Обратная связь
×

Обратная связь

Как была ты, право, на войне?

    19 января 2013 в 01:24
  • 63,2
  • 754
  • 50
  • 63,2
  • 754
  • 50

Я столько раз видала рукопашный,

Раз наяву. И тысячу — во сне.

Кто говорит, что на войне не страшно,

Тот ничего не знает о войне.

От Надюши, моей лучшей подруги, я когда-то, впервые, услышала стихи этой поэтессы… 

Мы были тогда неприлично молоды и беспечны, но тем неожиданней, как осколками снарядов, давно случившейся войны, пронзила сердца десятилетних пионерок, поэзия Юлии Друниной.

Помню, как сейчас тот маленький, передаваемый из рук в руки, потрёпанный сборник её стихов «В солдатской шинели». 

Я тогда буквально заболела ими. Теми самыми — ранними, «незрелыми», по мнению, приемной комиссии Московского Литературного Института, куда она не смогла поступить с первого раза в 1943 году, но такими понятными, сильными и душевными по сей день. 

Мы знали их все, наизусть. 

И, надо признаться, декламировали их гораздо охотнее и чаще, чем обязательные к изучению, стихи и отрывки из поэтических произведений школьной программы.

Образ девушки-бойца — судьба самой Юлии Владимировны, преодолевшей, наравне с мужчинами, все невзгоды и лишения военной жизни.  Война — поделившая её творчество на «до»  и «после», не оставила ей другого выхода… Война-любовь – так можно охарактеризовать тематику, которая стала главной в творчестве этой великой женщиныЮлии Владимировны Друниной 

А это   — моё самое любимое.

Зинка

Мы легли у разбитой ели,

Ждем, когда же начнет светлеть.

Под шинелью вдвоем теплее

На продрогшей, сырой земле.

 

— Знаешь, Юлька, я  против грусти,

Но сегодня она не в счет.

Дома, в яблочном захолустье,

Мама, мамка моя живет.

 

У тебя есть друзья, любимый.

У меня  лишь она одна.

Пахнет в хате квашней и дымом,

За порогом бурлит весна.

 

Старой кажется: каждый кустик

Беспокойную дочку ждет

Знаешь, Юлька, я  против грусти,

Но сегодня она  не в счет.

 

Отогрелись мы еле-еле,

Вдруг приказ: 'Выступать вперед!'

Снова рядом в сырой шинели

Светлокосый солдат идет.

 

С каждым днем становилось горше.

Шли без митингов и знамен.

В окруженье попал под Оршей

Наш потрепанный батальон.

 

Зинка нас повела в атаку.

Мы пробились по черной ржи,

По воронкам и буеракам,

Через смертные рубежи.

 

Мы не ждали посмертной славы,

Мы со славой хотели жить.

Почему же в бинтах кровавых

Светлокосый солдат лежит

 

Ее тело своей шинелью

Укрывала я, зубы сжав.

Белорусские хаты пели

О рязанских глухих садах.

 

Знаешь, Зинка, я  против грусти,

Но сегодня она не в счет.

Дома, в яблочном захолустье

Мама, мамка твоя живет.

 

У меня есть друзья, любимый

У нее ты была одна.

Пахнет в хате квашней и дымом,

За порогом бурлит весна.

 

И старушка в цветастом платье

У иконы свечу зажгла

Я не знаю, как написать ей,

Чтоб она тебя не ждала.

Теги: поэзия , культура , выход есть

50 комментариев

179 Zabawa
19 января 2013, 01:24