Обратная связь
×

Обратная связь

Папа

  • 23,9
  • 445
  • 25

Раз уж начали говорить о семьях, о личном, о сокровенном, о родителях… захотелось поддержать эту тему. И немного рассказать об отце.

В семье папа всегда являлся непререкаемым авторитетом. Для него и по его слову делалось все — если мама готовила обед — то его любимые блюда, если производилась стирка-глажка белья — то папины вещи в первую очередь… Когда мы с сестрой были маленькими и совершали проказы, глупые или серьезные, наказывала нас, в основном, мама — она сперва отчитывала нас за безответсвенный поступок, из-за которого кто-то мог пострадать, порезаться-ушибиться-устроить пожар-утонуть и прочее, а иногда мы получали и весомый шлепок по мягкому месту. Тогда — было до ужаса обидно и стыдно, сейчас — думаю, правильно.

Папа к таким наказаниям не прибегал. Но ему было достаточно лишь раз хмуро посмотреть или сказать всего пару укоряющих слов, и совесть еще несколько дней горела на плечах жгучим ярмом… Такое не забывается.

Возможно, от того, что я была старшим ребенком, к отцу меня всегда тянуло очень сильно. Хотелось его признания, похвалы, отеческой ласки… Возможно, в силу того, что младшая сестренка была сладким, пухлым ангелочком, а я — уже вытянувшимся нескладным прутиком, мне зачастую не хватало внимания...

В любом случае, частенько в детстве я смотрела на папу «голодными» глазами, нестерпимо желая, чтобы он подольше подержал свою горячую ладонь на моей макушке, подольше мне улыбался, чаще обнимал меня и, хоть немножко, держал в своих объятиях.

Я знала, что отец меня любит, как и маму, как и сестренку, но мне… не хватало проявлений этой любви...

Шли годы, из «прутика» я превратилась в подростка, озабоченного учебой и собственными достижениями. В то время, думаю, я пыталась стать папе сыном. Много времени проводя с ним в гараже, роясь в двигателе, поднося ключи, закручивая гайки вместе с ним. Потом пришли выпускные классы, а с ними — экзамены, девичьи проблемы и прочее. К тому времени отношение к своему родителю я поменяла. Я сама стала относиться к нему с отеческой теплотой, оберегая, ухаживая, заботясь о нем. Я просто продолжала любить и принимать то тепло, что мне давали, не требуя большего...

Но день, когда я увидела ранимость и неприкрытую любовь ко мне этого человека, я сегодня нежно лелею в сердце.

Я поступила учиться в Астану, и ехать из Кустаная решили на машине: чтобы спокойно приехать и заселиться в общагу, чтобы привезти все необходимое, что может понадобиться в первый год… Когда заселение окончилось, и я оказалось в стенах первого самостоятельного жилья (пока одна, так как соседки мои к тому моменту еще не прибыли) — в незнакомом городе, без родных и друзей, — пришла пора папе возвращаться.

Он стоял между еще пока пустой спальней и необжитой кухней и оглядывал мое жилье каким-то потерянным взглядом. Я стояла сонная, усталая, помятая дневной беготней с документами и заселением, но и слегка взвинченная от впечатлений — новая жизнь, эмоции, друзья… Огромный город. Столица...

А потом его взгляд остановился на мне, и я в сильном, уверенном, подтянутом мужчине увидела изумленного, будто заблудившегося ребенка. Он смотрел так… Жалостливо, что ли?

И в этот момент я осознала всю силу отцовской любви — понять, что дочь наконец выросла, что она улетает из родительского гнезда, что ты уже не сможешь каждую минуту быть уверенным, что в случае нужды сразу окажешься рядом и поддержишь-утешишь-поможешь… защитишь… Это сбивает все напускное спокойствие, важность и непробиваемость… Это сметает с лица годы и оставляет тебя на пару мгновений совершенно незащищенным...

Но для меня этот открывшийся, слегка испуганный, образ оказался дороже всех остальных...

Папа молча подошел и крепко-крепко обнял. Прижал к себе худенькие плечи своей старшей дочурки. И вся моя веселость и предвкушение самостоятельности на миг замерли в изумлении… а потом плечики в отцовских руках стали подергиваться...

Я обхватила руками папину спину, со всех сил сминая пальцами края его рубашки, и вдыхала-вдыхала-вдыхала этот теплый запах… А папа прижимался подбородком к моей макушке и покачивался, словно баюкая меня.

Когда мы расцепили объятия, папины глаза были покрасневшими от слез, а я снова почувствовала себя маленькой девчонкой.

Прошли годы, но каждый раз, приезжая домой к родителям, после вагонов и гудков меня встречают объятия отца. И пусть я окунаюсь в них лишь на мгновение, они каждый раз тихонько шепчут мне об отцовских слезах. О его любви.

Теги: вне потока , папа

25 комментариев

176 Siniy_zvuk_vakuuma
30 июля 2012, 16:06