Обратная связь
×

Обратная связь

Пока не требует поэта к священной жертве Аполлон….

    28 июня 2013 в 18:20
  • 14,8
  • 566
  • 34
  • 14,8
  • 566
  • 34

Вот тута тема и  начало: Сноб решил положить на стихи!!!!!!!!!!!!l 

Праф глубоко(не подумайте плохо!)уважаемый Сноб или не праф? Творческий поиск или такой же криздец? А ведь не так просто быть поэтом и даже рифмоплётом! Тута, прошу прощения за банальность, хоть какое-то призвание должно быть, пусть даже призывная повестка из военкомата. Вот, возьмём того же Кэдмона. Кто такой Кэдмон, спросите вы? Не ордынец и не блогер, а первый упомянутый в истории английской литературы целый поэт, описанный (это слово нужно воспринимать не по-ордынски, а буквально) в «Церковной истории англосеаксов» самим Бедой (так звали мужыка, нормальное имя! Я знал гайца майора Тезекбаева, слушать то, как он представляется, было одно сплошное удовльствие!)  Достопочтенным. Кароч, был Кэдмон сначала пастухом (ага! Кочевая цивилизация? Терпение, терпение…), потом монахом в  Шаолине Стреоншале (Уитби тож)  и ни умом, ни фантазией не блистал. В посту и молитвах нёс свою схиму, а однажды опозорился на корпоративчике пиру, когда ему дали  микрофон поздравить агашку арфу (это скелет рояля). Кароч, сбежал Кэдмон от халявного угощения с красной мордой на лице и уединился в хлеву, не исключаю даже, что рядом с козой либо коровой. И вроде даже  чуть не покончил в себя с горя. Но выпитое на тое арак-шампан-коньяк всё ж сморило монаха и тот впал в непродолжительную алкогольную кому. От тут-то начинается самое интересное! Явился во сне отшельнику сему, повествует Беда Достопочтенный, некий муж, ликом светел и местами прекрасен. «Спой, Джимми, спой, мне, Кэдмон!»- слова сии прозвучали аки раскаты грома небеснаго и поразили послушника по самый евойный миокард. «Нет во мне умения сего»- ответствовал смиренный неумеха. Но муж (чей, кстате? Свидетельства о браке не предъявлял, в нумера не звал, очстранно...) возложил (не наклал!!!) руки на чело и повелел Кэдмону воспеть Сотворение Мира Сего. Как известно, об те поры в общественном представлении превалировала креационистская модель, кою Кэдмон и воспел, не приходя в сознание. Наутро же, откушамши чаю, вспомнил он всё вчерашнее и без стыда обратился к  шефине аббатиссе, которая была шокирована и созвала литсостав   совет учённейших мудрецов, каковой и решил, что это всё прямиком от Всевышняго. Кароч, стали Кэдмона учить  матчасти Священому Писанию и «всё, о чём ему говорили днём, на следующее утро он перелагал в прекраснейшие стихи», конец икоты цитаты.      Вопщим, переложил он в песни все события, о которых сказано в Писании — от сотворения Мира до Страшного Суда. Стихами-с!!! Так к чему я это веду?  И где, спросят привычные к моему «коньку» читатели, тута Восток и евойная поэзия? А к тому, что и там тоже есть легенды о чудесном призвании  сказителя, акына, баксы, жырау, поэта, притом, если анализировать, то они явно старше европейских аналогов! Кароч, должно быть божественное призвание «….и точка и точка…»©  Словом, легенда о Кэдмоне несёт в себе представление о перебухе и укурке чудесном внушении, или наитии в качестве источника поэтического дара.  А есть и древнее, между прочим! Напр, в древнеисландской саге о скальде Хальбиорне (не спрашивайте, сам всё объясню! Чо за манера – перебивать лектора? Всех бы так сам и перебил! Он тоже пас скотину!), которого принесла нелёгкая прикорнуть прямиком на травушке-муравушке, выросшей у печальных берёзок на могиле древнего скальда Торлейфа, который был поэт, но помер задолго до описываемого происшествия. Кароч, тут схожесть с Кэдмоновским сном просто одинводин: «…вышел из холма высокий ростом в добрых одеждах (неплохо «живётся» усопшему!) и промолвил…», нутипатам, валяешься здеся бесчувственным аки зарезанный скот, а за углом апельсины продают «ведаю я: затеял ты нечто, на что не способен:слажать сложить песню в мою халву хвалу. Одно из двух: либо явится тебе дар сей (халява, плиз!) и дастся тебе больше, чем многим иным, на что и надежда моя; либо – заткнись в тряпочку оставь сей труд напрасный». Тут привидение касается его языка (только не надо хихикать! Рукой касается, рукой!) и произносит формулу, оставшуюся неизвестной. Не исключено, что естественные процессы разложения воздействовали на речевой аппарат Торлейфа в плане дефектов дикции и таинственность заклинания объяснялась лишь шамканьем, шепелявостью и прочими ужоцами потустороннего акцента. Но ведь сработало! Вот что значитзомбирование  внушение! «И Хальбиорн стал скальдом» конец цитаты опять-таки.

Чо скажу. Эти представления, имели широкое хождение при прежней режиме определённых уровнях развития общества и ёйной идеологии. Поэтому схожие показания очевидцев легенды бытуют (вернее бытовали… ну кто щас копается в легендах, кроме отдельных ненормальных? Вот тока не надо аплодисментов, други мои! ) у многих народов, порой неимоверно отдалённых друг от друга как в географическом, так и в культурном смысле. Фольклорно-этнографический материал народов Востока, межпрочим, даёт в руки пытливого исследователя (овация в зале) ключик к пониманию некоторых неполных тоиссь худых? и не очень ясных фактов древних памятников письма. Пример? А легко! Вот вернёмся в Среднюю (тоиссь, щас, канэшна, Центральную! ) Азию и увидим, что узбекские «бахши» (народные исказители) говорят о чудесном «призвании», почти полностью в соответствии с зафиксированными показаниями что того, что этого подельника (Я о Кэдмоне и Хальбиорне, эси не забыли...): засыпает пастух (чо употребил – не сообщается) и во сне незнакомец даёт по тыкве и в репу домбру, велит пить петь и провозглашает: «be happy будь бахши! будет якши! ». И сбывается по слову его.

А в Киргизии командир дивизии? Манасчи, которые могут по памяти петь день и ночь без всяких энергетических напитков, за исключением кумыса, грандиозную по масштабам опупею эпопею «Манас», тоже всякий раз говорят о внушении свыше – будущего манасчи призывает сам Манас –батырушка во сне, притом до кучи при нём в качестве дополнения фигурирует и сорок его дружинников. И чо? А то, чо за отказ Манас насылает муки и болезни, от которых можно спастись, только запоем. Из материала заказчика. То бишь запев! Поэтический рэкет, матево! Но результативный. Блин, кто б явился? Дрыхнешь тут, дрыхнешь, а толку – ноль...

А ридный Казахстан! Тута уже вариант близок к древнеисландской саге. Приходит во сне маститый акын ушедших времён, того же рода, жуза и раёна, земляк и родня, есьжы. Протягивает домбру: «балам, это тебе». И дар нисходит на спящего и утром на тебе – поэт нарисовался!!!! Тут. Ишь.

У туркмен в «Неджеп-оглан» тоже прокатывает по прям скопипастенному сценарию: сон в степи и «сорок мужей», каждый с чашей, а под занавес – сам Ашык-айдын опять-таки с посудиной того же плана, только золотой. Результат пробуждения — пой, птичка, пой, рыбка!

Заедем в глаз Монголию? А заедем! Гулять, так гулять! «В той степиии глухооой....» Знаменитый ойрат Этэн-Гончик в ней и пас баранов. И опять видение: великан верхом на драконе! Великан делает предложение, от которого невозможно отказаццо: «Братишкэ, хочешь петь как Кайрат Нуртас былинные сказания о героях? » «Ну, не знаю… А можно и о героине? » «А пусть! ». Тут драконовладелец забирает козла (ну- ну, в других вариантах только давал посуду, музыкальные инструменты и обещания, а тут на фига ему козёл? Терпение, повторюсь, терпение...) и лупит Гончика плёткой да по могутной спинушке. И шасть за горизонт, только пыль из-под когтей (или чо там у звероящеров? ). Мальчик приходит в себя и бачит: нема ниякого великану, тильки вовк жрёть того самого козла, та шо ж це такое?!!!! Ну и опосля всего пережитого пацан запел баритональным тенором, притом в интервьях напирал на то, что получил песенный дар от самого хана драконов и всё тут!

Ну что, други-поэты готовы внимать далее?

Продолжение следует. На лекцию не опаздывать!!!! !

Теги: юмор , поэзия , культура , общество , орда , Потный вал вдохновения

34 комментария