Обратная связь
×

Обратная связь

Гляделки заканчиваются

    20 ноября 2012 в 15:22
  • 48,1
  • 761
  • 158
  • 48,1
  • 761
  • 158

Окончание. Начинаются «Гляделки»здесь, продолжаются здесь

Вир улыбнулся Лоре так, как человек, разом потерявший всё, улыбается вновь блеснувшей надежде. И получил в ответ точно такую же улыбку. А их игра в гляделки, игра, которая уже явно переросла во что-то намного большее, продолжилась. С небольшими перерывами она так и продолжалась вплоть до самого окончания Новогоднего бала. То есть до утра.

На заре директор ДК, которого они любя дразнили Экрановичем, появился в дверях своего кабинета и сложил руки крестом на груди. Этот трагичный жест означал, что пляски на сегодня завершены. И отыграв с огоньком последний танец, Вир, Гриша и компания закончили Новогодний бал. Экранович, по своему обыкновению, вызвал лёгкую панику у населения, выключив концертное освещение, однако позабыв при этом включить обычное. Но тут же исправился и под жёлтым, тусклым, уже совсем не праздничным светом народ с шумом потянулся на выход, полностью заслонив от Вира девушку. Но Вир этого почему-то уже не боялся. Потихоньку сматывая шнуры и собирая аппаратуру, он лишь изредка поглядывал в ту сторону, где стояла Лора, и ждал, когда народ схлынет окончательно.

Наконец, за исключением лишь пары мертвецки пьяных, которыми немедленно занялся Экранович, публики в зале не осталось. И Вир увидел то, во что верил, а точнее даже не верил, а почему-то уже точно знал – возле колоны, на ковре из густо рассыпанных по полу дождиков и конфетти, одиноко стояла девушка-блондинка. Она спокойно и легко улыбалась ему и всё так же неотступно смотрела на него своими чарующими зелёными глазами.

Вир спрыгнул с эстрады и пошёл к ней. Идти было не так уж и далеко, но Виру казалось, что он шёл к ней пол своей жизни. Он шёл и с каким-то странным чувством, совсем по-новому рассматривал девушку, на которую смотрел всю ночь. При обычном свете она казалось ему какой-то другой и немножко странной. Но глаза… Глаза были всё те же.

Он подошёл к ней совсем близко, почти вплотную, наклонился и тихо сказал:

— Может, отпустишь меня?

А она, вызывающе вздёрнув свой подбородок вверх, так же тихо ему ответила:

— А я тебя не держу…

— Держишь, — ласково сказал Вир. – Вот ними держишь, — и он нежно провёл пальцами по её брови и щеке.

И когда он прикоснулся к ней, по его пальцам, руке и дальше по всему телу вдруг пробежал какой-то будоражащий ток. И прежде чем он осознал, что делает, Вир, наклонившись ещё ближе, скользнул рукой ей под волосы, и, бережно взяв за шею, поцеловал в так призывно манящие губы. Правильнее будет сказать, что он даже не поцеловал её – он, припав к её губам, её пил. Как истосковавшийся по воде и умирающий от жажды путник пьёт такую долгожданную и такую бесценную каждой своей каплей родниковую воду.

Девушка ответила на его поцелуй, и ответила неожиданно страстно. Их поцелуй моментально стал жарким и горячим, как полдень в Сахаре, с каждой секундой становясь только жарче и жарче. У Вира окончательно пошла голова кругом, кровь бешено застучала в висках, а глаза застлала туманная пелена. Чувствуя, как кровь в жилах у него закипает в самом прямом смысле слова, он властно притянул девушку к себе… и услышал за спиной жидкие аплодисменты.

Вся его группа, лыбясь, бесстыдно пялилась на них. А Гришка, вздохнув, ещё и прокричал:

— Вир, ты мой Вир… Совет да любовь, конечно. Но ты помни – моё предложение всегда в силе…

И Гриша многозначительно наклонил голову.

Вир отмахнулся от них, и снова повернулся к девушке. Её изумрудные глаза сейчас сияли как никогда. Они просто пылали неистовым зелёным пламенем, разжигая точно такой же безумный огонь и в сердце Вира.

— Подожди меня минутку – я сейчас, — прищурившись, сказал он, чувствуя как от непереносимого желания снова ощутить вкус её губ, снова окунуться в её запах и снова утонуть в её мягкой податливости его начинает трясти крупной дрожью. – Сейчас мы тут всё закончим…

Но она неожиданно отрицательно покачала головой:

— Меня подружки ждут. Не хочу давать им повода для сплетен.

— А мы ещё им не дали повода для сплетен? – саркастично усмехнулся Вир.

— Ещё нет, — улыбнулась она, и мягко высвободилась.

— Я завтра приду. Одна, — сказала она, виновато и как-то неловко улыбаясь ошарашенному Виру. – Вы же завтра играете?

Вир кивнул. Тогда она улыбнулась ему уже своей обычной, лёгкой и загадочной полуулыбкой. И быстро поцеловала в щеку. Опять запустив своей близостью, мягкостью, запахом своей кожи и волос в Вире такую бурю желания, что он снова невольно потянулся к ней. Но она, качая головой, быстро и легко от него отпрянула.

И вовремя: в зал вломилась стайка шумных девушек, которые прямо с порога начали кричать:

— Лора! Лариска! Пошли, что ты тут застряла! Пойдём скорее — нас же ждут!

И, схватив её за руки, потащили к выходу. А высокая девушка-брюнетка, держащая Лору за правую руку, заинтересовано посмотрела на Вира и игриво спросила:

— А это что за мальчик? Тот самый, с которым ты в гляделки играла? Симпатичненький!

Лора вдруг с силой вырвала у неё свою руку и посмотрела на подружку так, что у брюнетки разом сползла с лица игривая улыбка, и она начала торопливо оправдываться:

— А что я сказала-то, что я сказала? Ну, симпатичный мальчик, ну ведь правда симпатичный, что тут такого?…

Но, напоровшись на ещё более угрожающий взгляд своей подруги, она совсем замолчала, и их компания выскочила из зала.

Вир подошёл к окну, чтобы ещё раз взглянуть на Лору. Однако, похоже, что они пошли другой стороной — он её так и не увидел.

Прислонив своё пылающее лицо к холодному стеклу, Вир смотрел на всё укрывающий белый снег, улыбался и думал, что вот и начался новый год.

Вир не знал, что этот новый год принесёт ему. Он не знал, что почти до самых краёв этот год будет наполнен яркой, шальной и сумасшедшей любовью. Любовью страстной, жгучей, полной бурных ссор и ещё более бурных примирений, неспешных прогулок в парке под луной и спонтанного секса в самых неожиданных местах. Его первого в жизни решения жениться и первого в жизни жесточайшего разочарования, когда его любви Лора всё-таки предпочтёт вернувшегося к ней мужа.

Ничего этого Вир не знал. Он просто смотрел на беззвучно падающий с неба лёгкий пушистый снег и был счастлив. Он был влюблён, его любили. И впереди у него была вся жизнь.

Теги: вне потока , м&ж , музыка , Глаза

158 комментариев

159 Virvir
20 ноября 2012, 15:22