, просто так) и дверь неожиданно открылась. Оказалось, что это – комната для инвентаря уборщицы, и в ней нет света, постели, и не работает кодовый замок, но есть кровать с матрасом. Там он и заночевал. Каково же было удивление уборщицы, которая пришла утром за швабрами и тряпками, а там, пиздец, темно и спит волосатый мужик. Она начала гнать на него по-польски, ну он собрался и ушёл.

Более-менее ожив после ночной гулянки, мы в очередной раз позавтракали в Макдоналдсе, потому что завтрак в гостинице уже проспали. Встретив наших болельщиков, договорились поехать на матч всей толпой из гостиницы – ну, чтобы если получать люлей, то хотя бы иметь возможность выдать сдачи. После этого решили прокатиться по городу, а в день игры нашей сборной, разве можно было делать это без развивающегося флага? Но тут Ося снова включила заевшую пластинку: Нас отхерачат, я не дам вам флаг, ситуасьон катастрофик! Даже когда мы спрашивали, как она себе это представляет: «мы едем на машине, к нам, из ниоткуда, выбегает толпа ультрас в масках и начинают бить?», она продолжала отстаивать свою непонятную позицию. Вообще, у неё есть вот такая козырная фишка – портить людям веселья. Не хватает безбашенности, в общем. Порой, спустя время, я и сам размышляю на тему «ну и долбоёбом же я был», но нередко бывает так, что упустить момент означает упустить бесценные воспоминания, и я не раз в этом убеждался. В общем, мы кое-как уговорили её (уже отъехав от гостиницы, из-за чего пришлось вернуться) вытаскивать флаг только на ходу, во время остановок затаскивать обратно, и, что самое главное, не вздумать доставать его в центре города. Дима с Божкарём только смеялись над её чрезмерной осторожностью, отмачивая шутки вроде: «Вон я видел у того водителя кастет блеснул! Щас нас будут бить!».

Под выкрикивание из машины «Мы приехали, чтобы победить» и «Вперёд, Россия!», мы проехали полгорода и решили прогуляться по набережной. Вдоль набережной и через мост, у которого мы остановились, всюду гуляли российские болельщики, без стеснения одетые в форму сборной и футболки с флагами – одни мы ходили как партизаны и шифровались из-за Осиной паранойи. При виде российских болельщиков, мы запевали «Катюшу» или «Вперёд, Россия!» и все нас поддерживали. Люблю быть причастным к таким вещам, когда незнакомые люди сближаются, пусть и на время, когда все обнимаются в горе или радости, когда объединяются, поддерживая свою команду – ни один другой спорт не может подарить подобных ощущений болельщику. За это я и люблю футбол, за этим я и поехал в Варшаву.

Прогулявшись, мы отметили, что Варшава – довольно грязный город, в особенности река Висла и её набережная зона, а я ведь видел Москва-реку и Неву, так что мне есть с чем сравнивать. Затем, выпили пива (стояла сильная жара) на набережной и решили поехать готовиться к матчу в гостинице. На обратном пути, увидев развивающийся флаг, нам сигналили не только машины с российскими номерами (их по городу ездило действительно много), но и польские, а один поляк, прямо на ходу, начал петь нам «Пусть всегда будет солнце». И что там говорили о ненависти поляков к русским? Это всё бред: везде есть свои ксенофобы, свои ультрас и свои гопники.

В гостинице, помимо нас, «готовилось к матчу» ещё человек 20 и сам бог велел присоединиться к ним. Мы начали пить с ними водку, ребята рассказали, как ходили на матч Польша – Россия и отбивались от поляков. Как всегда, среди них нашлись характерные русские болельщики – постоянно орущие, пьяные и с красными рожами, причём непременно с севера. Один из них постоянно орал «Поооооольскаааа бело-червониииии», потому что матч с поляками смотрел на польской трибуне (купил билет с рук) и эта фраза настолько въелась всем в мозг, что потом все непроизвольно пели её вместо «вперёд Россия».

После какого-то количества рюмок, начались обнимания и братания с этими северянами и битьё посуды: наш новый друг разбил рюмку, а Божкарь, неожиданно, взял и ещё одну рюмку тут же швырнул на пол со словами «За победу!». Персонал отеля молчаливо наблюдал за этим беспределом и подметал за нами. Могу предположить, что репутация русских болельщиков после нас стала ещё хуже (если она вообще была), но за те деньги, что гостиницы брали за проживание, можно было и потерпеть.

Выпивали и сближались мы около часа, и вскоре подошло время к совместному выезду. Попав точно в ту кондицию, когда и весело, и уже по фигу на всех вот этих вот ультрас, но рассудок остаётся в наличии, мы выкатились к трамваю под «Катюшу». В трамвае продолжили петь и кричать, причём одна часть забитого трамвая состояла из польских болельщиков, орущих про бело-червони, другая – из нас, и третья – из обычных граждан. Стоит отметить, что перекричать нас у польских болельщиков не было никаких шансов.

Доехав до того самого моста, на котором происходили баталии неделей раньше, мы проследовали по направлению к стадиону. Все болельщики шли единым потоком: польские, российские и греческие. Разумеется, слышно было только российских – они практически не замолкали, но всё это было в довольно дружелюбной обстановке, несмотря на сотни вооружённых охранников, с которыми мы даже сфотографировались.

Перед стадионом ходили девушки с красками для раскрашивания лица и мы, само собой, раскрасили рожи в цвет российского флага. Народу было просто невероятно много: площадь перед стадионом и по направлению к нему была полностью забита болельщиками, и только так это и могло быть. В ускоренном режиме мы выпили ещё по бутылке пива и, уже случайно, выпили водки с польскими болельщиками в переходе, заранее поздравляя друг друга с выходом из группы – такое было возможно, одолей Россия греков, в чём мы не сомневались, и выиграй Польша у Чехии. Поляки научили нас тому сакральному слову «przyjaciel» и Божкарь начал дёргать всех подряд поляков за локоть и орать «Пшеячие, пшеячие!». На полнейшем позитиве, мы сделали несколько снимков и начали протискиваться к стадиону, а я попутно встретил нескольких казахстанцев: двое парней были из Алматы, и целая компания из почему-то Кустаная. Респект таким парням, даже в Варшаве они не забывают о поддержке сборной России, ну и всё такое. :)

Дима пошёл на греческий сектор, а мы ломанулись в официальный фан-шоп, чтобы урвать себе каких-нибудь сувениров. Сувениры, розы и футболки, ожидаемо имели чрезвычайно завышенный ценник, поэтому мы особо не тратились – так, по мелочи, чтобы было, что засунуть в полку и забыть. В очереди за пивом познакомились с несколькими симпатичными полячками, которые кроме матов из русского языка ничего не понимали, купили пива и двинули на трибуну. Места и паспорта, кстати, никто не проверял – можно было пройти на любое свободное место и сесть там.

Это ощущение я не забуду никогда. Как я поднимаюсь по лестнице, делаю последние шаги, прежде чем войти на трибуну, где мне в глаза и в уши ввалилась целая гамма ощущений, пробравших меня до самых низов. Глаза не успевали ухватить каждый уголок огромного стадиона, переполняемого зеленейшим цветом газона и палитрой цветов флагов. Дыхание перехватило, я натурально остолбенел, голова была чиста от каких-либо мыслей и лишь потом пришло осознание того, что я не могу поверить в то, что я нахожусь там – в Варшаве, на стадионе, и всё это происходит вживую. Я даже не мог истерически заржать или что там делают в случае, если не верят в происходящее – меня непрерывно душили мурашки, а ноги подкашивались. На таких подкошенных ногах я прополз до своего места и начал наблюдать за предматчевым представлением. Тут, помимо рёва стадиона, наложилась музыка и меня пробрало буквально до слёз: захотелось натурально рыдать от счастья, но быстро опомнившись, я собрал себя в кучку.

Девочки отплясали, и на поле появилась наша команда, поддерживаемая оглушительными криками и улюлюканьем. Когда заиграл гимн России, на мониторе под потолком появилось караоке, чтобы все могли подпевать, и весь стадион заревел. Как обычно, мы орали во всю глотку, не думая о том, что где-то рядом у людей осыпались осенним листопадом уши.

Под громкое скандирование, игроки произвели ритуальные действия: пожатие рук, бросок монеты, командное фото, расстановка. Потом отсчёт на мониторе и свисток! Весь первый тайм мы неистово прыгали, орали и хватались за головы. Ося, как обычно, принялась обламывать нам удовольствие, уговаривая нас сесть – мол зрителям сзади не видно. А я не понимаю: зачем приходить на стадион, если не способен простоять весь матч на ногах? Нет, ну правда: в обычной жизни мы сидим и без того слишком много, чтобы на таком событии, как матч Чемпионата Европы, уныло сидеть и, не знаю, грызть семечки, или пить пиво. Я с друзьями даже на отборочных матчах типа Россия – Эстония и Россия – Андорра не присаживался ни на секунду: мы постоянно прыгали, завывали «Вперёд, Россия!», пели песни и радовались забитым мячам. В общем, я не скажу, что мне было похуй на сидевших сзади, но я уверен, что никто бы не обломался, постой он полтора часа.

По сложившейся на матчах России традиции, одна часть трибуны запевала «Вперёёёёд, Россия!», через паузу мы ей в ответ тем же. Это завораживает и, как нам казалось, мотивирует игроков. А игроки, тем временем, не особо торопились открывать счёт. Перед матчем, у меня было ощущение, что на этот матч команда должна выйти сверхмотивированной – как в матче с чехами, должны носиться и выгрызать каждый клочок поля. Но вместо этого, мы наблюдали за, честно говоря, привычной игрой сборной России: перекатывание мяча, прогулки пешком, удары выше ворот, греки начали огрызаться – Малафеев пару раз чудом спас команду. А потом этот аут: я прямо помню, как мяч чиркнул по голове Игнашевича и я проговорил «о-оу». Карагунис схватил мяч и уже без какого-либо сопротивления (Жирков не догонял) пробил… Мы схватились за лица и, не садившись до этого, сели.

Прикол ещё в том, что и я, и Божкарь, так были увлечены и переполнены эмоциями, что совершенно забыли о порядке определения места при равенстве очков: мы были уверены, что грекам нужно выигрывать не менее, чем 3-0, и что даже в случае проигрыша, наша сборная выходит в плей-офф. Да, такой результат – маленько не то, зачем мы приехали в Варшаву, но, по крайней мере, мы будем в плей-офф, а там уже можно будет билеты с рук купить (как оказалось, без проблем), и сходить на что-нибудь типа Россия – Германия или Россия – Португалия! В общем, в перерыве, я вполне себе без особого сокрушения сбегал за хот-догами и пивом. Один из болельщиков в очереди громко возмущался, что, типа, большая часть зрителей пришла как в театр: посидеть и помолчать, а они, якобы, одни на весь стадион, поддерживали команду. Мысленно я с ним не согласился – мы орали, как могли, у меня ощутимо першило в горле, но я специально немного сдерживал себя для второго тайма, чтобы оставить гортань под креслом, когда наши забьют гол.

Второй тайм стал для нас ещё большим испытанием, чем первый. Наши начали ощутимо давить и владеть мячом, но в завершении совершенно ничего не получалось. Даже Павлюченко, получивший столько похвал после матча с чехами, принял привычную для себя форму – слабый приём, удары мимо ворот. Складывалось впечатление, что кроме Анюкова и Дзагоева, на поле не было игроков, желавших выйти в четвертьфинал турнира. Ну и потом был удар Дзагоева после навеса Аршавина, заставившись нас забыть все ругательства разом, и всё, что мы могли делать — это колотить друг друга от злости и обиды за то, что такой мяч не оказался в углу ворот.

Дальше – ещё хуже. Время летело так быстро, будто весь стадион попал в пространственную дыру и перемещался каждую секунду на минуту вперёд. Ну а моментов, способных перевернуть ход матча, не наблюдалось. Те болельщики, что стояли трибуной ниже, голые по пояс, которые орали весь матч и которые обычно проносят с собой файеры на стадион, даже они – стояли и молча досматривали унылое завершение выступления сборной России на Евро. Потом, они зажгли этот ненужный файер, прозвучал свисток и греки побежали обниматься.

Только в этот момент мы поняли, что что-то не так и вряд ли греки так радуются третьему месту в группе. Хотелось схватиться за лицо, но оно было в подсохшей краске, из-за которой рожа нереально чесалась, поэтому мы сели и с каменными лицами наблюдали за тем, как игроки нашей сборной, наплевав на все 25 тысяч болельщиков, приехавших со всего бескрайнего СНГ поддержать их, уходят в подтрибунное помещение сразу после свистка.

Не спорю: в тот момент я об этом даже и не думал – я просто вообще ни о чём не мог думать, кроме «Как же, блядь, так?», но я, в целом, согласен с тем количеством говна, которое вылилось на игроков сборной после матча. Но, в то же время, я понимаю Аршавина, сгрубившего пьяным уродам, которые начали что-то там требовать от него в гостинице. Если бы проигрыш был в борьбе, если бы игроки хоть как-то поблагодарили всех тех, кто проехал тысячи километров и потратил кучу денег на это, то реакция была бы намного мягче – я уверен. Голландцы вон вообще все три матча проиграли, будучи финалистами прошлого ЧМ и я уверен, что голландские болельщики не обливали грязью свою команду, так же, как и болельщики, скажем, Ирландии или Швеции.

Просидев, не проронив ни слова, минут 15 и дождавшись, пока стадион опустеет, мы сделали несколько памятных снимков с каменными лицами и пошли на выход. На улице была обратная сторона того, что было до матча. Всё та же толпа, но, как будто, онемевшая: все молча, гуськом, выходили со стадиона и плелись по мосту. Зрелище, на самом деле, завораживающее: 55 тысяч человек движется в одном потоке, практически без звука и обязательного в таких случаях галдежа. Какие-то чрезмерно выпившие единицы скандировали «Поделом! Поделом!», но их никто не поддерживал, хотя мысленно все были с ними солидарны. Вероятно, где-то были радостные греки, но я их не видел – скорее всего, они остались на стадионе до самого конца.

Через какое-то время навстречу начали идти поляки, которые смотрели свой матч в фан-зоне. И в том, что поляки тоже проиграли, выиграли в первую очередь муниципальные службы и полиция – иначе столкновений было не избежать. А так – те шли такие же угрюмые и расстроенные, многие из них протягивали мне руку в качестве поддержки, несмотря ни на какие конфликты и предшествующие натянутые отношения. К сожалению, получилось так, что и российские болельщики, и польские, не могли найти ничего другого, кроме как войти в положение, в котором сами также и оказались.

Была парочка особо экспрессивных болельщиков, пытавшихся всё же возбудить конфликт: один парень едва выкрикнул «русская курва», как его сразу же окружили полицейские с дубинками; несколько человек, также окружённых со всех сторон полицейскими, мы видели далее по пути; в одной из машин скорой помощи оказывали первую помощь каким-то раненным ребятам, а один из них стонал, лёжа на земле, но самих событий мы не застали. В целом, напряжённость чувствовалась, но не остро ощущалась. Так, молча, мы прошли около 10 километров перекрытых улиц без какого-либо транспорта, после чего смогли поймать такси до отеля.

Я всю дорогу шёл и прокручивал в голове кадры альтернативной реальности, в которой мы орём и обнимаемся с другими болельщиками; где поём севшим голосом и целуемся с незнакомыми мужиками; где мы пьяными, к утру, добираемся до отеля, у входа в который пьянствует такая же толпа болельщиков и мы заливаемся с ними до самого отъезда из Варшавы (у Божкаря с Колей автобус был в 7 утра, а наш поезд – в 9); где вечер 16 июня на Национальном Стадионе в Варшаве становится трамплином для сборной России к очередным медалям и попаданию в историю футбола. Эти кадры были куда приятнее того, что выступало тем вечером в качестве реальной картинки.

Попав в отель, всё, на что нас хватило – выпить по банке пива и разойтись по номерам, а Дима поехал в Казахстан. При любом другом раскладе, мы бы не позволили себе так бездарно потратить оставшееся время, вместо того, чтобы провести его вместе – ведь мы с Божкарём и Димой не видели друг друга уже больше года!

В голове гудело, откуда-то резко навалилась тотальная усталость во всём теле, и я выключился не позднее, чем лицо коснулось ворсинок наволочки.

Часть 2. Прага

Полный альбом с фото ВКонтактике

Теги: спорт , путешествия , варшава , прага , евро 2012 , футбол , стадион , европа , абсент , первое впечатление первый день первый день

9 комментариев

76 Korben
19 июля 2012, 15:49