Обратная связь
×

Обратная связь

Огненная свадьба

    23 декабря 2015 в 22:59
  • 513,2
  • 222
  • 64
  • 513,2
  • 222
  • 64


На столе с игрушками стоит оловянный солдатик. Он стоит за пыльной коробкой с игральными картами и, прислонив к ней заряженное ружье, расстегивает подбородочный ремень высокого кивера.

Издалека доносится шум веселого бала. В картонном дворце горит восковая свеча, его братья в начищенных оловянных мундирах вальсируют с пучеглазыми немецкими куклами, пестрая публика: арлекины, медведи, пупсы — гуляет вокруг дворца, катается в лодках по зеркальному озеру, бросает с берега восковым лебедям крошки марципанового печенья...

Но оловянный солдатик не разделяет общего веселья.

«Проклятый сержант»...

Сняв с головы кивер, он оглядывает свою позицию. Дворцовый балкон как на ладони. Взяв ружье, оловянный солдатик ложится на стол. Кивер он ставит перед собой, используя его как опору для ружья. После, насыпав на полку затравочный порох, взводит курок и выцеливает балкон.

Сердце стучит как барабан. Потому что ОНА стоит сейчас на балконе. Раскрытый веер скрывает ее смеющееся лицо, самое прекрасное во вселенной, а проклятый сержант, смазливый оловянный хлыщ, держит ее за бумажную талию и, щекочет усами девичье ушко...

Впрочем, сейчас это закончится.

Выдох.

Щелк!

Замасленный кремень дает осечку. Ничего. Нужно ослабить винт, вытащить кремень и заменить его на новый.


— Вы, позволите, сударь?

Оловянный солдатик резко оборачивается. Позади него стоит тролль из табакерки с фокусом. Рожа как у черта. Одет как турок. Но, как всегда вежлив и обходителен.

— Так, вы позволите?

— Что вам нужно?
— Присесть. Выкурить трубочку. Поговорить.
— П-пожалуйста, — оловянный солдатик делает неопределенный жест рукой, чувствуя себя ужасно глупо.

Вытащив из кармана не то юбки, не то шаровар, шелковый платок, расшитый турецкими огурцами, тролль аккуратно расстилает его на столе и, присев напротив солдатика, принимается невозмутимо набивать трубку.


— Огоньком не угостите?

Оловянный солдатик, достает из сумки трут и кусок кремня. Поглядывая на странного гостя, он высекает искру, и, раздув тлеющий трут, передает его троллю. Раскурив трубку, тролль пускает облако ароматного дыма, после чего протягивает трубку солдатику.

— Нет-нет, спасибо, - отказывается тот, но тролль настаивает, и оловянный солдатик берет трубку и делает первую затяжку.

«Черт возьми»! — мелькает у него в голове, — «Какой ароматный табак! Не то, что наш самосад!».

Пока трубка выкуривается на двоих, тролль не говорит ни слова. Молчит и солдатик. Он старается не смотреть на свое ружье и тем более в сторону балкона. Проклятый сержант...

Наконец, докурив трубку и выколотив в ладонь черную золу, тролль с любопытством кивает на ружье и простодушно спрашивает:
— А, что это, вы тут делаете, сударь? Охотитесь на мух?

Оловянный солдатик украдкой бросает взгляд на балкон. Балкон уже пуст.

— Да, — говорит он, краснея, — Охочусь. Вы, господин тролль, кажется, распугали мне дичь...
— Ох, — тролль делает несчастное лицо, — Простите меня, вечно я некстати...
— Не извиняйтесь, скорее мне нужно поблагодарить вас за табак.
— Я могу поделиться, давайте сюда ваш кисет, нет, просто возьмите себе мой! И, раз уж мы поладили, могу я вас попросить об одолжении?
— Конечно.
— Пожалуйста, не называйте меня троллем. Я дэв.
— Дэв?
— Да, именно так. Я понимаю эти рога, и хвост... я и, правда, похож на тех, кого в этих краях называют троллями. Но все же я дэв. Потому что родом я не из Дании.
— Откуда же?
— Из Индии, сударь. И меня, и эту шкатулку с фокусом сделал когда-то один непутевый монах из Варанаси.
— Я никогда не слышал об Индии, — признался солдатик, и неожиданно для себя добавил, — А, вы не расскажете мне, ну... об этой... Индии?
— Конечно, — улыбнулся дэв, - Но предупреждаю, это будет очень длинный рассказ, так что, если вы потеряли интерес к вашей охоте — устраивайтесь надолго и поудобней.

Оловянный солдатик так и сделал, устроился поудобней у коробки с игральными картами, и, подложив под спину ранец, приготовился слушать.
И тогда дэв стал рассказывать ему об Индии.

Он рассказал о героях, о чудовищах и о богах, о священной реке Ганг, текущей во всех трех мирах — на земле, на небе и в преисподней, он рассказал о душителях, заманивающих путников в свои дома и об отшельниках, живущих среди крокодилов и обезьян, и еще о многом другом...


Когда он закончил рассказывать, оловянный солдатик от изумления долго не мог вымолвить ни слова.
— Я не совсем понял про воплощения, — сказал он, наконец, — разве жизнь не одна?
— Вспомните: «все они были братья, отлитые из старой оловянной ложки». У ложки тоже была жизнь. И даже цель.
Тут дэв, дотронулся до ружья, — Не расскажите о вашей… цели?


Оловянный солдатик опустил голову.
— Я хочу убить своего сержанта, — сказал он угрюмо, — Это и есть моя цель.
— Гм... сдается мне, - усомнился дэв, — Это не цель, а всего лишь средство для достижения некой цели, но какова цель, почему вы желаете смерти своему сержанту?
— Я люблю ее, а он… он стоит между нами.
— Понятно, — сказал дэв, - Что ж рассмотрим ваши действия с практической точки зрения, допустим, вы ухлопаете вашего бедолагу сержанта, но что потом, будете жить с любимой счастливо и долго? Сомневаюсь. Сказать вам, что будет дальше? Дальше будет товарищеский суд, вас вздернут под бой барабана на игрушечной виселице и вы больше никогда, я хочу подчеркнуть это слово, ни-ко-гда не увидите свою возлюбленную, да и захочет ли она после этого видеться с вами…
— Мне все равно не быть с нею, — глухо сказал оловянный солдатик, — Я одноногий калека, у меня жалкое жалованье, а вместо дома — продавленная койка в казарменной коробке. Разве она польстится на такого как я?

— Спроси вы моего совета, я бы сказал вам так: сейчас вы думаете об одном: то о вашем сержанте, то о собственном уродстве. Как я уже говорил, это приведет вас к виселице. Но можно и по-другому. Вместо того чтобы забивать голову местью и жалостью к себе, подумайте лучше о ней, только о ней - о вашей прекрасной возлюбленной. Любите ее, не требуя ничего взамен. И кто знает, как все еще повернется...

— Тут есть о чем подумать, — сказал солдатик, почесав под кивером оловянную голову, — А, вы не обидитесь, если я кое о чем спрошу вас?
— Спросите и увидим, — с улыбкой сказал дэв.
— Почему вы мне помогаете... вы ведь тро... простите дэв... ну... понимаете?
— Ах, сударь, вы опять судите по одежке. Эти рога и хвост — всего лишь шутка того склочного монаха, что вырезал меня из дерева. Старик был пьянчужкой, ел что придется, пил из лужи, спал в канаве под звездами и просто обожал дурацкие розыгрыши. Меня он, к примеру, создал для того, чтобы попугать молодоженов на деревенской виваха ягье, это такая огненная свадьба.

— Постойте, как вы сказали, огненная свадьба?

— Да, древний обряд очищения невесты и жениха священным огнем, считается, что такой обряд связывает влюбленных не только в этой, но и в последующих семи жизнях.

— Ух ты, — сказал оловянный солдатик, — Вот бы и мне такую свадьбу...

***

Позже, возвращаясь в казарму, оловянный солдатик остановился перед картонным дворцом. В окна Детской с улицы заглядывала луна, она отражалась от зеркала, изображающего озеро, и мягким светом озаряла спящий дворец. Бал окончился, и куклы разбрелись по своим коробкам. Восковые лебеди спали, спрятав нарисованные клювы под крыло. Оловянный солдатик смотрел на луну, озеро и лебедей. Он больше не думал о мести, о покалеченной ноге и хлыще сержанте, потому что все это, как оказалось, не имело отношения к его любви. И впервые он думал только о ней – о прекрасной бумажной танцовщице и еще о таинственном огненном обряде, которым можно связать влюбленных на семь жизней вперед...


Теги: вне потока

64 комментария

28 Porco
23 декабря 2015, 22:59

Спонсоры этого поста

  • arkadyrakhilkin
  • egocentric
  • avtor

Репост от

  • antikatipa
  • bober
  • DedbeD