Обратная связь
×

Обратная связь

Время историй

    12 августа 2013 в 22:51
  • 65,3
  • 403
  • 48
  • 65,3
  • 403
  • 48

Они собирались компанией каждую неделю. Алекс очень щепетильно относился к своей внешности в дни сходок: никогда не знаешь, будет ли там она. Долго копался в одежде, мыл голову, навешивал на себя кучу цепей, привычных для подростка-неформала в 14 лет. Алекс шел, пружинисто шагая, а внутри все сжимало — только не отыскав ее взглядом среди своих, он позволял себе расслабиться. 

Она приходила редко. Он не выказывал разочарования, хотя тоска очень больно вгрызалась в стенки души. Самый простой способ не показать этого — летать, как метеорит, примыкать к каждому скучающему и веселить его, залазить в помойки, попадавшиеся по пути — просто так, потому, что панк — и чтобы подбадривали громкими воплями. Забираться в фонтаны в кроссовках, или и вовсе ходить босиком, стирая ноги до крови. Петь срывающимся голосом.

В компании его любили. 

Но когда она появлялась, больно становилось в разы сильнее — за каждый уделенный другому знак внимания, за каждое прикосновение. Невозмутима, жизнерадостна и сильна, эдакая пацанка, свой парень, и это так нравилось ему. И голос с хрипотцой. Он ни за что бы не признался, что любил ее больше всех на свете. Она была на два года старше. Маленький смешной клоун — не тот человек, что ей нужен. 

Компания редела, и спустя полтора года сходки приобрели совсем уж номинальную ценность. Он уходил вперед с веселой рыжей Микки и слушал о ее безумной любви к Нате. О том, сколько времени потрачено на попытки стать друзьями, на возможность быть рядом – а признаться страшно. Микки была первая, кому он рассказал о своей любви. Они делились своими чувствами и шли вдоль набережной. Позже он использовал каждый удобный случай, чтобы выбраться к реке. Это были времена Placebo и Muse, чередуя их, Алекс будто пропитывал весь день своей атмосферой. Эта огромная любовь делала ему больно, но приравнивала его к Богам.

Алекс все-таки признался. Они встречались, расставались, снова встречались. Каждый раз, когда он видел, что она слишком долго набирает сообщение  в агенте, сердце падало куда-то в район желудка и там трепыхалось, как умирающая птица. К третьему расставанию уже не осталось острой боли — только то самое чувство, когда пусто и нет ничего радостного. Когда ничего нет.

Был конец августа. Он забрался в сеть и не вылезал до 30 ноября. Только на сходки. Тусовка поменялась совсем. Теперь там были не творческие веселые ребята, а просто неформалы. Кукла Нэн, которая всем дает. Глупенькая Нюта. Доставшая всех до смерти своей трескотней Юки. Они больше не ходили в центральный парк — тусовались прямо у Конгресса, иногда в подземном переходе. Часами отогревались в ЦУМе. Готовились впасть в спячку.
А 30 ноября он встретил его. Красивого, обаятельного, располагающего к себе. У них оказалось много общего. Даже слишком. 7 декабря они снова увиделись, и вся компания отправилась распивать спиртное к маленькому водопаду на слободке. Было много смешного и нелепого, и пьяные в дрободан друзья, и возлюбившие друг друга вновь бывшие, и резавшие себе по этому поводу вены отвергнутые, и Шаман, который поднимал неспособного стоять на ногах гитариста одним словом, нашептанным на ушко.

А потом они поцеловались.

Им зааплодировали, и кто-то крикнул: 

— Алекс, ты же у нас вроде мальчик?

Новенький, этот темноволосый демон, хитро улыбнулся и возмущенно отозвался:

— Это кто сказал?!

И поцеловал Алекс снова. А она, стекая ему под ноги, как топленый воск, чувствовала, как все ее мальчишеские повадки просто исчезли в тот миг, когда она посмотрела в его до краев наполненные теплом карие глаза.

P.S. А Микки и Ната, насколько я знаю, до сих пор вместе.

Теги: общество , истории , рассказы , очерки , заметки , все время все время

48 комментариев

153 Marvelle
12 августа 2013, 22:51