Обратная связь
×

Обратная связь

Диспетчер снов

    05 декабря 2011 в 17:56
  • 8
  • 401
  • 20
  • 8
  • 401
  • 20

Скоро выходит книга. Беседин готовит обложку, Погода пишет послесловие, что само по себе настораживает, но ладно. Восспринимается она как груз — то. что давно пора скинуть с плеч и отпустить, и наконец добить вторую часть. Некоторые рабочие моменты будут выкладывать на Орде. Вдруг благодаря комментам сюжет и в сторону вилнет, жизнь то она непредсказуемая. Как то так.

 

Вобщем, «Диспетчер снов»

 

 

— Че! – резкий окрик оторвал меня от окна. На кухню, где я, собственно говоря, и замер, растворяясь в чернильной пасторали ночи, вплыла Катька. Не вошла а именно вплыла, по- другому назвать её походку, вызванную то ли огромными пушистыми тапками в форме давно не стриженных спаниелей, то ли маленьким ростом и практическим отсутствием веса, я определенно затрудняюсь.

– Ну опять выдумал, без света. Ты чего, снова меланхольничаешь? – полушутливо, полу гневно спросила она. Явно подразумевая: « Какого черта, неврастеник, опять в депресняке? Тут такая дама свалилась небесным подарком, а ты грузиться вздумал.

— Нет. Что ты Катюша? Всё ровно, – я заторопился подтвердить все её претензии на «главное счастье» моей жизни. До этого с женщинами мне откровенно не везло. Впрочем, как и с именем. Звали меня Эрнест. В просторечье Че. Че Гевара.

Дед, большой поклонник буйного команданте, в частности, и идеи мировой революции, в глобальном масштабе, умудрился настоять на имени знаменитого аргентинца в свидетельстве о рождении, которое плавно перекочевало в паспорт. Нет, в детстве оно мне даже льстило. В советской школе я был живым примером нерушимой дружбы советского и кубинского народов. Четким воплощением идеи Марксизма – Ленинизма в жизнь. Неприятности начались позже, когда кто-то из одноклассников услышал фразу» «Чё — по- китайски «жопа». В глаза, конечно, не называли, но мне было достаточно того, что я точно знал, как меня кличут за спиной. Явно с такими позывными среди одноклассниц успех мой был равен нулю. Приходилось маскироваться под кличками. В церкви где я провел юношеские годы, сбежав от рушившейся системы и от призрака, внезапно возникшего после смертного наказания пришлось зваться Мефодием. Это легко. Имя Эрнест в святках нет, так пожалуйте, ляпнул, что при крещении зовут Мефодий и готово. Когда крестился по настоящему, упросил крестившего меня игумена, наречь именем Кирилл, с этим связаны не очень приятные воспоминания о желтом доме. С женщинами сложилось следующим образом — церковная русалочка взбаламутила душу и послужила началом расставания с храмом. А когда после она плавно перетекла в мою супругу, к тому времени закончившую мед институт по специальности психиатр и стала весомой Н. я запутался окончательно. Дело в том что Н., а следовательно и Русалочка в итоге оказались ничем, и предлог моего заточения в Дурку теперь выглядел более прозаически чем казалось вначале. Какой демон, какие голоса. Несколько лет призрака под боком, о котором я твердил окружающим, или мне казалось, что твердил и привели к плачевному исходу. Еще одна причина вздрогнуть при Катькином окрике. Я внимательно посмотрел на неё, мысленно задаваясь вопросом

— А не призрак ли ты, милое создание?

Та истолковала мой взгляд по своему, и, прильнув ко мне всем телом, жарко зашептала:

— Что, пошли в спальню – её рука скользнула вниз, одновременно вгоняя в краску и возбуждая. Естественно, прошлые сексуальные партнеры фантомы, так что получается я почти девственник. Или не помню. Странное прошлое различить в нем явь и миражи трудно. Причем начинаешь уточнять у живых очевидцев событий, смотрят с подозрением еще бы – диагноз. А прошлое, выдаваемое мне порционной нарезкой во снах, доверять которым тоже ой – ой – ой, иногда заставляло задуматься может лучше ничего, чем такое. Причем видел я себя во снах со стороны, кино мне про меня. Частенько бывало в последнее время стоит автобусу несущему мое тело набрать скорость, замелькают за окном грязь и пейзажи лентой снега, и до сведенья скул охота окончить путь в стене бетонной. Тем временем Катька уже не ласкала, тащила в сторону спальни. Честно говоря, я особо и не сопротивлялся, но спальня помимо секса таила опасность сна. И это вводило в смятение и настораживало.

Теги: культура , километр неба , наброски , черновики , что делать

20 комментариев