Обратная связь
×

Обратная связь

Письма в никуда (37)

    15 марта 2012 в 10:11
  • 0
  • 92
  • 0
  • 0
  • 92
  • 0

 

             37

 

Есть книги, которые любишь читать за то, что они никак не будоражат мозг, а, наоборот, как бы усыпляют его активность. Ибо воображение – самая разрушительная страсть. В таких произведениях все слова находятся на своих местах, и они просты, понятны и недвижимы, как вещи. Я читаю сейчас такую книгу и параллельно со своим чтением записываю мысли, возникающие при чтении. Можно ли сказать, что я читаю и пишу одновременно? Автор о чем-то говорит, я слушаю его краем уха и получаю удовольствие от его присутствия. Так порой не слушаешь собеседника, но радуешься тому, что он здесь, рядом с тобой, живой и обращается к тебе с таким интересом. Это ведь доказывает и твое существование тоже.

 

Особенно хорошо читать такую прозу перед сном, чтобы не возбуждать безумие души. Такая проза своей скукой и медлительностью происшествий соответствует общему движению жизни. Никаких особенных событий, никаких взрывов и маниакальных приступов бессонницы. Вот он проснулся, вот он заснул. Чтение таких книг подобно смотрению в окно. Выхватываешь любые слова в отдельности и просто наслаждаешься их видом. Подобные книги я бы назвал полезными и даже хорошими. Их польза в том, чтобы не забывать, как выглядят слова в лицо. Потому что у каждого слова свое лицо. Слова тоже похожи друг на друга и одинаково себя ведут, точь-в-точь как люди. Бывают слова близнецы, омонимы. Ну и т.д. Такие книги, как пресная вода: просто пьешь прозрачность языка, не таящего в себе никаких выявленных тайн.

 

Уже вторую ночь я пробуждаюсь в странном буйстве и не могу уснуть до рассвета. Что это? Весна? Сначала слышно, как разносится собачий  лай, словно кошмарные сны. А вот под утро в почти абсолютной тишине поют невидимые птицы. Этой ночью мне показалось, что их пение напоминает китайский язык – та же вытянутость гласных, только из гласных оно и состоит, та же писклявость и неожиданная резкость звуков. Должно быть, китайцы учились языку у птиц. Это птичье пение напомнило о том времени, когда мне было двадцать года, и я только начал работать в школе. Так как на работу нужно было к девяти, а вечером я возвращался с головной болью от радостного детского шума, то я просыпался в полпятого утра, чтобы часа два почитать. Я просыпался раньше птиц и даже видел, как одна маленькая птица спит на одной ветке. Это была зима, и от нее исходил едва уловимый пар дыхания. И мне было смешно думать: вот птица курит. А потом они просыпались и пели. Неправда, что птицы поют только весной, зимой они тоже поют. Дело в том, что сам человек их не слышит.

 

Мучаясь этой птичьей бессонницей, я наконец-то нашел доказательство, что говорю языком немоты. Я доказал это математическим методом. Для этого нужно просто взять отношение количества произнесенных слов к количеству невысказанных. Допустим, я произнес сейчас сотню или даже сотню тысяч слов – хотя сомневаюсь, что знаю столько слов, особенно после бессонницы. Так вот отношение конечного числа к бесконечности равно нулю. Вывод таков: всякий автор – это говорящая немота.

 

Теги: вне потока

Читайте также

0 комментариев

812 ZairAsim
15 марта 2012, 10:11