Обратная связь
×

Обратная связь

Военка. Часть 3

    17 октября 2011 в 15:28
  • 2
  • 587
  • 1
  • 2
  • 587
  • 1

Заключительная часть моего рассказа о переживаниях «пиджака» (лейтенанта запаса).

Первая часть — тут. Вторая — тут.

А больных у нас с каждым днем становилось всё больше. Одни, — действительно чувствовали себя голимо, другие откровенно косили, но должен сказать, что в последние дни количество больных возросло до 10! Т.е. это почти 40% всего взвода! На вопрос командира части, типа, что ж такое? Что случилось? Почему студентишки заболели? Ему ответили: ну, типа, маленько холодно, до обеда потеем, а после обеда в мокрой одежде на мороз, вот и простыли, …он многозначительно ответил: Ну, осторожнее надо быть… В первые же дни, нам доступно объяснили, что «холодно и не будете работать» здесь на севере, — это когда на улице -40, и начинает замерзать Кольский залив. Такое было в прошлом году, когда неделю стоял мороз за 40, и начал замерзать залив. Круто, да? Вообще, большая часть тех, кто якобы болел – косили. Разумеется, это их дело, и никто их не в праве судить, мы вообще могли не работать и послать все далеко и надолго, но как же коллектив? Как старший? Некоторые просто не понимали, что кося, они подводили весь взвод, а за весь взвод отвечает кто? Старший. Вот Виталика и дербанили за каждого больного, а Виталик дербанил других. Вообще, у кого-то сложилось мнение о несправедливости режима правления Виталика в нашем взводе – типа, я уже позавчера был на ЧК!!! (Чистка картошки) я не пойду! Никто не хотел работать, все пытались любыми способами отвертеться от работы. А Виталик, меж тем, назначал на работы именно тех, кто косил, кто слишком много говорил, и вообще заглушал эфир своей помойкой изо рта.

То ли было удивление этих героев, когда я заступил в наряд дневального (у нас в кубрике (комнате), все время находился один человек, который охранял все наши вещи, убирался, командовал «ВНИМАНИЕ», когда приближался офицер, и нужно было быстро убирать карты, бумажки со счетом в бридже, и вскакивать с кроватей), сразу поползли разговоры: ни фига себе! Мир изменился! Корбен заступил в наряд! А то, что Корбен каждый сучий день гнул спину на третьей территории, вспоминали редко, валяясь в кровати. Вообще, жизнь на протяжении какого-либо времени в каком-либо коллективе – это всегда куча компромиссов, потому что у каждого свои представления об отношении друг к другу, обращению со старшим, хождении в туалет, дисциплине, да во всем у всех свои предпочтения. Я – человек не конфликтный, вообще нет, ни разу. Меня тяжело вывести из себя, но некоторым людям это удавалось делать просто с поразительным успехом! Причем, проявить свою злость я хотел, но физические контакты в армии запрещены и строго отслеживались начальством – любой синячок, любая царапинка – это залёт, это хреново заканчивалось для всей роты, и потому нам с Виталиком приходилось отрываться в устной форме. Вот уж здесь нас остановить не мог никто! Чтобы не помереть со скуки в часы отдыха, мы стебались как могли. Слава богу, жертв было предостаточно. Я почти уверен, что у нас сложилась хреновая репутация и большинство нас возненавидело, даже если раньше навидело (такого слова нет, но уж очень удачно оно тут звучит). Ну а нам, грубо говоря, было плевать на ту петушню, которая выражала своё недовольство. Компромиссы-компромиссами, но иногда я просто уже не мог сдерживаться, честное слово.

Я вообще, че-то заговорился, и уже вижу, что половина перестала читать эти философства. Ладно, продолжу рассказывать про наше житие-бытие.
Думаю, нужно рассказать о нарядах, территориях, на которых мы выполняли работу, и о наших там обязанностях.

1. Дневальный. Сутки сидеть на табуретке, читать журналы, ночью делать вид что не спал. Секрет: лечь спать в 2 часа ночи (когда все уже уснули), а проснуться за пол-часа до подъёма и с бодрым видом сидеть на кубаретке (перерожденная для кубрика табуретка).
2. ЧК. Чистка Картошки. Чистить картошку, лук, морковь, убирать за собой, вырезать из картошки члены. Если в Окольной масштабы действительно пугали – за вечер мы чистили по 250 килограммов картошки, то в Арсенале 60-80 килограмм казались разминкой для яслей.
3. Угольный цех. Остался в Окольной. Ну, типа кидать уголь ф топку.
4. Ремонтный Цех Боеприпасов. Приехать, выпить кофе, посмотреть новости. Пойти создать видимость работы – в теплом цеху перенести несколько ящиков на тележке, погрызть семечки в коробки со снарядами, возможно, кинуть пару лопат снега.
5. Продсклад. Склад с продовольствием. Нужно было привезти это самое продовольствие, разгрузить, порой немалое количество банок, мешков с мукой, картошкой, и остальной трухой. Награждалась эта деятельность пресными безвкусными галетами (такие уставные тонкие псевдопеченьки-полухлебцы), что никак не устраивало оголодавшего курсанта и заставляло брать лишнее. Доходило до того, что ради сокрытия преступления, парни находили способ выпить сок из большой коробки с натуральным соком – такая большая коробка, в которой много маленьких. Так они делали дырку в крайней нижней коробке, выпивали из нее все, и ставили на место.
6. Территория №2. Приезжаем, садимся в комнатку со слабо напоминающую печку железную коробочку, на которой однажды уснув, я сплавил себе половину резиновой подошвы на берцах. Она вроде не греет, а я уснул, и проснулся – у меня нога на половину в печке! Подошва такая интересная получилась, зато ни с чьими берцами не путал потом. После часу сна, добрая тётя звала нас, мы шли, раскапывали немного подходы к пожарным щитам, я – протаптывал дорожки к грудам боеприпасов, типа чтобы остались следы, как будто кто-то ходил проверял, контролировал, потом ссал посреди площадки, стоя по колено в снегу, и все такое. Показуха. Потом возвращались в домик и ждали машину.
7. Территория №3. Приезжаем, нас проверяют на проходной, оставляем все телефоны, сигареты, наркотики, пушки, презервативы, все драгоценное, в общем. И там нас ждало несколько видов работ: снег и снаряды. Если снег – то это «ТУПИК» – адское место в низине между сопок, в котором не прекращается сильный ветер, постоянно холодно и идти до него не меньше 25 минут по морозу с лопатами. Суть работы – откопать рельса из под снега высотой по пояс от вагонов до тупика (метров 100). Если снаряды – это:
а) сортировка по партиям
б) разгрузка приехавшей шаланды и грузового КаМаЗа – в среднем, тонн 13, иногда меньше, ящиков весом 70 кг каждый, нужно было разгрузить, а иногда и сначала разгрузить КамАз, загрузить КрАЗ, и потом уже разгрузить КрАЗ, потому что КамАз не везде проходил (несколько раз выталкивали КаМаЗ из сугробов!).
в) Разгузка/загрузка пустых ящиков из под снарядов (укупорка) – самое простое из всех нарядов на ящики.
8. Пулозеро (Полуозеро). Город-загадка. Хотя бы из-за названия: что это? Город, в котором все играют в пул, или озеро, но на половину? Город, в 70 километрах от Мурманска, в который возили двоих из нас для загрузки/разгрузки ящиков с боеприпасами. Считался если не самый, то один из самых нежелательных нарядов. Потому что там было в полтора раза холоднее, чем в Мурманске.

Так и работали изо дня в день. Причем, в первые дни, как мы приехали в Мурманск, нам только читали лекции в актовом зале. Читал подполковник. Здесь надо сказать особенно. Не знаю, может, в молодости, он ходил на какие-нить курсы гипноза, или юнцом его отец отнес и оставил в рассаднике бабок-заговорщиц… это для нас навсегда останется загадкой. Но читал он лекции ну просто на убой! Нас вырубало буквально в первые 5 минут чтения его лекции!.. а, об этом я писал уже оказывается. Забыл.

Итак, шли будни, мы занимались ничем. То есть буквально ничем. Мы делали абсолютно бесполезную и никому не нужную работу! Замело за 2 дня какой-нибудь ПУСТОЙ(!) ангар для боеприпасов, типа резервный, и нас зачем то везли разгребать сугробы снега, долбить ломом лед, чтобы открыть дверь, а потом ещё и в этом хранилище перетаскивать бревна! Зачем? Для чего? Кому? Мы выполняли указания каких-то дядек-военных, которые, сидя в тепле и попивая чаек, придумывали, чем бы занять студентов-курсантов на морозе. Тупо.

После работы мы с Виталиком расслаблялись, — благо была возможность, либо вырубиться, либо поиграть в карты, либо заниматься на тренажерах. С вырубанием я быстро завязал, так как этот хренов график никак не устраивал мой организм. Вот встаем в 6, меня рубит буквально весь день, я хожу как зомбак тупой, в 22.00 отбой. Всё! Я не могу уснуть! Ну не привык я так! Мне проще ложиться в 2-3, и вставать в те же 6 утра (ну … хм… проще…), чем ложиться в 22.00. Ещё раз скажу, что это идиотизм какой-то вставать в 6 утра и ложиться в 10! Тупизм высшей меры!.. Хотя я и понимаю, что, мол, дисциплина, враг не дремлет, и всё такое. Но нам-то на хера так рано вставать?

И так, мы с Виталиком и ещё Славик, начали заниматься на той парочке тренажеров, что там были. Выбор был скуден, но это уже было что-то! Очень интересно было наблюдать за энтузиазмом остальных. День за днем к нам присоединялось все больше народа, некоторые просили написать им программу, срочники затрахивали Славика со спортивным питанием, некоторые приходили не знаю зачем.

Ну, за одну две тренировки ниче ж не будет, правильно, а они ходили, че то там дергали гантели, пытались использовать штангу… кто нормально, а кто одевал олдскульные треники и мазолил глаза, да занимал тренажеры. Всякие были в общем перцы. Ещё настольный теннис. Вот он у нас начал пользоваться просто бешеной популярностью. В него рубились почти постоянно. Один из наших даже купил ракетки, мячики, чуть ли одежду не начал покупать для пинг-понга!.. Где-то через неделю стук шарика о стол мне уже снился. Ну представьте себе, что ПОСТОЯННО кто-то играет в теннис этот сучий!..

Я в него никогда толком не играл – пару раз, да и то, лучше сказать я ракеткой в воздухе выписывал китайские иероглифы, чем играл. Если не наши, то срочники. В общем кто-то играл постоянно. И задрал меня этот пинг-понг на долго!..

В принципе, все было тихо и спокойно, безо всяких там происшествий. Хотя, даже в этой мирной тишине и спокойствии происходили безумные вещи. Взять хотя бы одного срочника, который умудрился поднести зажигалку к бочке, полной бензином, после чего его откинуло метров на 30 (бочка бахнула), чудом она не взорвалась, не понятно вообще что было бы тогда. Перцу сожгло половину лица и он получился как Харви-Двуликий из Бэтмен Навсегда. Или вот один из наших, поехал в Пулозеро (блин, какое же название то дебильное для города! Нет, ну как это Пул, и Озеро? Че за хрень…) и когда таскал ящики, от нежелания работать, расплакался, и нарочно уронил себе на палец ящик! Открытый перелом среднего пальца. Разумеется, он не сказал, что сделал это специально, сказал, что случайно, но второй чувак, который с ним был, Толик, чуть было не пострадал и рассказал все так, как было на самом деле.

Итак, пробыв в Мурманске почти 3 недели, нас начали спроваживать. Опять же, именно в тот момент, когда уже почти все срочники стали своими, тот же Адам (ингуш) уже в серьез не воспринимался, в то время как срочников-духов он херачил регулярно, и те просто охреневали с того, как свободно мы с ним общаемся!.. Правда слушать его было невозможно. В его сложных речевых оборотах необходимо было убирать около 70% процентов слов. Потому что это были тупо маты. Ну что-то в духе: на хуй блядь мы заходим на хуй блядь и мичман гондон блядь сука ебаный хабиров блядь говорит, чтобы блядь мы на хуй шли блядь чистить блядь сука снег! В первое время слышать это просто было невыносимо, потом привыкли, включили фильтры.

Мы уже привыкли было к ежедневному душу, к маразму майора, вкусной еде и пресному пюре, матам Адама, все привыкли к моему с Виталиком пердежу, в общем мы даже привыкли к Гришановичу, который регулярно разрушал нам мозг, но когда мы узнали, что его родители с Якутии, злоба как-то ушла, сказали спасибо за то, что вообще говорит, поцеловали в лобик и отпустили, и тут нас увезли. Причем, все те, кто остался в Североморске, у них были стрельбы, правда, чего им это стоило, представить не сложно – они 10 километров шли по морозу на поле для стрельб, неся всю амуницию на себе. Некоторые активисты из тех, кто был с нами в Мурманске начали было протестовать: типа, если не будет стрельб, мы не будем работать! Нам обещали стрелять! Мудили Виталика ходить и чуть ли не каждый день ныть замполиту, чтобы нам устроили стрельбы. Мне, Виталику, и другим нормальным людям было насрать на стрельбы эти, и нам никто ничего не обещал, и когда мы приехали в Североморск, майор предложил пройти 10 км с амуницией, все сразу как-то замялись и начала включать обратку! Мне хотелось что-нибудь разбить. Вот бесит такое тупое упорство! Проявляли бы его в работе, а не там, где это не нужно!.. Кхм. Извините, что кричал и монитор заляпал.

Под шумные проводы мы слились из Мурманска в кунге. На самом деле, я многое опустил, не стал писать здесь, в принципе, было ещё много чего интересного, но моя цель – донести до вас основную мысль. Подробности оставим для скептиков.

Встретили нас радужно. Со словами: загорелые такие! нас встречали всем коллективом, сразу начали расспрашивать друг друга, делиться приколами, историями и байками. Мы узнали много нового, об открытии «пидорского углока дрочеров», это такой уголок, в котором собирались не от мира сего и обсуждали, кто, когда, где и сколько раз подрочил. На полном серьёзе. Я уж с ужасом думаю – не петушились ли они между собой в порыве любви к собственной руке! Историй было не мало. А нам просто радостно было увидеть знакомые лица.

По приезду, на наряды попали все те, кто куражился в Мурманске – здесь их ожидали новые ощущения в виде угля, адского камбуза, после которого можно было смело выбрасывать всю одежду – иначе избавиться от запаха пищи было невозможно, появлялся риск стать съеденным казарменными крысами, и ещё каких-то диких желаний военных. Меня пытали набором текстов, ну как пытали? Целыми днями я сидел смотрел фильмы по видаку, ставил фильмы по просьбе других, ибо коллекция кассет там была внушительная, можно было бы даже открыть видео прокат. И иногда в зал заходил дневальный и орал: КУРСАНТ КОРБЕН! Я отвечал: я! Он: тебя ждут дежурке! И я шел набирал какой-либо текст, иногда очень не мало. За то, я не ходил ни в какие наряды!

Так прошла неделя, мы ни хера не делали, смотрели кино, играли в карты (что-то эта фраза преследует меня на протяжении всего рассказа), потом была присяга. Прошла она быстро и почти незаметно, суть, которой была в том, что мы должны были выйти, прочитать 2 предложения, сказать «Служу Отечеству!» и встать в строй с автоматиком наперевес. Всё. Мы типа стали военными после этого. Круто, да?

Присягу было решено обмыть. Для этого собралась наша компашка из 7 человек, выбран день, когда дежурил Панда (капитан-лейтенант с синяками под глазами), и после отбоя мы забурились в каморку. Организовалась бутылка коньяка, лимончик, шоколадка. Пофоткались, станцевали медленный танец, распили бутылку за полтора раза. А дальше? Дальше захотелось продолжить. Тут Салават (старшина типа, служит в той части), берет телефон, звонит куда-то, мы терпеливо за ним наблюдаем. Далее следует такой разговор:

— Ало, такси? Эээ … мне бы заказик. Да. В общем, пару бутылок коньяка, недорогого, 4 доширака, 2 шоколадки, мандаринчиков, да. Ага. Воинская часть «Нижняя Окольная». Да. Жду.

Мы в шоке! Подняли челюсти с пола, и спрашиваем: А это нормально вообще, вот так? Салават: Здесь – да. Ни в одном городе я не видел такого! Чтобы таксисты привозили бухло! И стоило это всего 200 рублей! Причем таксист все настолько грамотно упаковал, чтобы можно было без проблем пронести через КПП (контрольно-пропускной пункт), уложил коньячок (Гянжа назывался!) на дно. В общем, весь сервис.

Вот эти 2 бутылочки уже нормально так улеглись. Убрали нас хорошенько. После них у нас у всех появилось стойкое желание творить беспредел. Я взял в руки фотик, остальные, слабо сдерживая смешки, бегали по роте, шептались, бесились, а я их типа фоткал. Потом, кому то пришла бредовая идея переворачивать матрасы. Благо, кандидатов, на ком захотелось испробовать эту идею, хватало. Сказано – сделано. Подходим тихо, ржем, на раз-два-три переворачивается матрас со спящим кандидатом, я все это дело фоткаю: получались безумные рожи, искривлённые ненавистью и сном. Сложно сказать, сколько матрасов мы перепотрошили, но на уши подняли мы всех. На последнем матрасе я, делая ноги с места преступления – ведь самое главное было резко убежать, чтобы ошарашенный кандидат не пришел в себя и не понял, кто над ним так жестоко прикололся, я решил побежать возле окон – между шконками и окнами был промежуток… подумал я… для того, чтобы там стояли лавочки, на которые складывали свою одежду. В общем, фоткаю я, начинаю сваливать огородами (т.е. возле окон), с огромным позитивом делаю два шага, не смотря вперед, в темноте тем более, и меня останавливает первая же скамейка, я, вытворяю гимнастические пируэты, перелетаю через нее, но порыв пьяного меня был мощнее и надежда на то, что второй такой скамейки не будет жила до тех пор, пока я не наткнулся и не перелетел через вторую такую скамейку, она меня и остановила.

Грохот был сами представьте какой. Все это сопровождалось ну просто диким гоготом, криками, и это в час ночи, когда вся рота, по идее, уже видит десятый сон! Все резво побежали скрываться в кошкоебку, и я тоже. Тут был кадр, достойный комедийного фильма. Прибегаем мы значит все, запыхались такие все, стоим, у меня ноги болят (две скамейки словил), и мы стоим, ржем, смотрим друг на друга, и понимаем, что нас больше, чем было раньше!.. и не можем понять, кто лишний! Оказывается один из тех, кого мы переворачивали, вскочил и спросонья побежал за нами, толи испугался, толи ещё чо. Причем пока он бежал в кошкоебку, ему успели разорвать тельник от ворота до пояса! Мы минут 10 не могли успокоиться! Видели бы вы его лицо в тот момент, когда он начал осознавать весь идиотизм ситуации!

Вместе со всеми мы подняли Тему и Олега, тех перцев, у которых по дороге на сборы был спирт с собой. Он у них остался. Понимаете, да? А я уже давно забил на печки и на свою болезнь с названием греческого божества (пеланифрит). Мы начали пить спирт, орать песни – Женек играл на гитаре, мы сначала слушали, потом начали орать. И тут перед нами рисуется такая картина. Открывается дверь. Входит один, два, три, четыре человека. Кошкоебка (сама по себе где-то 6 на 6 комнатушка забитая сумками) постепенно набивается и в итоге в ней оказывается чуть ли не вся наша рота! Пришло человек 30, и пришли они ради бунта против нас! Представляете! Народный бунт! Начались разборки, старшие взводов, которые ВСЕ были среди нас, начали орать на свои взвода, типа, не охренели ли они. В итоге после 15-тиминутной перепалки было решено поиграть во всеобщее битое рыло при первой посадке на поезд назад. Порешили, допили спирт, и, борясь с тошнотой, пошли спать.

Самое обидное во всей этой истории, что наш старшина роты, боясь клеветы и чтобы нас не стуканули, затер ВСЕ те чудо фотки, которые мы делали той ночью. А там, поверьте, было с чего посмеяться! Беготня в масках, всеобщий бунт, переворачивание матрасов… ух! Когда вспоминаю, аж муражки бегают! :) Очень жаль, просто безумно!

Затем, мы провели два дня, кусая локти, рукти, сидя с песочными часами и наблюдая за песчинками, считая минуты до нашего отъезда – ну уж очень хотелось домой уже и очень было скучно! Просто жуть как хотелось! И вот, этот день настал. Разумеется, мы закупились (ворд предложил мне затупиться водкой) водкой, пивом, и другой едой, нам было выделено ДВА вагона полностью. Перечитайте: два вагона полностью. Студентам-дембакам, типа. Ну, разумеется, это все выглядело смешно – все эти песни «Демобилизация», все эти армейский песенки после месяца занятий херней, все возомнили себя отслужившими, но все равно было весело. В нашем с Виталиком купе тусило в некоторые моменты до 20 человек. Пили и орали много, честно. Потом проспались и снова начинали пить и орать. Много. Потом пошли все эти пьяные штучки. На станциях мы вывались из вагона, бегали по платформе, пытались наброситься на редких девушек, которые на все предложения помочь донести сумки отказывались. Вот странно, да. Симпатичные отказывались, чтобы им помогли пьяные полулысые уроды, а вот страшные такие сразу: ДАВАЙТЕ! ПОМОГИТЕ! Закон подлости. Пришлось помочь.

Потом я с Толиком пошел сновать по вагонам, искать знакомств. Нашел милую девушку Марьяну, которой я начал зачем-то лечить про то, что нас учили правильно застилать постель и да! Я начал застилать ей постель. Потом я оторвал шторки в вагоне – хотел посмотреть номер вагона на табличке, а там все попадало, и мы с Толиком тихо срулили от туда. Больше сил вернуться не нашли, хотя Марьяна ждала.
По приезду в Питер все быстро разбрелись, всех встречали девушки, на душе стало тоскливо. Эйфория от приезда быстро улетучилась, то, чего я так долго ждал, быстро сошло на нет.

Подводя итоги, хочу сказать, что чуть ли не единственное, что осталось у меня после этих сборов, так это те новые друзья, которые у меня появились после этих сборов, причем теперь у меня друзья есть почти во всех уголках нашей необъятной страны.

Я считаю, что это самое важное. Ну, и ещё, те приколы, которые были, исключать тоже нельзя, мы с Виталиком повеселились на славу, уж не знаю кто как, а мы в обломе не остались. На этом, наверное, стоит кончить. Смачно так, забрызгав весь живот. Если честно, я могу написать как минимум два продолжения этой безумной поездке (уже даже сценарий написал), не повторив ни одной из рассказанных мною историй.

Хочу ещё добавить, что абсолютно всё, что описано здесь – чистейшая правда, я не выдумал ни одной строчки!

Жду комментариев и отзывов, это для меня самое главное!

Теги: военка , армия , сборы , мурманск , североморск , путешествия , вне потока

1 комментарий

98 Korben
17 октября 2011, 15:28