Обратная связь
×

Обратная связь

Наша Верочка

    28 июня 2014 в 03:36
  • 41
  • 159
  • 9
  • 41
  • 159
  • 9

Жизнь в дальнем военном гарнизоне. Наверное, трудно понять русских классиков (таких как, Лермонтов и Куприн), которые писали про военные гарнизоны и офицерскую жизнь, пока сам не поживешь в дальнем военном гарнизоне.

Солнечный

Наш военный городок «Солнечный» был одним из самых больших городков в Казахстане (не считая Байконура и Приозерска). «Солнечный» - это большое количество домов 4-5 этажных, магазины, громадный клуб с кинотеатром, госпиталь, гражданская больница, два ателье, школа и три детских садика. В этом городке проживали военнослужащие разных род войск со своими семьями и громадное количество холостяков, и холостячек. По приезду, всем выдавалась жилая площадь. Если повезет семейным – сразу отдельная квартира, а если не повезет, то комната в многоквартирной квартире. Иногда в трехкомнатную поселяли три семьи. У нас были случаи, когда мужья через некоторое время разводились и менялись женами (или наоборот - будет правильно сказано). Всех холостяков селили в общаге – многоквартирной квартире. В комнате жили по одному и по два офицера. Селили, как правило по службам. Например: летчики с летчиками, технари с технарями и т.п.

Наша общага

«Вторая» - наша знаменитая на весь городок общага. Она находилась на краю городка, на первом этаже - квартира №2. Четырех комнатная, с деревянными полами, с фанерой, вместо окна в зале, вечно работающим телевизором (если его выключить – он сломается) и включенным светом в коридоре (если его выключить – перегорит лампочка). За три года, мы один раз потравили всех тараканов и один раз помыли полы. Грязь падала под доски, а вода с крана стекала в подвал. Несмотря на все это, в общаге всегда было весело и тепло (иногда даже жарко). Там проживали офицеры со служб обеспечения полетов: офицеры с командного пункта и командно-диспетчерского пункта. В такой вот общаги я и начал свой офицерский путь.

Застолье

У нас шло очередное офицерское застолье. Над столом тускло горела лампочка. В углу фоном шумел телевизор, а с комнаты Игоря нам уныло пел Михаил Звездинский. Я разливал крепкий чай из прокопченного чайника. Максим, каждые пять-десять минут, тушил свои окурки в только что съеденной банке «Килька в томате» в остатках томатного подлива. Мы начали тихонько трезветь и хорошее настроение начало нас покидать. Сидят шесть офицеров, слушают музыку и смотрят на летающих мух. Метеорологи думали о сложных метеорологических условиях, при которых приходится летать этим мухам, а офицеры боевого управления, думали об их виражах и возможностей мух. Они прорабатывали схемы перехватов и правильные команды, для очередного перехвата самца самочки. «Борт слева на удалении 10. Скорость 550. Идет с курсом 240», «Разворот на 90, с набором высоты!» «Борт справа. Удаление 600. Видите, его?» - мысленно общается Игорек с мухой-самцом. Еще пару песен Звездинского и мы пойдем спать.

Солнышко

Стук в дверь. Женский приятно знакомый голосок: «Ребята, можно к вам?»

Ураааа! Ураааа! Девушки пришли! Может кто-то подумал: «бабы». Неважно. Пришла наша любимица и привела с собой свою подругу и однополчанина. Галя служила у ракетчиков. Мы ее все уважали и ждали ее прихода. В первые дни моего пребывания в этой общаги, она нам холостякам мариновала и закатывала в банки огурцы. Добрая и веселая девушка. А тут она привела свою подружку – Веру. Очень красивая, независимая. В ней было что-то такое яркое, что ее приход осветил нашу общагу.

Мы все ожили и зашевелись. Звездинский сразу замолчал и заиграла веселые застольные песни. Мухи сели на «аэродромы» и перестали летать. Анекдоты, веселые рассказы и смех заполнили нашу угрюмую холостяцкую берлогу. Все смотрели и на Верочку и любовались ее красотой. С первых минут мы все увидели, что Максим влюбился в нее. Это была любовь с первого взгляда. Правда сказать, она была не взаимной. С этих минут, Максим потерял покой и начал терять здоровье.

Безответная любовь

Максим влюбился. Влюбился как подросток. Все мысли были там: у ракетчиков и в малосемейном доме. Вера жила одна в этом пятиэтажном семейном общежитии. Родители ранее уехали в Белоруссию, а она осталась. Мы не знали, что ее тут держит. Она продолжала служить в своей части. Максим был скромным и не мог признаться в любви в трезвом состоянии и поэтому он каждый день пил и шел к ней. Он стоял возле ее двери, стучал в нее и кричал на весь подъезд. Предлагал все бросить и уехать на его Родину. Обещал прекрасных и спелых фруктов из родного города. Рассказывал о своих родителях. Ну и конечно: предлагал руку и сердце. Затем он начинал стучаться к соседу. В соседней квартире жил небольшого роста майор – холостяк, который всегда открывал дверь Максиму. «Сволочь! Где она?» - он вламывался в его квартиру, хватая его за грудки. «Ты понимаешь, что я люблю Верунчика?» - они уже сидели на полу в его прихожей. «Я хочу на ней жениться» - распивая бутылочку в маленькой кухни майора Ракетных войск стратегического назначения. Потом Максим успокаивался и мирно засыпал под ее дверью. Так продолжалось долго и почти каждый день, пока она не уехала к родителям. Уехала холостячкой. Насколько я знаю, Вера так и ни разу дверь не открыла. Хотя чаще она была не дома, а на дежурстве. Максим похудел и посинел.

Прошел год. Мы с Максимом возвращались со службы. С КПП мы зашли в магазин, взяли хлеб и медленно пошли к себе в общагу. Навстречу нам вышел майор – сосед Веры.

- Привет!

- Что ты пропал, Максим? Не заходишь? Приходи. Буду очень рад!

Максим по пути зашел в вагончик и купил бутылку водки. В общаге он закрылся в комнате и тихо ее выпил.

Теги: офицеры , Жангиз-Тобе , Жангиз , гарнизон , армия

9 комментариев