Обратная связь
×

Обратная связь

Рабство

    18 декабря 2013 в 14:12
  • 42,6
  • 223
  • 8
  • 42,6
  • 223
  • 8

Анатолий почесал лицо. Происходило невероятное. Возможно, не обошлось без Бога. Анатолий верил в бога, поэтому почесал лицо, испытывая удивление. Напротив Анатолия, в позе «всё тлен», восседал, подобно архангелу Михаилу, литературный редактор. Этот человек был похож на фотографию в пожелтевшей от времени газете годов 30-х, имел на голове картуз, а в зубах «Полет». Анатолий стоял, потому сидеть ему казалось богохульством, а в Бога он верил. 

Литературный редактор сказал:

— У вас имеется талант, Анатолий. Его не нужно закапывать в землю.

Анатолий не поверил. Ему всегда утверждали обратное; даже хромая проститутка Наталья, которая делала ему минет за пятьсот в местной валюте, прочитав его стихов сказала:

— Что за хуйня?

Анатолий шлюху ударил. Звонко так, со всего размаху. Вообще-то женщин бить было не очень хорошо, потому что женщина, она чья-то мать, но шлюха — она не совсем женщина. Анатолий был в этом совершенно уверен. Поэтому нет-нет бил шлюх. Так, что на лицах у них оставались красные следы.

Но вот редактор, литературный, говорит, что несомненность таланта Анатолия просто-напросто неоспорима. Потому как силлаботоника, она так же мертва, как мертвые голуби, которые лежат на асфальте летом. Анатолий был озадачен. Потому как зимой голуби тоже могут умирать.

Прежде, чем Анатолий пришел в литературный журнал «Свободный стих», он перенес несколько замечательных переживаний:

— Во-первых: поразмышлял о природе вещей, думая про сон, приснившийся ему в субботу, за три дня до дня Первого Президента; (В этом сне рассматривались две основные теории путешесвия во времени согласно законам квантовой механики)

— Во-вторых: лег в позе эмбриона на балкон (балкон не застекленный, это важно), и стал тихонько плакать, чувствуя, как мохнатых ягодиц касаются снежинки; (В этом процессе пытаясь вывести слово вечность из собственных соплей)

— В-третьих: выпил 150 (сто пятьдесят) грамм виски в компании четырех унылых гомофобов, уверенных, что гениальность Пруста — выдумка евреев; (Что-то вроде обрезания)

Литературный редактор Анатолия ошарашил. 

— Ваша поэма, эммм… «Писающий Христос», агам-с… Это новое слово в современной поэзии. Я так считаю.

Литературный редактор так считал. 

— После Нового года… эммм… с наступающим вас и с прошедшими… счастья, денег, здоровья… так вот числа эдак 14 (четырнадцатого) января, ваше творчество появится на страницах нашего журнала. 

— Спасибо, — сказал Анатолий.

— Вам спасибо, — сказал литературный редактор.

Первым делом, выйдя из здания, в котором на втором этаже располагалась редакция литературного журнала, Анатолий позвонил маме.

— Алло, мама, — сказал он в трубку, аккуратно прикрыв её (трубку, а не маму) ладонью правой руки. Анатолий был левша, и поэтому именно в левой держал телефон. — Меня напечатали в журнале, мама, — сказал он, и улыбнулся. 

— Ура, — сказала мама. 

Потом Анатолий позвонил Наталье (её номер был сохранен в телефонной книге на букву «Н»), и сказал:

— Алло, Наталья.

— Алло, — ответила проститутка, прочистив горло. Видимо оно было чем-то занято в момент звонка. — Кто это?

— Это Анатолий, — сказал Анатолий.

— Какой Анатолий?

— Как какой Анатолий?

— Как какой, блядь? Какой, блядь, Анатолий? 
- Никакой.

Анатолий положил трубку.

Анатолий хрустел ботинками по молодому снежку, и курил. Он курил достаточно крепкие сигареты, которые ему не нравились. 

Теги: м&ж , культура , общество , анатолий

8 комментариев

484 SashaLevin
18 декабря 2013, 14:12