Обратная связь
×

Обратная связь

Чифирь

    10 ноября 2011 в 10:34
  • 12
  • 904
  • 19
  • 12
  • 904
  • 19

Демьяна привезла под утро милиция. Он был пьян, деньги и документы отсутствовали, что резко снижало его ценность в глазах доставившего патруля. Менты клятвенно заверили врачей приемного покоя в том, что Демьян, стоя на четвереньках, лаял на прохожих, пытался покусать фонарный столб, что это прямая забота лечебного заведения. Так как даже неспециалисту ясно: имеет место психическое расстройство и тд. Умыли руки с мылом, и были таковы.

Появление Димки (Демьян — прозвище, приставшее к нему намертво) сильно разнообразило жизнь Кирилла, и не менее сильно озадачило медперсонал. Димка был невысокого роста, светловолосым. Но энергии, заключенной в его теле, с избытком бы хватило для решения энергетического кризиса небольшой страны. Он отличался веселым, легким характером и непреодолимым ничем жизнелюбием. Выпускник детдома, принявший фамилию Бедный (отсюда и прозвище, ставшее вторым именем), постоянно теряющий документы, был постоянным клиентом приемников-распределителей. Успел побывать в рабстве, объездить пол страны, постоянный «экстрим» закалил его тело и дух. Казалось, не могло быть ситуации, которую Демьян тут же не мог взять под контроль. Он учил Кирилла, как варить пельмени, имея в своем распоряжении кастрюлю, вату, свечу и, конечно, сами пельмени; как изготовить свечу из лоскутка простыни; и как сварить чифирь в пластиковой бутылке на костре из газетных полос. Именно последнее стало головной болью санитаров, призванных следить за порядком.

В отделении, где судьба свела Кирилла с Демьяном, чай был под строжайшим запретом. Объявления, развешенные на стенах комнаты свиданий, призывали родственников не приносить заварку, деньги, режущие предметы и, естественно, спиртное с наркотиками. Из всех перечисленных зол именно заварка стояла на первом месте. Чифирь был традицией не только Зоны, но и Дурдома, — по сути, близнецов братьев. Он возбуждал нервы, снимал действие лекарств. Так приятно было, запустив по кругу бокал с обжигающей черной жидкостью, обсудить последние события. И что самое главное — чифирь кумарил.

5b61d3.jpg

Главный враг «традиции самураев» был санитар по прозвищу Балда. Некоторые смотрели на свои обязанности сквозь пальцы, лишь бы не было алкоголя, драк, да лекарства пили исправно. Балда же, бывший сотрудник внутренних войск МВД, относился к своим обязанностям со «святым» рвением, не на страх, а на совесть. Кроме чифиря, ставшим для него уже не злом, а пунктиком, была у него еще одна странность — он брил. Пациент с трехдневной щетиной воспринимался им как личное оскорбление. Новоприбывших, носивших бороду, он встречал криком:

— С какого зоопарка ты сбежал? После чего тащил несчастного к зеркалу, и клиент понимал, что он не сбежал из зоопарка, а как раз попал в него.

Объяснить страсть Балды не мог никто, может в нем погиб великий стилист и парикмахер, а может шиза, все-таки, передаётся воздушно-капельным путем. Избежать очереди к нему на процедуру не мог никто, личные бритвы запрещались вторым пунктом внутреннего устава, и поэтому, наплевав на гигиену, всех брили одним лезвием. Кирилл себя особо брезгливым никогда не считал, но среди клиентов попадались такие особи. Поэтому после продолжительных препирательств он выбил для себя так сказать, право «первой ночи»: эту процедуру всегда начинали с него. Закончив с гигиеной, Балда принимался за поиски и уничтожение «черного змия». Главным оппонентом поначалу был один Демьян. Но после технологию варки в пустой бутылке из-под минералки освоили еще двое или трое пациентов. Правда она имела множество недостатков: дым, копоть выдавали готовившего с головой; а Балда нюх имел собачий. Воду до кипения доводить было довольно сложно и долго, поэтому Демьян был в поиске новых «космических» технологий. Балда пытался всеми силами способствовать скорейшей выписке Димки, но здесь случился казус: родственников и документов Димка не имел. Каждую неделю завотделением вместе с Димкой отправлялся к главврачу. И каждый раз дело кончалось одинаково: главврач говорил, что на улицу людей не выписывают, этика, мол, медицинская не позволяет, вот если была бы родня, или документы, тогда дело другое. Димка уже на полном серьезе готовился перезимовать в дурке, о чём говорил он Кириллу за запрещенным чифирем:

— Кормят, обувь опять же у меня не зимняя, санитаркам полы мою, они мне за это то сигарет, то заварку подкинут, таблеток не дают — диагноза-то нет, жить, в принципе, можно. А к замкнутому пространству я в распределителях привык. Там месяц сидишь, а после — с формой номер три. Да и здесь, может, какую-никакую бумажку выправят. А то нонсенс, в общем вы здесь по болезни, а я по статусу юридически-врачебного казуса. Эх, если бы еще не Балда, вообще была бы лафа...

И, довольный своей шутке, он засыпал.

На утро Демьян нашел долгожданный новый способ: он отломил от стальной полоски, которой к полу крепился линолеум, два небольших кусочка. Из простыни были добыты нитки. Вставив между металлическими полосками кусочек дерева, закрепив конструкцию нитками, и подсоединив два провода, отрезанных от неработающей электропроводки, Демьян получил примитивный кипятильник. Розеток в отделении, естественно, не было. Зато в наличии имелись лампы дежурного освещения, располагающиеся под самым потолком. На них Демьян устанавливал, взятую напрокат у Кирилла, книгу, на неё ставил, неизвестно где добытую, стеклянную банку. Банки были также под строгим запретом (отличный материал для режущих осколков). К проводке ламп подключался кипятильник. Десять минут и, при полном отсутствии гари, без пыли и шума, был готов прекрасный кипяток. Балда торжествовал: исчезновение признаков костров в туалете в начале его радовало: верный признак победы одержанной им в борьбе с чаем. Между ними с Демьяном даже установилось некое подобие дружеских взаимоотношений, но ненадолго.

Однажды черти занесли Балду в палату Димки, когда он снимал банку с ламп. Увиденное поразило Балду в самое сердце. Мало того, что чифирь не только не прекратили пить, так еще, как теперь он понял, пили больше, так еще и возникшая угроза поражения электричеством, короткое замыкание и, как следствие, пожар. Балда с истошным воплем: «Они там, на потолке чай варят», — понесся к завотделением. К моменту прихода последнего с проверкой все следы варки были уничтожены. Балда, в суматохе не рассмотревший всю технологию, толком ничего объяснить не мог, и только тупо повторял фразу про потолок. Неординарность этого заявления послужила поводом для отправки Балды в двухнедельный отпуск в связи с переутомлением и с целью лечения расшатанных тяжелой службой нервов.

Демьян вздохнул с облегчением, и чаеварочный завод заработал с невиданным доселе размахом...

 

 

 

Отрывок из романа «Километр неба...»

Теги: Километр неба , роман , дурдом , чиф , культура

19 комментариев