Обратная связь
×

Обратная связь

От Желтоксана к Жанаозеню

    28 декабря 2011 в 13:13
  • 0
  • 755
  • 0
  • 0
  • 755
  • 0

От Желтоксана к Жанаозеню

16 декабря, в День независимости, в Жанаозене спецназ открыл стрельбу по населению, поставив точку в 25-летней псевдодемократической эволюции Казахстана, которая началась с кровавого разгона демонстрантов в Алма-Ате ровно 25 лет назад, в декабре 1986 года.

Что случилось

В Жанаозене бунт. Сожжены здание акимата, гостиница, одно из зданий компании «Казмунайгаз». Прокурор назвал число погибших – 11 человек. Очевидцы говорят о десятках погибших и сотнях раненых.

Рабочие-нефтяники Жанаозеня еще в мае вышли на центральную площадь города и потребовали повышения заработной платы у руководства казахско-китайской компании. Им даже не удосужились дать ответ. Ответ дал председатель правления ФНБ «Самрук-Казына», председатель совета директоров «Казмунайгаза» Тимур Кулибаев. На одной из конференций он отмел как несостоятельные все требования бастующих.

Однако, похоже, нефтяные магнаты не учли один фактор. Им противостоял непростой народ. Казахи рода Адай, населяющие Мангистауский край, всегда славились неуступчивым характером.

Забастовщики полгода сидели на площади, жгли костры, спасаясь от холода. Не испугались даже точечных убийств своих активистов. Ситуация была тупиковая.

И вот неожиданно в День независимости случилась кровавая развязка.

Местные власти запланировали на площади праздник. Внезапно соседствующие бастующие бросились крушить сцену. Большинство из них были одеты в фирменные куртки нефтяников компании. Забастовщики теперь говорят, что это были совершенно незнакомые люди.

Что ж, провокация в тупиковой ситуации очень возможна, если у кого-то возникнут такие подозрения. Властям, как это поразительно ни звучит, выгодны преступные действия толпы. Правонарушения развязывают им руки. Бунт можно потопить в крови. Оправдание, пусть формальное, имеется.

Война

Кровавая бойня в Жанаозене сопровождается информационной сумятицей, которая, обретает типичные черты информационной войны.

В первый же день, 17 декабря, официальные информагентства сообщили о 10 человек погибших. По сообщениям же независимых источников, в Жанаозене после расстрела восставших убито более 70 человек.

Это ужасающая цифра. Для сравнения можно произвести показательный (хотя и циничный) перерасчет на Россию, население которой на порядок (то есть в 10 раз) больше, чем в Казахстане. Соответственно в России аналогичное происшествие означало бы 700 человек убитыми. Это национальная катастрофа.

В информационную войну уже вступили политологи, привычно занимающие одну сторону. Издание ca-news.org, например, оперативно разместило 17 декабря мнение директора ИАЦ МГУ Алексея Власова, российского политолога, который пояснил, что беспорядки в Жанаозене спровоцированы извне с целью расшатать стабильность в стране. «Очевидно, что ситуацию использовали оппоненты власти, пытающиеся манипулировать протестными настроениями из Лондона. Уже накануне в социальных сетях появились призывы к срыву празднования Дня независимости страны, который отмечается 16 декабря. За этим стоят попытки дискредитировать власть, возможно, намеренно пролить кровь», – заявил Власов.

Очень сильное заявление, нуждающееся, как и любое предположение, в доказательствах. Очевидно, их не будет. А будут в ближайшие дни взаимные обвинения: оппозиция будет обвинят в кровопролитии власть, а власть устами политологов и советников будет обвинять оппозицию, системную и не системную, лондонскую, мальтийскую или алматинскую.

Подоплека декабрьского дежа вю

Забастовка, а за ней и «декабрьские» события не могли случиться нигде, кроме Мангистау. Дело в том, что здесь проживают в основном казахи рода Адай. Это особый народ, всегда славившийся боевым характером. Казахи меж собой считают адайцев безбашенными. Помню, в нашей студенческой среде в Москве в 80-е годы был адаец. Мы шутили, что, придя с нами в пивную, он сразу оглядывает зал, прикидывая, кому придется бить физиономию.

Вспыхивающих от малейшего прикосновения адайцев легко спровоцировать на протест. И, возможно, в новых декабрьских событиях действительно имела место продуманная провокация, какая явно была использована в декабрьских событиях 1986 года, когда центральная власть в Москве решила устроить выступление молодежи и последующее показательное наказание. Неужели кому-то память подсказала и теперь включить тот же механизм? А что. Кто-то сотворил на площади в Жанаозене погром, а потом спецназ примерно наказал бастующих. Результат – площадь чиста. Нет забастовки – нет проблем.

А нация получит новый Желтоксан, новые страдания народа, новые жертвы репрессий, и спустя двадцать лет – героев событий, компенсации, награды…

Но с таким народом все же опасно обращаться как с бессловесным социумом.

В то время как запуганные круговой порукой, вовлеченные в общенациональный обман, замордованные тотальной пропагандой обыватели других городов и областей прячутся по квартирам, легко веря слухам о нарастающем терроризме, готовые все позволить абсолютной власти, лишь бы не было войны, а была стабильность, – адайцы генетически расположены к перманентному протесту. И может случиться, Мангистау превратится во вторую Нигерию, где 80% нефтяных доходов присваивает 1% населения, а нищие племена, населяющие дельту Нигера, ведут с властью и нефтяными компаниями перманентную гражданскую войну.

Кто виноват?

Президент Назарбаев, которому на днях едва не насильно вручили высшую почесть – звание «Халык Кахарманы» («Герой народа»), проявил себя, соответственно, как герой, объявив о введении в Жанаозене режима чрезвычайного положения. На экстренном заседании Совета Безопасности в тот же роковой день 17 декабря президент сказал: «По всем фактам правонарушений возбуждены уголовные дела. По моему поручению создана следственно-оперативная группа во главе с Министром внутренних дел. Эта комиссия примет все необходимые меры по выявлению и наказанию организаторов беспорядков, восстановлению общественной безопасности в городе. Виновные лица понесут наказание по всей строгости закона».

Судя по тону высказывания, организаторов будут искать не в структурах власти и не в руководстве нефтяной компании. Между тем остался висеть вопрос: мог ли Тимур Кулибаев, глава «Казмунайгаза», «развести» ситуацию, пойдя на уступки, повысив зарплаты и надбавки рабочим? Мог, но делать этого не стал. То ли советники подсказали, что уступать нельзя, то ли, как обычно происходит в казахстанском истеблишменте, было указание «сверху», а верх у нас ассоциируется с одним человеком.

Но и устраивать показательное противостояние с бастующими рабочими на виду всего мира, дискредитируя пышущий благополучием и межнациональным согласием Казахстан, никто не взял бы на себя смелость. То есть в деле кровавого подавления бунта в Жанаозене нефтяные магнаты не могли взять на себя ответственность приказать открыть стрельбу. В таком деле можно тотчас угодить под суд в роли кровопийцы.

Приказ вести огонь на поражение мог прийти только по вертикали власти. Недаром лидер нации мгновенно дал указание «выявить и наказать организаторов беспорядков», ни словом не обмолвившись о тех, кто стрелял по безоружным людям.

Строго говоря, в кровавых внутренних столкновениях всегда требуют ответа два вопроса: кто виноват? и кто убивал?

Как всегда, образуются два лагеря толкователей по первому вопросу.

Для власти, ее сторонников и политологов ответ очевиден: виноваты бандиты (модное слово – террористы), а также их идеологи, засевшие в Лондоне (Аблязов и иже с ним, если говорить прямым текстом).

Пострадавшие адайцы и их сторонники будут винить власть и Тимура Кулибаева.

Принять ту или иную позицию – личное дело любого гражданина. Истину, как показывает история, обнажит только время. Ибо истина раскрывается лишь на полотне, отображающем народный характер и всю национальную историю, а такое полотно ткется не днями и месяцами, а многими годами и столетиями.

Кто убивал?

А еще история учит: нельзя безнаказанно стрелять по своему народу.

Даже если народ бунтует, необходимо искать компромиссные решения, идти на переговоры, уважать народ, слушать людей.

Пример Бакиева, который дал приказ стрелять по недовольным кыргызам и очутился в итоге в изгнании, конечно, не показателен для Казахстана в целом. Но стрельба по народу в Жанаозене может стать началом весьма неблагоприятных для власти процессов.

А потому вопрос: кто убивал? – самый неудобный для власти. В случае декабрьских событий 1986 года, например, до сих пор никто не признается, кто дал команду жестоко разогнать демонстрантов, не останавливаясь перед жертвами.

Сейчас, впрочем, казахстанской власти нет нужды маскироваться. Всем понятно: стрелял спецназ, приказ отдавала власть. Президент, соответственно, и не требует наказать тех, кто стрелял. Он дал указание найти и наказать «организаторов беспорядков».

В такой ситуации власти насущно необходимо снять с повестки дня вопрос «кто убивал?». Он вообще не должен фигурировать в эфире.

Соответственно ни один казахстанский телеканал до сего дня не дал даже официальную информацию про расстрел в Жанаозене.

И далее речь в информационных сообщениях будет вестись только о бунте и бунтарях, но никак не о героическом спецназе, расстрелявшем безоружный народ, и не о тех, кто отдал приказ стрелять.

Что дальше?

Расстрел спецназом народа – это невиданная за годы независимости практика, напрочь меняющая представления о сложившемся государственном устройстве.

В истории «управляемой демократии» поставлена точка. Дальнейшее функционирование сложившегося управленческого механизма, разработанного и претворенного в жизнь лидером нации, возможно только одним путем, суть которого продемонстрирована в Жанаозене. Это – диктатура.

Независимо от того, как отныне поведет себя народ – будет ли он сидеть по домам, пугаясь любой страшилки, запущенной политтехнологами, или пойдет с протестом на площадь, власть отныне может действовать только диктаторскими методами.

Разумеется, государство должно эволюционировать, меняться качественно. Значит, установившаяся диктатура вроде бы должна улучшаться. Но это нонсенс. Дракон навсегда останется драконом. Волк никогда не будет вегетарианцем.

И что делать? Как эволюционировать?

А никак. Диктатура может измениться только двумя путями: либо развалиться сама, либо ее развалит народ.

На народ надежды мало, не всякий казах – адаец.

Но положение может поменяться очень быстро, и даже без помощи неких всемирных заговорщиков, поднявших, например, волну арабской революции. Достаточно, чтобы изменилась ситуация вокруг Казахстана, а она меняется стремительно, только мы этого не замечаем. Меняется Россия, в которой растет сила народного разума. Меняется Китай, стремительное экономическое развитие которого способно переформатировать государственное устройство. И вполне возможно, в течение непродолжительного времени, даже в пределах одной человеческой жизни, диктатура в Казахстане с его открытыми границами и продуваемым всеми ветрами информационным пространством просто потеряет актуальность. А тогда государственное устройство поменять легко – именно эволюционным путем. Нам просто некуда будет деваться от подлинной демократии без фальшивых выборов, без тотального обмана, в котором погрязла власть и который она навязала целому народу огромной по территории страны.

Вывод

17 декабря в Жанаозене спецназ убивал забастовщиков, полицейские стреляли по приказу в народ.

А страна веселилась, праздновала 20-летие независимости.

«Элита» получала ордена, обыватели пропивали заначку, молодежь оттягивалась на дискотеках или расслаблялась в кинотеатрах на голливудских блокбастерах.

И всем было начихать на страшную беду жанаозенцев.

Это и есть самый главный и, возможно, единственно важный вывод: никакой мы не единый народ. Пофигисты, обыватели, эгоисты и болтуны.

У нас много героев, но почему-то нет героизма, много умных людей, но нет ума у нации.

Мы опять промолчим, когда непомерно разбогатевшие люди во власти опять «изберут» себя.

Мы никогда не пойдем, как адайцы, под пули, потому что жертвенность характерна только для единой нации.

Нам словно повезло в истории, когда из нас столетиями вышибали дух свободы, и теперь радуемся стабильности, благодарим лидера за покойную жизнь и насильно даруем ему почести.

Ербол Курманбаев

Теги: культура , общество , Жанозен

Читайте также

0 комментариев

2247 Sedoy
28 декабря 2011, 13:13