Обратная связь
×

Обратная связь

Геометрия дна (рецензия на "Нахрапом бутылку", Аля Бржставицкая)

    06 ноября 2011 в 11:50
  • 3
  • 268
  • 1
  • 3
  • 268
  • 1

Столько взглядов на поэзию сложилось за ее историю: кто-то говорил, что поэзия — язык образов, кто-то — что язык чувств, кто-то переполнял ее аналитикой и отвергал обе предыдущие сентенции. Что поэзия для меня — вопрос открытый. Но в принципе, всего понемногу, наверное, именно по этой причине меня привлекли тексты Али Бржставицкой brzhstavitskaya.

Образность, детализирующаяся параллельными обрывочными кадрами-описаниями, захлебывание словами-эмоциями, но при этом четкая повествовательная линия, уход и одиночество, но и в определенном смысле борьба за свободу — то, что бросается в глаза в произведениях автора и откладывается тянущим ощущением, то ли в голове, то ли в душе (это уже вопрос веры либо неверия) читателя. Если бы еще разрыдаться или разразиться гомерическим смехом, можно было бы назвать это ощущение преддверием катарсиса, но я в принципе далека от подобных эмоциональных выплесков, Аля Бржставицкая, как мне показалось, тоже.
В ее стихах мне увиделась аналитическая чувственность, осмысленная страстность. И в этом смысле стихотворение «Нахрапом бутылку» показалось мне наиболее четко отражающим авторское видение.

Очень интересный образ лирический героини несущий в себе семантику времени, реализующуюся через понятие текучести, непостоянства, которые явно прослеживаются в образах «бездонной и ускользающей любви» (да простит меня автор и читатели за вольность интерпретации первых четырех строк стихотворения) :

я утекаю сквозь пальцы твои,
цепляясь за тонкий слой парфюма в памяти;
и нету дна у любви -
одни многогранности

Здесь есть и песок, и вода(«сквозь пальцы твои»), и запах («тонкий слой парфюма») — как символы нестабильности, но при этом есть грани — «многогранности» («и нету дна у любви — / одни многогранности»), которые в принципе снимают вопрос непостоянства, поскольку сами предлагают множественность вариантов разрешения ситуации, а значит априори неоднозначность.

Далее такой образно-романтический настрой все усиленнее перерастает в эмоциональный накал («мне светит вышка / за сердечное вредительство. / яркой вспышкой / статическое электричество...") — автор больше не прячется за эфемерным восприятием реальности, а открыто представляет жизнь во всей запутанности, что проявляется и в более жестких лексике и синтаксисе («кинестетика долбанная — / я была сломленная / а теперь… / еще не целая / но подклеенная. / слегка обезабражена болью / родом из прошлого").

Очень тонко через проговоренные на одном дыхании, практически заклинательным рефреном(«собою брошена, / жизнью огорошена. / я присыпаю солью, / потом, слизываю, / потом, залпом / беру нахрапом / очередную бутылку / и лечу, вдавив газ на полную") действия, автор приходит к сухой констатации («храня верность лишь себе / и фамилии / мерю шаги не киллометрами, а милями / и вдребезги. // и на дне»).
Интересно, как здесь (через образ дна) реализуется мысль о бессмертии любви как чувства и о конечной точке существования мира людей, которая становится и отправной точкой к внутренней свободе.

Кстати, к вопросу пространственно-временных отношений в данном произведение — это замысловато переплетенная сеть событий и следствий, идей и воплощений, как и сам текст структурно и лексически: бессмертие здесь — многогранность, смерть — дно и свобода одновременно… Такая вот головоломка.

Спасибо.
Автора рекомендую к прочтению.

Впервые опубликовано здесь

 

Теги: культура , общество , казнет , рецензия , Нахрапом бутылку , Аля Бржставицкая

Читайте также

1 комментарий