Обратная связь
×

Обратная связь

Достойные жить

    16 октября 2012 в 15:59
  • 2,2
  • 195
  • 1
  • 2,2
  • 195
  • 1

 

Даже не думайте стучать, сегодня в этом городе не откроется ни одна дверь. Сегодня, здесь, под покровом кобальтовой ночи, на улицах, еле освещенных тусклой половинкой мертвой луны, будут твориться страшные вещи. А если вы сейчас находитесь там, то бегите, бегите не оглядываясь назад и не глядя под ноги, а если вы эльф, то бегите в два раза быстрее. Уноситесь прочь, не останавливайтесь, чтобы перевести дыхание, на этих, искривленных в последних предсмертных корчах улицах. Пусть ваши быстрые ноги несут вас за пределы этого отныне обреченного городка, несут туда, где под дуновениями больного, бьющегося в лихорадке ветра, склоняют свои головы к холодной земле, колосья сгнившей пшеницы. Может быть, там вы сможете найти спасение, хотя помните, отныне надежда на жизнь должна умереть в вашем сердце, ибо пришел ваш черед быть проклятым, быть еще одной жертвой судьбе. Ночь спускается быстро, и у вас уже не будет времени, чтобы взглянуть на то, как у древнего каменного храма, извиваясь подобно шелкопряду, захлебывается в рыданиях младенец, потерянный или брошенный отчаявшейся матерью, которая предпочла ему смерть от холода приходящего с ночью. Не глядите на собаку, с воем скребущуюся в одну из наглухо закрытых на замки и засовы дверей, сегодня, она одна из немногих живых существ оставшихся вне, косящихся на мир темными провалами окон, домов. Аккуратно, не споткнитесь о труп старика лежащий поперек дороги, его уже ничто не в силах оживить после сердечного приступа. Страх всюду, страх в каждой вещи, в каждом доме, в каждом глотке воздуха, само существо панического ужаса глядит на вас сузившимися, налитыми оловянной кровью глазами, дьявольски усмехаясь при этом. Вам тяжело бежать?

Вот оно предместье – разбитая дорога, истошное ржание доведенных до безумия, привязанных в полу развалившихся конюшнях, лошадей, запах преющих яблок и апельсинов, рассыпанных в хаотическом нагромождении под поникшими деревьями. Осталось совсем немного, вот уже оно, кладбище, с покосившимися полу истлевшими крестами и осыпавшимися могилами. На нем давно уже никого не хоронят, ведь могильщики мертвы, а кости плотников и каменщиков, изготовлявших гробы и памятники, до сих пор покоятся под старым вязом, на сучьях которого все еще болтаются обрывки веревок. Мертвецы давно гниют в сточных канавах, их стало слишком много, а тех, кто может их хоронить слишком мало. Вот уже, как год только призраки бродят по улицам почти уже мертвого городка, наслаждаясь еженощной тишиной. Так что же, неужели вам удалось уйти, неужели, вы нашли в себе силы покинуть то, что когда-то было вам домом? Возможно, что вы и останетесь живы. Упадите вниз лицом на твердую, покрытую трещинами землю, засыпьте себя гнилой соломой, затаите дыхание и ждите, ждите того, что вас заметят. Слышите гул, уверенно мнущих землю тысяч ног, доносится ли до ваших ушей рокот грубых голосов, видят ли ваши глаза блики сотен факелов, отражающихся на низких серых, заволакивающих луну тучах? Если да, то знайте, что настал последний час расплаты – это люди, они несут смерть.

Они несут ее вам, эльфы, вас ненавидят за то, что вы мудрее и намного прекраснее, вас презирают за то, что вашими песнями и музыкой вы зачаровываете богов, вы все приговорены к смертной казни за вашу чрезмерную гордость и свободный орлиный взор. Мудрость и красота ничто по сравнению с необузданной злобой людской орды, ваши короли свергнуты, а города сожжены, теперь же разрушается то, что осталось. Люди заставили вас бояться, ваше королевство в ужасе сворачивается в улитку, становясь с каждым днем все меньше и меньше. Десятки лет паники свели вас с ума, больше нет ваших великих ученых, уничтожены людьми последние книги мудрости, сладкоголосые менестрели больше не слагают прекрасных песен. Погибли когда-то нерушимые города, где купола дворцов подпирали искрящееся звездами небо, и веселое солнце купало свои лучи в прозрачной воде мраморных фонтанов. Больше этого нет, народ ваш превратился в загнанное стадо, где каждый теперь пожирает друг друга, чтобы выцарапать себе жизнь, гнушаясь понятиями дружбы, чести, единства. Люди вынудили вас стать почти такими же, как они, но их не радует это, и вы все равно остаетесь объектом для охоты. Тех, кого не убьют, пленят, и будут пытать, как исчадия преисподней, а по следу тех, кому удастся скрыться и кто останется, жив, пустят голодных псов, обученных ловить и убивать все то, что пытается скрыться от них. О, а вы ведь непростой эльф, эта татуировка на запястье говорит о том, что вы потомок древних правителей, хотя какое это имеет значение, рано или поздно вы все равно будете мертвы, милорд. Люди уже в городе, потеха уже началась, слышите треск огня, который пожирает буковую кровлю первого дома, слышите плач детей, мать которых была заколота грубо сделанным тупым стилетом? Но весь ужас только впереди, сам лорд Белиал разжигает в людях жажду эльфийской крови, они с утроенным рвением бросаются ломать двери домов, они уже не щадят никого. Зачем вы поднимаетесь с земли, зачем достаете из серебряных ножен кинжал? Вы что, хотите в одиночку дать бой этой безумной армии? Вы в своем уме? Истратив столько сил, чтобы покинуть город, вы хотите вернуться туда, пойти на верную смерть? Одумайтесь, милорд. Сохраните свою жизнь хотя бы во имя того, что, возможно, вы останетесь последним эльфом на земле. Хотя, конечно дело ваше.

А в это время резня продолжается: утробно воют псы, ужасная брань несется из уст убийц, взлетают к угрюмому небу оранжевые сполохи пламени, которым охвачен тот самый древний храм, повсюду слышны стоны и крики загнанных жертв. Люди действуют быстро, в них виден тот профессионализм убийцы, с которым опустившийся оборвыш на лесной дороге, перерезает горло несчастной старухе, чтобы отнять у нее то последнее, что осталось в ее почти пустой сумке. А вы уже видите первого человека, и он видит вас. Нет, если вы решили умереть, то умирайте сейчас и даже не думайте сопротивляться – это бесполезно, людьми движет страх, страх перед вашей непознанной мудростью, всеобъемлющий ужас перед вашей полярной несхожестью с ними, и этот страх придает людям отчаянную силу. Ну вот, я же предупреждал вас, вы мертвы и теперь ваша раса точно не возродится вновь, подобно древнему фениксу, теперь ее удел тревожить умы романтиков, которые будут узнавать о ней из книг. Люди не берут пленных, под ударами дубин, топоров и стилетов погибают все эльфы, что встретятся им на пути. На улицах, обрамленных пылающими домами, грудами лежат эльфийские трупы, которые тут же поедают своры голодных псов. Ваш труп тоже уже обглодан до костей, милорд, а люди сделав свое дело и успокоив свои помыслы, уходят, провожаемые хлопьями белого снега, валящегося с небес и пытающегося скрыть последствия этой последней ночи эльфийской печали.

Рассвет в то утро не виден никому, равнодушное солнце скрыто сплошным саваном туч. Но робкий серый свет дает увидеть, как среди черного древесного угля, оставшегося от сгоревших домов, припорошенные сахарным снегом, лежат белые кости последних двух сотен эльфов, и что последнего оплота вашего королевства уже нет, милорд.

Были ли вы, те, что пали в ту ночь последними эльфами на земле? Думаю, что нет. Да, прошло уже много тысяч лет с той ночи, и, пожалуй, сама луна позабыла буквы ваших красивых имен, и кажется, что вы теперь только сказка, скандинавский эпос. Но это не так, вы среди нас, вы рядом с нами. Пусть, на ваших лицах и не осталось тех благородных черт, и они стали совсем, как людские. Пусть, давно утрачен ваш язык, и вы говорите на языке тех народов, среди которых вам приходится жить. Вы даже не знаете, кто вы на самом деле, потому, что именно люди задавили в вас то, что веками копили ваши предки. Но, в вас осталось кое-что от эльфов – вы не приземлены, как окружающие вас, вам еще не чужды понятия любви и чести, вы пытаетесь возродить былую мудрость, и хотя долгая жизнь бок о бок с людьми сильно сократила ваш век, вы успеваете создать гениальные произведения и вещи, совершить несколько великих открытий, в душе посмеиваясь над теми, кто после будет подражать вам. Можно сказать, что благодаря только вам пока еще держится мир. Сколько вас? Несколько тысяч, сотен, а может десятков? Но как бы то ни было, и как бы люди не мечтали искоренить вас – это не возможно, ибо без вас они погибнут сами. Помните об этом и улыбнитесь, знайте, что все боги тьмы и света, всегда благоволят вам.

Теги: вне потока , культура , современная классика , проза

1 комментарий

4178 La_Sombra
16 октября 2012, 15:59