Обратная связь
×

Обратная связь

Похождения бравого солдата. Часть 2

    21 октября 2012 в 23:34
  • 38,9
  • 365
  • 27
  • 38,9
  • 365
  • 27

Похождения бравого солдата. Часть 2

 

Продолжение. Первая часть.

Стайки радужных кружочков в моем мозгу водили свой непрерывный хоровод, радостно и без умолку щебеча о чем-то своем. Я разлепил правый глаз и удивился свету. И понял он, что это хорошо! (Ветхий Завет, Первая книга Моисея, Бытие, 1, 4) В комнату бесшумно вошла красивая, статная, смуглая девушка и положила теплую ладонь мне на лоб:

— Очнулся?

Не дожидаясь ответа, деловито сняла «систему» и ушла, оставив легкий запах неизвестных мне духов.

— Динара, куда же ты? А нам как же? Чуточку внимания! – заскрипели койки на панцирных сетках… Эх!

— Это Динара! Она тут самая из всех! Хорошая девушка! – с чувством прошамкал откуда то справа стариковский шалюмо.

«А ведь здесь можно жить!» — как-то зашевелились, заворочались, поскрипывая и самоопределяясь, нащупывая привычные ориентиры, мозги…

Старик-сосед оказался прав. Динара оказалась девушкой старше меня лет на пять, незамужней и независимой. При всей своей броской красоте она была одинока, и ее одиночество вполне конкретно объяснялось каждому, кто хоть раз заглядывал ей в ее черные, как южная ночь, глаза. Есть женщины, красота которых возбуждает, открывая в мужике все мыслимые инстинкты охотника и самца, а есть такая красота, которая просто подавляет нахуй все позывы. Смотришь в эти глаза, и понимаешь: да, я чмо, маленькое и ничтожное! И только юношеский максимализм и задор не дает развернуться и уйти на Чехова, чтобы зло и жестко отодрать там в привычной комнатенке красивую и добрую Наташку, глубоко пряча свое ущемленное самолюбие стайного кобеля. Тем более, что профессор хоть и решил применить ко мне передовой метод лечения аппаратом Елизарова, но ходить я еще долго смогу разве что только под себя.

— Будем готовить к операции! – положа поднос с бритвенными принадлежностями на тумбочку и строго посмотрев на мое бесстыже вздыбленное одеяло, сказала Динара. Рука в резиновой перчатке смело откинула полог, прикрывавший мой гордый стержень. Палата, заулыбавшись, затихла. Я безучастно смотрел снизу вверх на медсестру, стараясь делать это свысока.

— Приступайте! – как можно независимее произнес я. Палата одобрительно зашлась в кашле.

— Придержите свое… хозяйство рукой! – не терпящим возражения голосом выдала Динара, и я увидел, как на смуглом лице разлился багровый румянец.

— А есть такая необходимость? – парирую я, и палата дружно и шумно зашелестела страницами, забулькала компотом и зашуршала сигаретными пачками и фантиками. Один – ноль! Победно пронеслось в уме.

— Ну что ж, если тебе все равно… — холодно улыбнулась, сверкнув кагбэ безопасной «Невой» в руке, Динара, и мой стержень как-то сразу обмяк и съежился.

— Да, конечно, я придержу… — замямлил я, и палата снова заулыбалась, шурша своими бумажками уже явно не в мою пользу.

Ну, Динара, доберусь я до твоих каштанов, даже если придется попалить морду своего лица! – заливаясь краской, поклялся себе я, поддерживая двумя пальцами свое пошатнувшееся эго.

Неприступная крепость Динары пала под натиском молодости и обаятельного нахальства на второй неделе после операции, которая прошла не совсем удачно, поскольку похуизм, как оказалось, в Киргизии был присущ не только войскам, но и медицине. Анестезиолог умудрился настолько переоценить мои физические возможности, что во время операции у меня случилась остановка сердца, и заводить его пришлось команде профессора с толкача. Очнувшись через сутки со страшной головной болью и слегка путая реальность с галлюциногенными мультфильмами в своей голове, я вдруг ощутил, как над ней вдруг стал отчетливо проявляться ореол мученика. Естессно, это тоже было максимально эффективно использовано в осаде крепости Динары. Дальше переживания, перевязки, швы, первые шаги с Динарой в обнимку, ее частые дежурства, наши ночные разговоры, — все вело к тому, что неотвратимо должно было случиться. Динара оказалась вулканом страсти, бешенным потоком любви, долгое время не дававшим затянуться швам на моей измученной ноге. Наверняка, именно этот опыт в дальнейшем придал моим страстям тот терпкий налет легкого мазохизма.

Но случилось так, что моя победа оказалась пирровой. Динара отдавалась безудержно, без остатка, но совершенно не по-женски! Вернее, ее любовь была любовью самки богомола. Она питалась своими самцами. Мое счастье, что я быстро это понял, да и в принципе, мне и самому эта победа была нужна, как зарубка на луке. Мы расстались просто, без сожалений, с легкой и светлой грустью. Именно в то время началась совершенно другая, большая история, вызванная сладким и пьянящим, как южная весна, явлением, которое на человеческом языке называется, как Медицинская Практика, ныне называемая интернатурой. Но это уже история для следующего поста.

А вам всем спокойной ночи или хорошего дня, в зависимости от времени суток.

Продолжение следует.

© SkyChild

Теги: вне потока , креатив

27 комментариев