Обратная связь
×

Обратная связь

Как приручить дракона? О синофобии, нефти и ура-патриотизме

  • 5,4
  • 622
  • 1

Я абсолютно уверен, что в ближайшие годы в Казахстане разного рода заинтересованные силы будут провоцировать всяческие фобии. И, прежде всего, русофобию и синофобию. Слишком уж динамично развиваются отношения между государствами региона, что, само собой, нравится далеко не всем. В первую очередь, конечно, нашим заокеанским партнёрам, которые прямым текстом заявили о том, что будут старательно ставить палки в колёса любым интеграционным процессам, во вторую очередь — определённой части местной, доморощенной элиты. И это тоже понятно — тесное (а главное честное!) сотрудничество с соседями, работа в составе мощного экономического объединения ставит крест на амбициозных планах региональных царьков и не чистых на руку дельцов — как бизнесменов, так и государственных служащих. Но это больше касается вопросов казахстанско-российского взаимодействия. Что же касается Китая — то тут вообще достаточно взглянуть на карту и убедиться, как по всему периметру Поднебесной «некие» доброжелатели создают кольцо нестабильности, недружественности и проблемности. В связи с этим интересно вот что. Практически одновременно появились два вброса. Во-первых, в эфире одного из республиканских каналов прошёл алармистский фильм, после просмотра которого зрители честно признались, что их синофобия ощутимо усилилась. Во-вторых, СМИ растиражировали «информацию, о том, что якобы Китаю совсем скоро будет принадлежать половина всей казахстанской нефти. Радует, что этот паникёрский наброс, который сразу же подняла на знамёна оппозиция, весьма оперативно разобрали. Считаю нужным перепечатать этот материал. И затем ещё кое что.

»Итак, многие задаются вопросами:

— Кому принадлежит нефть Казахстана?

— Сколько нефти добывают компании с китайским уставным капиталом?

— Какова финансовая отдача от китайских инвестиций?

Анализируя открытые источники информации, постараюсь вам дать расклад о текущей ситуации вокруг добываемой нефти в Казахстане.

Во первых, согласно Конституции РК, земля и её недра находятся в государственной собственности, то есть, принадлежат народу Казахстана. Нефтедобывающим компаниям принадлежит лишь право на разработку месторождений и прибыль, которая остаётся после всех затрат на добычу, транспортировку, продажу, отчисления Казахстану всех роялти, налогов, пошлин и других платежей с добытой нефти.

«Ну так, если нефть по Конституции народа, тогда где НАША доля?»

А ты попробуй добыть эту нефть!

Мы, как арабы, лёжа на диване хотим получать доходы от нефти, понятия не имея, сколько средств и труда нужно для изъятия её из недр, и на каких условиях государство заключило договоры с иностранными инвесторами.

уточнение «ЗП»: Помимо низкой себестоимости и отсутствия необходимости строить протяженные и дорогущие нефтепроводы, ОАЭ еще и добывает нефти аж в три раза больше на душу населения, чем в Казахстане. Причем население это уместилось на такой крошечной территории, что затраты на поддержание инфраструктуры этой самой территории в приличном состоянии невероятно малы.

В Казахстане легкой нефти практически не осталось: углеводороды содержат огромное количество сероводорода (достигает 18%), парафина плюс глубокие залежи (5000-6000 метров). А теперь представьте, сколько труда и средств нужно, чтобы пробурить вертикальную скважину глубиной 5000 метров?

В общем, предлагаю взглянуть на нефтедобывающие компании с китайским участием:
Как приручить дракона? О синофобии, нефти и ура-патриотизме
Жёлтым цветом выделены компании на этапе разведки;

Зеленым – компании со стабильной добычей нефти;

Красным – компании со спадом добычи нефти.

Следует отметить, что запасы углеводородов у компаний с китайским участием небольшие (за исключением СНПС-Актобемунайгаз) или же наблюдается значительный спад добычи.

На сайте АО «Информационно-аналитический центр нефти и газа» доступна информация о добыче углеводородов в разрезе компаний.

Принимая во внимание долю КНР в казахстанских компаниях и учитывая объемы добычи за 2010 год, можно выявить, что на долю китайских компаний пришлось 18,4 млн. тонн нефти. В 2011 году добыча нефти в РК выросла на 0,5% — 80 млн. тонн нефти. Следовательно, доля КНР в добыче казахстанской нефти составляет 23%, а не 40%!
Как приручить дракона? О синофобии, нефти и ура-патриотизме
Доля добычи десятка китайских компаний на фоне лишь одного ТОО «Тенгизшевройл», которое добывает порядка 26 млн. тонн нефти, совсем невелика.

Важно отметить, что независимо от страны происхождения (будь это нацкомпания или КНР), все добывающие компании (за исключением ТОО «Тенгизшевройл», «Карачаганак Петролеум Оперейтинг» и «Норт Каспиан Оперейтинг Компани») уплачивают в государственный бюджет все налоги и другие обязательные платежи (КПН – 20%, НДС – 12% и пр.), установленные Налоговым кодексом, включая специальные платежи и налоги для недропользователей:

1) подписной бонус (зависит от контрактной территории);

2) бонус коммерческого обнаружения (0,1% от стоимости извлекаемых запасов);

3) платёж по возмещению исторических затрат;

4) налог на добычу полезных ископаемых (ставка 0,5-18% в зависимости от мировых цен на нефть);

5) налог на сверхприбыль (ставка 0-60% в зависимости от шкалы чистого дохода к затратам);

6) рентный налог на экспортную нефть (ставка 0,5-18% в зависимости от объемов реализуемого сырья);

7) экспортная пошлина на сырую нефть (40 долл. США/тонна).

Следовательно, при соблюдении недропользователями условий контрактов на добычу углеводородов и выполнении норм Налогового кодекса, в Национальный фонд и государственный бюджет течёт огромный поток нефтедолларов.
Как приручить дракона? О синофобии, нефти и ура-патриотизме
Казахстан в 2011-м году экспортировал 69,6 млн тонн нефти и газового конденсата на 55,2 млрд. долларов, напрямую в Национальный фонд поступило 22,4 млрд. долларов. Помимо поступлений средств в Национальный фонд, в государственную казну поступает средства уплаты НДС, таможенных пошлин, подоходного налога, налога на транспорт и имущества, штрафы и пени за экологические нарушения и прочее.

55,2 млрд. долларов — это цена реализации нефти, куда входят затраты на добычу, маржа за транспортировку нефти и прочие операционные расходы.

Таким образом, независимо от резидентства, государство забирает более 50% от чистого дохода через налоги, а также в виде дивидендов от участия Национальной компании «КазМунайГаз» в нефтегазовых проектах".

Источник вышеприведённого разбора без моих чисто редакторских правок — здесь. Кроме того, подробный расклад, что и кому принадлежит, можно посмотреть вот тут.

Стоит ещё добавить данные, которые предоставила компания «Нефтяная компания „Разведка Добыча “КазМунайГаз» :

«Общая доля миноритарных инвесторов АО „РД КМГ“, чьи акции находятся в свободном обращении, составляет всего 31 процент. При этом, доля China Investment Corporation, по предоставленным ими данным в 2009 году, составляла не более 11 процентов. Доля мажоритарного акционера Национальной Компании „КазМунайГаз“ остается неизменной 57,9 процента. Оставшаяся часть миноритарных акционеров распределена между казахстанскими и иностранными акционерами. По обязательствам, накладываемым Казахстанской и Лондонской фондовыми биржами, точную информацию по акциям „РД КМГ“, принадлежащим китайскому фонду, можно запросить только непосредственно у самого инвестора»

Кроме того, эксперты считают, что после полноценного запуска месторождения «Кашаган», доля Китая в казахстанской нефтянке будет достигать максимум пятнадцати-семнадцати процентов. И вот ещё, как выяснилось, в открытом доступе на самом деле имеются все количественные показатели по казахстанской нефти. Давайте посмотрим на пару интересных табличек оттуда.

Вот первая:
Как приручить дракона? О синофобии, нефти и ура-патриотизме
На ней мы видим динамику общего объёма добычи нефти в миллионах тонн в период с 1991-го по 2011-й год, а также прогноз на ближайшие семь лет. Сейчас добываем чуть более восьмидесяти тонн, к 2020-му году рассчитываем добывать больше ста тридцати. ОАЭ, отмечу, аж до ста семидесяти тонн поднять планирует. При этом доля тех же американских копораций на большинстве (90 процентов) нефтяных месторождений ОАЭ достигает 28 процентов.

А вот вторая:
Как приручить дракона? О синофобии, нефти и ура-патриотизме
На ней объём продаваемой нефти разбит по маршрутам и способам отправки. На нефтепровод «Казахстан-Китай» приходится всего чуть больше пятнадцати процентов экспорта, а в планах до 2020-го года — увеличить эту долю до 18 процентов. ВНЕЗАПНО, это называется в этих ваших интернетах. Впрочем, есть в таблице ещё железная дорога. На неё в 2011-м приходилось около десяти процентов экспортируемой нефти и увеличивать в ближайшие семь лет эту долю не собираются. Даже если все ж/д перевозки нефти записать на китайское направление (а это будет неправдой, ибо ещё есть Россия), то всё равно там сорока процентами и близко не пахнет.

В общем, что мы видим? А видим мы очередную истерию, вызванную запуском в информационное пространство явных уток. Причем составленных таких образом, чтобы били они по эмоциям, минуя разум. Один из таких вбросов я подробно разбирал вот тут. Причем подобные набросы, они потом начинают жить своей жизнью (как в предыдущей ссылке, например). То есть, этакие «хиви» распространят их совершенно забесплатно — по зову сердца, так сказать. В этом ценность всей методы. И, повторюсь, подобного нас ждёт ещё очень и очень много. Особенно про Евразийский Союз и Россию в частности. С подключением профессионалов этого богомерзкого дела. Будьте готовы.
Как приручить дракона? О синофобии, нефти и ура-патриотизме
Да, и это ещё не всё. В 2011-м году один из постоянных читателей сайта geopolitika.kz и активный участник группы «ЗП» на Facebook прислал свою авторскую статью, которая по разным причинам тогда не вышла. Но сейчас — валера, настало твоё время думаю, не опубликовать её было бы неправильным. Итак, вот она:

Ни хао!

В последнее время все очень активно пишут и говорят про Китай. Причем тональность высказываний и статей диаметрально противоположны: если для одних Китай — это потенциальная сверхдержава, то для других Китай на очередном витке бесконечного цикла. Разнятся и оценки самого факта усиления Китая: кто говорит, что это хорошо, а кто — наоборот. И их мнение зависит не от лояльности к Китаю, а скорее от лояльности к США.

Само увеличение «китайского» информационного потока уже говорит о том, что страна эта — нравится она кому или нет, играет в сегодняшнем мире всё большую роль. Не только в экономике, но и в политике. При этом нужно сразу подчеркнуть — Китай большая и многогранная страна и составить однозначное и объективное мнение о ней очень сложно, точнее, практически невозможно. Добавим к этому относительную закрытость государства. И этот текст — не более, чем субъективное мнение.

Давайте сразу договоримся, что в своих суждениях и выводах мы будем руководствоваться понятиями «прагматизм», «выгода», «партнерство», а не «дружба», «солидарность», «благородство».

Итак, есть Казахстан, имеющий огромное количество ресурсов, территорию с малой плотностью населения и есть остальной мир. Этот мир делится на тех, кто находится рядом и тех, кто не очень, на сильных и слабых, на богатых и бедных. С учётом того, что мы не имеем прямого выхода к морям и океанам, нам жизненно необходимо поддерживать хорошие отношения с соседями. И одним из таких соседей является Китай: большая индустриальная страна, у которой есть проблемы с демографией и нехваткой ресурсов. И как же нам строить отношения с таким соседом? Найти однозначный ответ на этот вопрос не может даже Мурат Ауэзов — филолог-востоковед и бывший посол Казахстана в КНР. Пожалуй, один из самых компетентных экспертов по данной тематике. Вот как он ответил на вопрос о том, как можно расценивать сближение и интеграции наших стран:

«Благо или беда — вопрос не в этом. Это неизбежность, которую надо попытаться обратить во благо. Китай просто есть рядом с нами. И к его существованию мы должны приспособить свое существование, не расставаясь со своими фундаментальными интересами. Как это сделать — вот вопрос вопросов. Но ясно, что этой проблемой должен проникнуться каждый гражданин нашей страны.»
Как приручить дракона? О синофобии, нефти и ура-патриотизме
Помимо этой расплывчатой, весьма пафосной и в меру популистской формулировки, уважаемый М. Ауэзов дает и конкретные советы, признавая, что в одиночку нам будет трудно. Он советует искать союзников:

«Сотрудничество с Индией может быть полезным для нас не обязательно только в военно-оборонительном аспекте. У нас с Индией нет общей границы. Но у нас есть века и века тесных связей — еще с эпохи Великих Моголов, да и раньше, со времен Делийского султаната, Индия имеет свои стратегические опасения в отношениях с Китаем. И это тоже необходимо тщательно отслеживать и просчитывать. Особенно в плане солидаризации в Центральной Азии, где при всех противоречиях, личных амбициях вождей и т.д., есть для этого фундаментальная база. Если не солидаризируемся, то очень вероятен трагический сценарий. Мы неожиданно и враз получили независимость и свободу и точно так же враз можем их потерять. Солидаризируясь, мы смогли бы гораздо эффективней противостоять угрозам как экономического, так и политического характера.»

Заметно, что союзников господин Ауэзов ищет в Центральной Азии и даже в Индии, но в упор не замечает естественного союзника в данном вопросе — Россию. Это следует хотя бы из вот этого отрывка из его интервью:

«Первым документом, который наше правительство поручило мне вручить китайской стороне, было предложение о совместном использовании трансграничных рек, прежде всего, Или и Иртыша.

Китайцы этот документ долго изучали, затем Цзян Цзэминь приезжал к нам, здесь обсуждали эту тему и, вернувшись в Пекин, председатель Цзян с ликованием сообщил прессе — проблема трансграничных рек решается в пользу Китая! И одновременно дал правительству поручения, где ясно говорилось: наступит день, когда Китай вынужден будет подписать соглашение по рекам. Но, пока этот документ не подписан, Китай должен успеть зарегулировать все 33 текущие из Китая реки так, как это выгодно Китаю.

Это указание было в 24 часа (я видел документы, где их прохождение через инстанции фиксировалось по часам) доведено до всех соответствующих организаций и работа началась практически на следующий день. Все делалось одновременно — изыскания, проектирование и строительство плотин, водохранилищ, гидросооружений, каналов, оросительных систем и так далее. В итоге в кратчайшие сроки были зарегулированы Черный Иртыш, Или и другие реки. Соглашение к моменту подписания практически потеряло смысл.

При этом китайцы очень искусно вели внешнюю политику. С помощью дипломатических ходов они разделили Казахстан, Россию и Кыргызстан в этой проблеме, переведя её из международной сферы в двусторонние контакты. Напомню, что эта история тянулась еще с советских времен, но тогда советские дипломаты заявили, что в ответ зарегулируют все реки, текущие из СССР в Китай, и вопрос был снят. Но китайцы терпеливы, они дождались своего времени и сделали то, что хотели. В проигрыше оказались и Казахстан, и Россия, и Кыргызстан. Это к вопросу о „действительно беспокойных соседях“!
Как приручить дракона? О синофобии, нефти и ура-патриотизме
Это всё не означает, что нам следует бежать в объятия России, убегая от Китая, как уже сказано выше — будем прагматиками. И вообще, я не собираюсь делать из Китая пугало. Поскольку Китай единственная страна, в которую мы можем поставлять сырье без посредников, напрямую, нам нужно научиться иметь с ними дело.

И здесь нужно остановиться на присутствии китайцев, да и вообще — иностранцев, в нефтегазовом секторе. Ура-патриоты давно прожужжали всем уши на тему распродажи Родины. Давайте представим чисто гипотетически, что все наши активы принадлежат нам. Вот мы добыли нефть (какими силами, интересно, и помощью каких технологий?), и теперь встает два главных вопроса: кому, а главное как мы её продадим? На первый вопрос ответ найти легко: тому, кто больше заплатит, то есть Евросоюзу или Соединённым Штатам. Загвоздка тут во втором пункте: каким образом мы будем доставлять товар покупателю? Ди Эйч Элом? MMS-ками? Посылками до востребования? Ахиллесовой пятой Казахстана является отсутствие прямого выхода на мировые рынки. И мы вынуждены договариваться со странами-транзитёрами или теми, кто может надавить на них. А вы думали, Нурсултан Назарбаев провозгласил многовекторность от нечего делать и излишней миролюбивости? Имей выход на мировой рынок, мы бы давно всех послали, национализировали всё на свете и жили припеваючи. Однако в итоге мы имеем то, что мы имеем: самые крупные месторождения принадлежат ЕС и США, поскольку они могут обеспечить транзит углеводородов через страны-сателлиты. Далее следует Китай, потом Россия, имеющая выходы на международные рынки. И вот здесь озабоченный и недалёкий национал-патриот скажет: „а почему же мы не продаем нашу нефть китайцам, не пуская их в долю в нефтяных проектах?“ Дело в том, что китайцы прекрасно осведомлены о нашем положении и готовы выжать из него максимум уступок и преференций, ведь по сути мы не в меньшей степени заинтересованы в диверсификации рынков сбыта, чем в китайцы в странах-поставщиках. И вот здесь мы находимся в заведомо проигрышной ситуации, поскольку у нас всего два варианта: либо разными путями отправлять углеводороды в Европу, либо в Китай, в то время как хитрым китайцам есть из чего выбирать.

Конечно, присутствие соседей в нефтегазовом секторе нужно жёстко контролировать и дальнейшее увеличение их доли нежелательно, но та истерия, которая сейчас творится в интернете выглядит неоправданно преувеличенной. Собственно, на то она и истерия, а не рациональные опасения. Если проанализировать публикации на данную тему, то всё сводится к банальной коррупции, при этом авторы забывают, что нефтегазовый сектор чрезвычайно политизирован и некоторые вопросы тут нельзя решить ни за какие коврижки деньги. При этом я не отрицаю присутствия фактора коррупции, она всегда сопровождает сделки, где суммы исчисляются сотнями миллионов долларов.
Как приручить дракона? О синофобии, нефти и ура-патриотизме
В большем разрешении карту нефтепровода „Атасу-Алашанькоу“ можно посмотреть вот здесь.

уточнение „ЗП“: по случаю открытия нефтепровода в декабре 2005-го года главы Казахстана и КНР даже обменивались поздравительными грамотами. Краткую история его создания можно почитать тут, а вот здесь официальный сайт совместной компании, которая спроектировала, построила и эксплуатирует нефтепровод. Там всех их новости, проекты и информация о планах.

А какие же политические факторы повлияли на относительно резкое увеличение доли китайцев в нашей нефтяной промышленности? Мы можем только гадать, поскольку все официальные декларации на данную тему — это лишь то, что нам положено знать и зачастую не более, чем ширма, скрывающая реальные обстоятельства. Попробуем проанализировать ситуацию сами. Впервые доступ в нефтегазовый сектор Казахстана китайцы получили в 1997-м году, затем последовала пауза. Резкая активизация наступает примерно с начала 2000-х, а к середине 2000-х она стала очевидной. Что произошло в это время? Во-первых, это череда »цветных революций" на постсоветском пространстве, экономически и политически поддержанных Соединёнными Штатами Америки. С учётом военной компании в Ираке и Афганистане, стало ясно — США начали реализацию плана «Большого Ближнего Востока». И если учесть, что в то же самое время состоялся запуск магистрального нефтепровода «Атасу – Алашанькоу», совсем не удивительно что в Акорде стали искать партнеров в восточном направлении, поскольку на тот момент от Китая исходила меньшая угроза нежели от запада. Россия в то время ещё окончательно не определилась между Евразией и Европой, но события, которые тогда происходили, подтолкнули Кремль к окончательному выбору. Да, и именно к этому времени Китай, что называется, вырос и возмужал — раньше для активного участия в геополитическо-экономических «играх» дракону не хватало корма и энергии. Маленький был, мускулы не накачал.

А затем грянул кризис. Появилась угроза разрушения современной финансовой системы и вместе с ней глобального рынка товаров и услуг. Причем это не просто угроза. По всей видимости, уже в весьма обозримом будущем мир разделится на несколько валютных регионов по географическому принципу. так вот, в такой ситуации отношения Казахстана и Китая получают дополнительный импульс, поскольку теперь вопрос не просто в политике, а в выживании. Самом натуральном — физическом. При таком раскладе дальнейшая экспансия Китая в отношении Казахстана была вопросом времени. И такое развитие событий, естественно, не могло не беспокоить Акорду, однако мы видели резкую и демонстративную активизацию двухсторонних контактов. Не исключено, что такое странное поведение официальной Астаны было связано с переговорами между Казахстаном и Россией по поводу создания Таможенного и Евразийского Союзов. И если учесть, что на Нурсултана Назарбаева таких медийных наездов, как на белорусского Батьку, не было, можно считать, что его маневры удались. Только не нужно думать, что нас в экономические альянсы включили силой — нужно чётко понимать, что Российская Федерация в её нынешнем виде не может сохраниться без политического и экономического союза с Казахстаном. В равной степени Казахстан заинтересован в альянсе с Россией, не в последнюю очередь для того, чтобы ослабить влияние Китая. Вопрос лишь в условиях такого альянса, но эта тема уже обсуждалась в «ЗП». Ну а по большому счёту ни Россия, ни Казахстан принципиальным образом ослабить влияние Китая сейчас не могут. Нет, это не означает, что нужно расслабиться и получать удовольствие. Это значит, что нужно выстраивать отношения соответствующим образом, исходя из существующих реалий.
Как приручить дракона? О синофобии, нефти и ура-патриотизме
Еще одной страшилкой про Китай является его армия, дескать, если что — китайцы, не задумываясь, введут войска для защиты своих интересов и захвата дополнительных плодородных земель. Тут нужно отметить, что Китай в своих Белых книгах о стратегии национальной обороны ни коим образом не предполагает движения войск на сопредельные территории. То есть, вообще. И как минимум до 2025-го года эти доктрины не поменяются. Да и потом — вряд ли изменятся принципиальным образом.

уточнение «ЗП»: вообще, тема НОАК заслуживает отдельного материала и мы как-нибудь к ней ещё вернёмся.

Насчёт земли аргумент совсем слабый, поскольку дешевле её купить или взять в аренду, что, собственно, Китай и делает по всему миру. Насчет защиты своих инвестиций. Довод не менее кислый — затраты на войну не окупят предполагаемую прибыль. Но у параноиков есть последний аргумент — мол, китайцы придут за всеми нашими ресурсами. Вот так — просто и со вкусом. Придут, набьют всем морды и отнимут все ништяки. И тут возникает вопрос: ЕС, США и Россия вот так запросто отдадут Кашаган, Карачаганак и Тенгиз? Не смешите мои тапочки...

Самое интересное, что такой большой и «страшной» стране, как КНР, можно насолить весьма просто: достаточно ввести экономические санкции основным странам-импортёрам товаров и экспортёрам ресурсов. Для экспортно-ориентированной страны, каковой вне всякого сомнения пока является Китай, экономическая блокада будет равносильна объявлению войны и последствия будут соответствующие. Хотя речь идёт именно о мелких пакостях — сильно «нагнуть» Китай этим не получится. А ещё через несколько лет Китай от экспорта вообще зависеть практически перестанет — там сейчас делают акцент на увеличение внутреннего потребления.

Надеюсь страхи простого обывателя перед нашим большим соседом теперь хоть немного развеялись, а действия наших властей стали чуть-чуть понятней. Как видно, стоит немного подумать и все действия Президента Казахстана находят логическое объяснение. Возможно, я оптимист. Но в любом случае не нужно считать, что в Акорде сидят враги народа. Они не ангелы в тюбетейке, но и не базарные торгаши, как некоторые пытаются представить.

В заключение хочу сказать, что к любой информации нужно относится критически и попытаться осмыслить её спокойно и не торопясь. Прежде всего нужно подумать, кому выгодно появление той или иной информации, почему её подали именно в такой форме. Помните — когда пытаются воздействовать на эмоции (страх, ненависть, жалость и т.д.) — вами совершенно однозначно пытаются манипулировать. Возможно моя интерпретация событий ошибочна, с удовольствием почитаю контраргументы, но одно я знаю точно: истерика вокруг Китая раздута специально и искусственно. Делается все довольно профессионально и вложено в это дело немало звонких монет. Кому и зачем это надо? Вопрос оставлю открытым. Думайте сами. За сим откланяюсь.

Пара уточнений от меня: если уж о чём-то следует беспокоиться, так это об увеличении присутствия США в казахстанской нефтедобыче. Вот там цифры куда серьёзнее и реальнее. Ну и про бритву Оккама не нужно забывать. К примеру, одновременно с вбросом о китайской экспансии прошла новость о повышении цен на разного рода ТНП. А обсуждают все только Китай.

В общем, кто желает и дальше сидеть под столом и дрожать от страха (ну или воинственно бить себя в грудь), может посмотреть вот это совсем свежее видео. Там коварные бойцы НОАК стреляют реактивными снарядами без помощи пушек. А если им ещё и пушки дать?

Теги: общество , кнр , китай , синофобия , нефть , экономика , слухи

1 комментарий