Обратная связь
×

Обратная связь

Калина красная, калина горькая (Up)

    22 апреля 2015 в 12:18
  • 87,9
  • 60
  • 3
  • 87,9
  • 60
  • 3

Только когда за спиной закрылся КПП моей локалки, я начал верить, что скоро воля. Не выдержав, я оглянулся и словил тоскливый взгляд нашего баландёра, которому мотать оставалось где-то полторашку. Завхоз из местных активистов подпихнул в спину, а я и не собирался разглядывать остохуевший за пять лет барак.

Закрываясь, смачно чавкнула дверь в огромных сваренных-переваренных воротах зоны, я, как и обещал кенту, беззлобно харкнул на неё и повернулся. Даже солнце, кажется, засветило ярче. Мимо ехали машины, шли люди, здоровый лохматый барбос, махая хвостом, засунул башку в урну. Где-то громко играла незнакомая музыка, в воздухе смешался запах выхлопа от машин, цветочков на газоне и откуда-то сбоку тянуло шашлыком. И я испугался. Простые запахи городской улицы давно забытые за барачным фаном и до тошнотиков обрыдшей древесиной на промке, вдруг резко закружили голову. А что теперь делать-то?!

Часто, долгими вечерами после отбоя я представлял себе этот день. Рядом вполголоса бубнили о делах семейки мужики из отряда, на верхнем шконаре дрыхнул кент. Шнырь подметал продол, стараясь сильно не пылить. В блатном углу люди разводили в буру первоходов, с пришедшего недавно этапа. Вообще-то, в хату заехали четверо, один зашёл правильно, видать уже бывал у хозяина, второго подняли с малолетки. Два первохода не были похожи на чертей, время покажет. Блатные на нашей зоне не беспредельничали, разуют в карты, жути нагонят, да и отпустят при долгах. Я лежал и задрёмывая, представлял себе этот день. То ли уже во сне, то ли ещё наяву, я видел какую то яркую, хмельную херь с женским смехом и ещё чем-то невыносимо весёлым. Наверно, свободой.

Зайдя в магазин, я разглядывал прилавок с незнакомыми сигаретами. Продавщица вдруг обратилась сама:

— Ты с «семь-восемь» (зоны моей номер) что ли?

— А на мне написано?

— Да не психуй, не ты первый! Вон «Бонд» возьми, недорогие и крепкие.

— Давай. И водки хорошей.

— Ты лучше через дорогу зайди в кафе, «Бригантина» называется. Там готовят по-домашнему и стакан нальют.

— Спасибо.

Перейдя дорогу, я присмотрелся к прохожим. Ёшки-матрёшки, да что же вы делаете?! В толпе прохожих было много молодых женщин, одетых в открытое и обтягивающее. Внизу живота заныло, сунув руки в карманы, чтобы спереди не сильно оттопыривались джинсы, я побрёл к кафе. Борщ с бараниной и пять здоровых мант сильно потянули в сон. Накатив полный стакан, я сел на ступеньки кафе, закурил и тяжело задумался.

В последнем письме мать писала, чтобы сразу ехал к ней. От бывшей за срок не пришло ни строчки, нашла, наверно, путного. Дочка уже два года как в школу должна ходить. Ехать домой хотелось, но не хотелось видеть этого упыря — отчима. До сих пор в ушах стоят его слова плачущей матери, когда меня уводили из суда после приговора: «А я тебе говорил, что этот добром не кончит!».

Ещё был адрес, который дал кент. Какие-то приблатнённые из столицы. По ходу, с ними можно будет кучеряво пожить год-другой, но потом снова на кичу не хотелось.

На плечо опустилась ладонь. Но не властно, не по-хозяйски, а как бы спрашивая. Я медленно поднялся. Пожилая повариха глядела виновато.

— Есть где остановиться? Я комнату сдаю.

— Ну если недорого.

— Недорого. У меня сын на «семь-восемь», я часто ваших переночевать пускаю. А то ведь напьёшся, опять в бузу попадёшь. Вот ключ, возьми бутылку, в холодильнике котлетки и картошка молоденькая. Тебе дядя Вова дом покажет и посидит с тобой. Он после войны тоже на Урале тянул, найдёте, о чём поговорить. А утром он тебе вокзал покажет.

— Спасибо, мать, от души.

— И это. Ты сегодня поешь, выпей с дядь Вовой, а по бабам не ходи. Путёвые-то все при мужьях, а шальные наши все под ментами ходят, понял?

— Да.

На душе немного повеселело. Дядя Вова что-то уверенно толковал мне, побрякивая на ходу двумя пузырями, а я всё думал.

Домой или в столицу?

to be continued...

Теги: общество , креатив

3 комментария

92 LANmaker
22 апреля 2015, 12:18