Обратная связь
×

Обратная связь

Виртуоз

    03 марта 2013 в 21:45
  • 43,2
  • 409
  • 56
  • 43,2
  • 409
  • 56

Артур – назовём его так – вышел из обшарпанного, пропахшего кошками подъезда и с наслаждением втянул ноздрями воздух улицы. Над недалёкими горами цеплялись друг за друга серые рваные тучи, промозглое свинцовое небо нехотя бросало редкие колючие снежинки. И это – Азия, и это – весна? Он вспомнил, как по прилёте в этот город его поразила яркая синь высокого небосвода и бросившиеся в глаза громады снеговых гор. А сейчас? Прошло не больше недели, а сколько раз за это время менялась погода, меркли и снова вспыхивали краски, горы то гордо высились в окружении облаков, то униженно горбились под не то дождём, не то какой-то неопределённой крупой, лениво сыпавшейся сверху? «Резко континентальный климат» — всплыла откуда-то из глубин памяти ничего не объясняющая фраза. В межсезонье в середине материка намного холоднее, чем на побережье и это он в который раз почувствовал на себе. То ли дело тихие улочки его старинного города со средневековыми замками, янтарными соснами и дыханием близкого моря!

Он прошёлся вдоль бетонного русла несуществующей реки – при таянии горных снегов она на время станет полноводной, но это когда ещё, к тому времени его уже здесь не будет — а сейчас на дне сиротливо валялась рваная автомобильная шина в окружении пластиковых бутылок.
На прибрежных скамеечках целовались парочки, согреваемые любовью и молодой горячей кровью, восседали седовласые старцы с тросточками, мамаши с колясками и непременные сплетницы разных возрастов. Проходя мимо трёх таких сударок, он расслышал:
— … Да не тот, а тот, что в «Дальнобойщиках»! Давно притом!
— Да и с тем она, вроде, уже не живёт.
— Филя в интервью говорил...
Рядом залаяла собачонка и он уже не сможет узнать, что там сказал интервьируемый. Впрочем, какая разница?

Артур подошёл к скамейке, на которой сидел мужчина в синей куртке и попросил разрешения присесть.
Тот удивлённо оглядел его и, разведя руками, пробормотал:
— Да пожалуйста, здесь свободно...

Так, отметил про себя Артур, его привычная европейская тактичность может сыграть с ним совсем не нужную отрицательную роль. Похоже, здесь не спрашивают разрешения, а просто садятся рядом и… ну, например, щёлкают семечки, как вон тот парень напротив.

Мужчина зашуршал газетой и прикурил сигарету, деликатно выпустив дым в строну. Пожалуй, Артур поторопился с определением уровня культуры местных жителей — здесь, хотя и курят без согласия находящихся рядом, но, по крайней мере, не дымят в лицо.

Помолчали. Мимо пронеслись на скейтбордах дико орущие мальчишки, от вихря которых газета вспорхнула вверх и рассыпалась на несколько листов, часть которых досталась и на долю Артура. Он протянул мужчине листы, тот принял и, словно оправдываясь, сказал:
-Отвык, знаете ли, от бумажных носителей… В кои-то веки решил почитать по старинке и вот...
— Да, времена...- нерешительно протянул Артур, не зная, что сказать.
— А Вы, я вижу, нездешний? – глаза мужчины цепко скользнули по Артуру. – Не только вижу, но и слышу… Вы откуда, если не секрет?

А он наблюдательный! Неужели акцент проявился даже в этих двух словах?
Артур назвал место, откуда он родом.
— Ну как же, бывал, бывал! Еще при Союзе отдыхал по путёвке комсомола в пансионате, по-русски «Янтарный», а по-вашему...

Естественно, «Янтарный»! А какое ещё название (в различных вариациях) могло быть в ту пору в тех краях!

К скамейке подвалил и без спросу расселся, вытянув ноги, тип среднего возраста и такой же степени опьянения. В приоткрытом рту не хватало переднего зуба, но в целом вид был в рамках приличия — не бомж, не алкаш, а так, горожанин мелкого пошиба. Из пакета торчали белёсые ломти рыбы, продающейся под псевдонимом «морской язык», что скрывало менее аппетитное название «сом канальный». Неполнозубый носитель «языка» шумно вздохнул и развязно обратился к соседям по лавочке:
— А там новый пивбар открылся! – он махнул рукой в сторону противоположного берега. – Сегодня скидки, дёшево и акция – заплатившим двойную цену вторая кружка бесплатно!
Мужчина встал и сказал Артуру:
-Послушайте, Вы располагаете временем? Может, пивка? Я приглашаю Вас как гостя моей страны!
И, видимо, стараясь сгладить высокопарность стиля, развёл руками.

В баре было просторно. Время ещё было раннее, а потому обслужили их сразу. Поодаль сидела компания молодёжи студенческого вида, шумно обсуждавшая зверства какого-то «Клеща», который, судя по эпитетам, был страшный злодей, изувер, садист и насильник, притом серийный и массовый, так как умудрялся заниматься своими деяниями с большим количеством жертв одновременно, хотя и находя к каждой индивидуальный подход.
— Слышь, он мне такой: «Вас я отдельно...» и как начал рубить по башке, по башке...
— Реферат прямо в задницу засунул и говорит...
— Блин, все кишки на указку намотал...
— Мозги схавал, через очки уставился, а глаза добрые-добрые...

В бар вошли и сели через столик, поджав губки, два благообразных молодых человека с изящными ногтями, покрытыми бесцветным лаком и в узеньких ярких брючках. Парни застенчиво пригубливали бокалы, о чём-то тихо переговаривались, изредка касаясь друг друга руками и поблёскивая серьгами в ушах. Вероятно, они следовали традициям войска Золотой Орды, где было принято носить серьгу в одном ухе в том случае, если ты – младший в роду и в другом – если единственный сын в семье. Отсюда, кстати, и пошла команда «Равняйсь, смирно», чтобы юзбаши сразу увидел, кого ему посылать или не посылать в штурмующем авангарде. Кроме наличия серёг, юноши походили на ордынских воинов разве что вырезом глаз и цветом кожи, а в остальном явно принадлежали к той категории, узнав об их принадлежности к которой, далёкие воинственные предки с позором бы отрубили себе косу на голове и посыпали её пеплом походных костров. Имеется в виду голова. Хотя и коса могла подвергнуться той же процедуре.

Собеседник заказал пива – оборотистый официант мгновенно улетучился и тут же материализовался с подносом, на котором так аппетитно светились запотевшие кружки, что Артуру на миг показалось, что он никуда не уезжал, а находится в одном из тех пивных подвальчиков, которыми так богат его город.

«Клещ» продолжал измываться над людьми, чудом выжившие очевидцы его действий взахлёб обсуждали как он «загнал всех в 501-ую, а там такая духотища, чисто душегубка, и начал по одному отстреливать...».

Пиво, на удивление, оказалось неплохим. Артур огляделся. Он занял удобную позицию, с которой можно было обозревать всех посетителей. Бар был оформлен в ностальгическом стиле восьмидесятых-начала девяностых. С удивлением Артур разглядел на стойке самую настоящую «видеодвойку», которая к тому же — о чудо! — работала. Фильм был тоже из тех лет — одна из заезженных копий из подвального видеосалона с гнусавым закадровым переводом, опаздывающим за репликами персонажей на добрых полминуты. На экране шёл шпионский боевик, в котором широкоплечий агент «свободного мира» с белозубой улыбкой легко преодолевал коварные козни хрипоголосого генерала КГБ товарища Толстоевского, которые чинила эффектная брюнетка Катьюша Калашникофф, а помогали главному герою смазливая блондиночка Лада Калинина и математический гений Абраша Тургенич в круглых очках земского ведомства.

— Ну, за Ваш приезд! Надолго к нам?

-Как получится… — неопределённо протянул Артур.

Кроме прочих, в баре сидели две перезрелые девицы, напоминающие фотографические негатив и позитив — одна с трагически распущенными чёрными волосами, другая с аналогичной причёской, только мертвенно-выжженного блондинистого колора. Чернявая стрельнула глазами по Артуру и демонстративно выставила спину с глубоким вырезом сзади. На спине красовалась тату арабскими буквами, расположенными вопреки всякой логике в старокитайском стиле сверху вниз. Артур попытался прочитать их в указанном направлении, но смысла не уловил. При чтении «как положено» тоже абракадабрило. Тогда он мысленно переключился на фарси и опять озадачился — смысла не получалось и в этой «раскладке». Вспомнив о стране нахождения, он попытался применить местный вариант тюркского, вышла нелепица, но если сделать поправку «на дурака» и неверное начертание букв (наверное, «даль» перепутали с «джим», хотя для этого нужно было очень постараться, «та» в таком случае выглядело явным перебором, да и два «нун» без гласной между ними смотрелись не к месту), то из белиберды с великой натяжкой получалось что-то вроде «Аруджаным» (красавица душа моя), но так ли это — оставалось одной из величайших загадок данного заведения. Хотя, если...

— Ман ту-ра. — вдруг произнёс мужчина с синей куртке.

Это прозвучало так неожиданно, что Артур еле удержался. Как он проник в его мысли?

— Фарси. Но неправильный. Очень просто. Полуграмотный татуировщик писал слева направо сверху каждую букву в изолированном положении. Выходит МАН, затем полнейшая абракадабра НД, затем ТУ-РА. То есть «я для тебя» на фарси. Но это чушь, так как падеж «ту-ра» — прямой. А Вы, наверное, попытались вытащить за уши «Аруджаным»? Я заметил, что Вы понимаете...

— Да-а...- протянул пораженный Артур. — Слева направо — молодцы, что тут сказать, ещё бы по диагонали в шахматном порядке спиной друг к другу прямо в лоб!

— Вам нужно было сразу пойти по линии наименьшего сопротивления и попытаться опуститься до уровня татуировщика, не ведающего что и как он написал.

— М-да, а шкурку-то подпортили...



To be continued...

Теги: путешествия , орда , детектив

56 комментариев